18+
среда, 7 декабря
Политика

Михаил Делягин: «Яблоко» и РНДС сломали перегородку между гробиками

Сергей Митрохин и Михаил Касьянов договариваются об объединении

  
7

Партия «Яблоко» официально объединилась с общественной организацией «Старшее поколение», вышедшей из бывшей «Партии пенсионеров». «Мы сегодня создаем политический блок, который станет реальным инструментом решения проблем пенсионеров», — заявил на съезде «Старшего поколения» лидер «Яблока» Сергей Митрохин. «У нас принципиально иные подходы и к размерам пенсий, и к самой системе их начисления, которая работает по остаточному принципу. Пенсионеров держат на голодном пайке», — считает он.

Кроме того, «Яблоко» ждет от лидера Российского национально-демократического союза (РНДС) Михаила Касьянова признания ошибочности проводимой в период его премьерства политики. Об этом Митрохин рассказал в эфире «Эхо Москвы». «Мы исходим из того, что Михаил Касьянов несет большую долю ответственности за создание нынешнего авторитарного режима, он четыре года был премьер-министром, при нем были сделаны первые серьезные шаги в сторону установления этого режима: это и разгром старого НТВ, и посадка Михаила Ходорковского, и крайне жесткие военные действия в Чечне, и целый ряд мер экономической политики». «Поэтому сегодня мы ждем от Михаила Касьянова как минимум признания ошибочности той политики, которая проводилась им или той командой, членом которой он был в период премьерства», — сказал лидер «Яблока».

В свою очередь, г-н Касьянов в ответ заявил «Интерфаксу», что уже рассказал о своих ошибках, и поэтому можно объединяться. «Я признаю свои ошибки. Я рассказал о них в своей совместной с журналистом Евгением Киселевым книге «Без Путина», — сказал экс-премьер. По его мнению, «сегодня важно смотреть в будущее и дать четкие совместные оценки действиям нынешней власти». «По этим оценкам у меня есть полная ясность. Именно поэтому мы стремимся создать коалицию», — заявил Касьянов.

Какие плоды принесет бурная коалиционная деятельность «Яблока», рассуждает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.

«СП»: — Михаил Геннадьевич, что происходит с «Яблоком»?

— Собственно, что происходит с телом, которое лежит в могиле? Происходят грустные, печальные процессы, каким бы великим и благородным человеком не был погребенный. Его тело разлагается, с ним происходит масса грустного, о чем не хочется говорить вслух…

Сергей Митрохин — очень хороший человек. Он замечательный уличный боец. В НБП он, безусловно, был бы лидером, равновеликим Лимонову, может быть, даже более значительным. Но партия «Яблоко» — это трагическая партия, потому что ее лидеры катастрофически не совпадали с ее членами. Сначала был Явлинский, который искренне считал себя либералом, и даже, насколько я могу судить, правым либералом, но возглавлял социал-демократическую партию. Потом он, разогнав огромное количество очень достойных людей, начиная с Болдырева и Лукина, которые вместе с ним создавали блок «Яблоко», и заканчивая г-ном Иваненко, который очень давно в партии и который вполне соответствовал бы своему электорату.

На самом деле для «Яблока» лучшим руководителем был бы Вячеслав Игрунов, который был главным орговиком, был выдающимся лидером «Яблока». Вместо этого лидером стал Митрохин. Он прекрасный человек, но у него есть своя узкая ниша — уличный боец. Его, вместе с Митволем, хлебом не корми, дай повставлять руки в калитку, чтобы их прищемили: ходить по митингам, требовать, добиваться, попадать в «обезьянник» — вот функция Митрохина, которая соответствует его типу деятельности. В этом своем качестве он предельно органичен, но это не имеет отношения к электорату партии «Яблоко», который является российской интеллигенцией, и который на марш несогласных не пойдет — максимум, посочувствует, потому что драться не любит. А если сходит — то из чистого мученичества, да? Поэтому партию «Яблоко» всегда трясли бесконечные чистки, причем совершенно чудовищные. Я помню, несколько лет назад из 800 членов «Яблока» в Москве осталось 250. Сталинские чистки, если брать в процентном отношении, бледнеют перед таким размахом.

Поэтому, когда в такой партии что-то делают… ребята, остыньте и расслабьтесь! Как говорят французы, ваш номер восемь, ваше время истекло. Все кончилось. «Яблоко» — это не просто партия, которая совершила не просто ритуальное политическое самоубийство руками своих вождей. Это партия, которая совершала его долго, медленно, растянуто долгие годы. Представьте человека, который бы отрезал от себя по кусочку кожи, и в конце концов отрезал бы себя всего, осталась бы только голова. И вот голова широко открывает глаза и говорит: а теперь мы объединимся с пенсионерами! Ну, что тут можно сказать, удачи вам?!

«СП»: — Объединение с пенсионерами — это правильный шаг?

— Я понимаю, положение пенсионеров безотрадное, они будут объединяться с кем угодно. Это правда. И хорошо, и молодцы — ничего страшного в этом нет. Но и ничего хорошего нет тоже.

«СП»: — А как вам претензии Митрохина к Касьянову?

— Я по поводу Касьянова сказал очень много горьких слов. Например, когда он занялся оппозиционной деятельностью, я сказал, что очень трудно идти в разведку с человеком, который вообще-то идет на рыбалку. Проблема в том, что Касьянов, действительно, совершил нехорошие реформы. Он сделал земельную реформу, о которой Митрохин ничего не говорил, и он сделал реформу электроэнергетики, из-за которой я, собственно, и ушел из его помощников. Я сотоварищи задержал эту реформу на восемь месяцев, и дальше уже держать не мог, пришлось брать за нее ответственность. В том числе, пенсионную реформу.

Но Митрохин демонстрирует свойство, очень характерное для нынешних оппозиционных политических деятелей — вопиющую неграмотность. Он, судя по всему, не читал книжки Касьянова. Я, каюсь, тоже ее не читал — просто есть вещи, на которые я не хочу тратить время. Но в этой книжке в том, в чем Касьянов считает виноватым лично себя, он покаялся. Есть вещи, в которых он виноват, но вины своей не признает. Я не буду обсуждать эти вещи, они здесь не называются. Но они связаны, скорее, с идеологическими расхождениями. Потому что Касьянов такой же либерал, как и Митрохин, и политика, которую он осуществлял, была либеральной. И поэтому она была, в значительной степени, антироссийской. Но не потому, что Касьянов — часть силовой олигархии, а потому что он — либерал. Чубайс или Гайдар на его месте проводили бы ту же политику гораздо более последовательно и разрушительно. Касьянов как раз отличался тем, что больших глупостей он не делал, и вешать на него пенсионную реформу — недостойно.

«СП»: — Почему же?

— Пенсионную реформу Касьянов как раз придерживал — может быть, он не очень хочет сегодня в этом сознаваться в силу разного рода аппаратных вещей. Но ведь Касьянов был уволен в феврале 2004 года, и до этого… Да, Зурабов осуществлял ритуальные вещи, принимались решения. Но между принятием решений и их исполнением — в России очень большая дистанция. Потом, Касьянов сам был обманут Зурабовым — очень грубо и цинично. Он этот обман стерпел. Нужно понимать, что Зурабов был в тогдашней системе координат равновелик Касьянову. Он был человеком, связанным, с одной стороны, со старой «семьей», что в то время еще играло роль, а с другой — он выполнял очень важную роль для новой силовой олигархии. Он консолидировал финансовые потоки в социальной сфере, которые были слишком малы, чтобы откусывать от них куски в виде коррупционных составляющих, в крупные финансовые потоки, на которые уже интересно садиться, которыми интересно рулить. В этом была суть монетизации льгот, реформы здравоохранения, которая до конца не получилась. В этом же была суть пенсионной реформы.

Пенсионная реформа началась при Касьянове. Обсуждения начались при Касьянове, часть решений была принята при нем. Но Касьянов не имел теоретической возможности сопротивляться. Винить Касьянова в пенсионной реформе так же смешно, как Аденауэра в гитлеровских репрессиях. Аденауэр в это время жил в Германии, был даже почетным пенсионером, но не имел рычагов влияния. Касьянова можно винить только в том, что он не подал в отставку в знак протеста — но, с другой стороны, у него было много других занятий, кроме пенсионной реформы.

«СП»: — Ну а обвинения на счет Чечни?

— Объявлять, что силовые действия в Чечне были плохими в 2000-е годы — для этого нужно быть, с моей точки зрения, морально-интеллектуальным извращенцем. Напомню, силовые действия в Чечне начались не с приходом Касьянова на должность премьера. Они начались в 1999 году после взрывов домов в Москве, Волгодонске, Каспийске, когда погибло огромное количество людей. Они начались, как ответ на поход Басаева а Дагестан. Можно обсуждать, кто сделал эти взрывы, в стиле Бориса Березовского, и кто натравил Басаева. Но, надо заметить, поход Басаева на Дагестан имел четкое экономическое объяснение — о нем почему-то забыли.

Дело в том, что весной и особенно летом 1999 года было принято очень грамотное решение по Чечне — о том, что можно ликвидировать источники регулярного дохода бандформирований. Это, как просчитали, заставит бандитов объединиться и признать власть кого-то одного, и в Чечне появится субъект, с которым можно будет разговаривать. Проблема была в том, что там не с кем было разговаривать, в Чечне никто не имел никакой власти. Предполагалось, что все придут на поклон к Масхадову, а Масхадов — человек вменяемый, с ним можно разговаривать. Масхадов, напомню, вводил войска в Ригу в 1991 году — это все помнили.

Основным источником дохода тогдашних чеченских боевиков были бензовозы. Чеченская нефть очень высококачественная, ее можно просто добывать из колодцев, и после примитивнейшей обработки получается вполне пристойный бензин. Это так называемая девонская нефть — белая, прозрачная. Уникальная вещь: потому там и был построен грозненский НПЗ, крупнейший на территории СССР. Так вот, