Европа вызывает Россию на разговор

Эммануэль Макрон предложил активизировать усилия по укреплению обороны ЕС

  
5283
На фото: президент Франции Эммануэль Макрон
На фото: президент Франции Эммануэль Макрон (Фото: Zuma/ ТАСС)

Диалог с Россией необходим Евросоюзу для обеспечения собственной — европейской — безопасности. Об этом 27 августа на ежегодном совещании с французскими послами в Елисейском дворце заявил лидер Пятой республики Эммануэль Макрон.

По его словам, которые со ссылкой на французское издание Le Monde цитирует RT, «Европа больше не может перекладывать ответственность за свою безопасность на одни только Соединённые Штаты. Наша задача — взять ответственность на себя и обеспечить европейскую безопасность, а значит, и суверенитет».

С этой целью Макрон призвал «пересмотреть архитектуру системы европейской обороны и безопасности». Начав обновленный диалог, в первую очередь, с Россией относительно вопросов кибербезопасности, химического оружия, классических вооружений, территориальных конфликтов, безопасности в космосе, защиты полярных зон.

Впрочем, в своем желании дистанцироваться от США французский президент вовсе не рвет шаблоны. Поскольку еще до него канцлер Германии Ангела Меркель ошарашила европейских партнеров признанием, что они больше не могут рассчитывать на военную помощь США и должны «взять свою судьбу в свои руки».

Недовольство политикой Вашингтона, который вводит санкции в ущерб экономическим интересам Европы и Германии, выразил недавно и глава МИД ФРГ Хайко Маас.

Читайте также

А накануне тот же Маас, находясь на конференции в Бухаресте, заявил о том, что ЕС нужны добрососедские и доверительные отношения с Россией в долгосрочной перспективе, поскольку это отвечает интересам его собственной безопасности.

То есть, две ведущие державы Евросоюза почти в один голос призывают не только к налаживанию отношений с Россией, но и к стратегическому партнерству с ней в вопросах обеспечения собственной безопасности.

Но можно ли в этой связи говорить, действительно, о прорыве в отношениях Брюсселя и Москвы? Или же никаких серьезных подвижек ждать не стоит?

— Нет, никаких прорывов ждать не стоит, — комментирует ситуацию руководитель Центра европейских исследований РИСИ, доктор политических наук Людмила Воробьева. — В политологии есть такое понятие «акционизм», в которое укладываются все эти публичные заявления Макрона, Мааса и т. д. Это можно сравнить с усиленным бегом на месте. Много слов, много энергичной жестикуляции, а движения вперед нет. Преодолеть давление Америки они не могут. Нет у них такого ресурса, к тому же, Америка пока обеспечивает их безопасность.

Что же касается этих «кивков» в сторону России, то это, так сказать, для усиления контроля и оказания влияния на нашу страну по ключевым вопросам, о которых упоминает Макрон.

Я напомню, был у нас в свое время Совет Россия-НАТО, и на словах, вроде бы, даже какое-то сотрудничество велось. Но мы практически ничего не решали, и альянс продолжал двигаться к нашим границам.

Больше ни на какие уловки Запада Россия, конечно, не пойдет.

Мы заинтересованы в нормальных отношениях с Евросоюзом и его лидерами, но не только на их условиях. Нам тоже надо выставлять свои.

По мнению старшего научного сотрудника Института всеобщей истории РАН, специалиста по Франции Евгения Осипова, конструктивные отношения с Россией являются приоритетными для большинства стран Старой Европы:

— И немцы, и французы, и все остальные европейцы (может быть, за исключением англичан) всегда — даже в 2014—2015 гг. —  говорили о том, что Россия является стратегическим партнером для Европейского союза. Прежде всего, потому что Россия просто очень близко к ЕС. И это изменить невозможно.

Европейцы всегда придерживались той точки зрения, что им нужна стабильная Россия. Россия как партнер, а не как противник. Это очевидно просто потому, что есть большая взаимозависимость между Россией и ЕС. Прежде всего, по энергетике. Плюс к этому, в ЕС прекрасно отдают себе отчет в том, каким мощным военным противником может быть Россия в случае какого-то обострения ситуации. Поэтому европейцы всегда выступали за конструктив с Россией.

Другое дело, что события 2014 года поставили российско-европейские отношения в зависимость от развития ситуации на Украине, а потом и в Сирии. При том, что, понятно, ни Россия, ни ЕС кардинально не будут менять свои позиции ни по Украине, ни по Сирии.

И то, что сегодня лидеры европейских стран начинают постоянно говорить о необходимости как-то улучшать отношения с Москвой, это, на мой взгляд, не связано с тем, что наступает какой-то прорыв по Украине или по Сирии. Это связано с изменением контекста международной обстановки.

«СП»: — Поясните.

— Этот контекст меняется из-за изменения политики Соединенных Штатов Америки. Сегодня европейцы находятся в ситуации, когда они не понимают, какую политику будут проводить Штаты в ближайшей перспективе. Они не понимают, насколько долговременной окажется позиция Трампа, и чего им ждать от его торговой войны.

Это добавляет очень сильно нестабильности и неуверенности для Европейского союза. И, конечно, европейцы просто вынуждены предпринимать какие-то действия по созданию собственной европейской обороны.

«СП»: — НАТО уже не справляется с задачей обеспечения безопасности в Европе?

— НАТО — это североатлантическая безопасность. То есть, это оборона, в которой ЕС зависит от позиции Соединенных Штатов.

Я напомню, что были попытки европейцев получить посты командования внутри альянса, но ни разу этого сделать не удавалось. Та же Франция, когда возвращалась в НАТО при Николя Саркози, пыталась выторговать назад военное командование на Южной базе в Неаполе (ранее этот пост всегда занимал француз), и этого не получила.

Еще в шестидесятые годы, когда европейская интеграция только начиналась, уже тогда велись разговоры о том, что необходимо создавать именно европейскую оборону в рамках Европейского союза. Но это очень дорогостоящее мероприятие. Поэтому многих в ЕС устраивало, что за их оборону многие десятилетия платили США.

Сегодня Трамп заявил, что не хочет за это платить. И для европейцев стало очевидным, что в нынешних условиях они нуждаются в собственной европейской обороне.

«СП»: — И куда же они собираются привлекать Россию?

— Естественно, если ЕС все-таки перейдет к реальным попыткам построить европейскую оборону, то для него ключевыми станут отношения с тремя главными центрами силы — это США, Китай и Россия. Причем, Россия будет играть здесь ключевую роль, поскольку она ближе всего к Евросоюзу. И конечно, то замораживание отношений с нашей страной, которое было в 2014—2015 гг., для ЕС в этих условиях неприемлемо. Поскольку ему надо выстраивать конструктивные отношения со всеми ключевыми партнерами, в том числе и с Россией.

Вот, вкратце, то, что они и пытаются сегодня делать.

Но, опять же, финансовый вопрос во всех этих делах — первостепенный.

Пока мы видим только заявления европейских лидеров, не подкрепленные бюджетами европейских стран. Если мы посмотрим цифры, то по цифрам ведущие европейские страны последние годы сокращают свои расходы на оборону, пытаясь, таким образом, выйти в более высокий экономический рост. А теперь, если они хотят создавать, действительно, подлинно европейскую оборону, то, конечно, нужно увеличивать расходы на военную сферу.

«СП»: — А они к этому готовы? Ведь в рамках НАТО европейцы не очень спешат доводить эти расходы до требуемых США двух процентов ВВП?

— Готовы или нет, мы увидит по ближайшим годам. Пока это только слова. Но речь идет не о НАТО, конечно. Речь идет об увеличении бюджета для чисто европейских оборонных проектов.

Читайте также

«СП»: — Риторически они сейчас пытаются, как бы, дистанцироваться от США. Но позволят ли им Штаты соскочить?

— На самом деле, для Европейского союза сейчас не стоит такой задачи, как соскочить с американского «крючка». Экономически все равно США останутся главным партнером ЕС на ближайшие годы. С этим ничего сделать нельзя. И доллар все равно останется на ближайшие годы ключевой мировой валютой.

Здесь можно пытаться развернуть некие контртенденции, но это займет время. То есть, сделать что-то здесь и сейчас у европейцев не получится. Но речь идет о том, чтобы европейцы хотя бы начали этот процесс. Чтобы эта тенденция пошла. Чтобы идеи, которые существуют уже больше пятидесяти лет о подлинно европейской обороне или о подлинно европейской внешней политике в рамках ЕС, приобрели какие-то реальные черты.

Но — еще раз повторю — в ближайшей перспективе сделать это достаточно трудно. Поскольку в ЕС нестабильный экономический рост. А это все-таки ключевое для них.

Плюс к этому им нужно в ближайшие год-два договориться с Великобританией по условиям Brexit.

Опять же, Великобритания — это ключевая страна, если мы говорим о европейской обороне. Одно дело — ЕС с Великобританией, которая традиционно имеет очень тесные отношения с США в военной сфере. И совершенно другая история — ЕС без Великобритании. ЕС без Великобритании имеет, конечно, больше перспектив для строительства именно подлинно европейской внешней политики.


Международное положение: Глава МИД Германии призвал пересмотреть отношения с США

Новости политики:Лавров рассказал, как Москва оценивает европейских политиков

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня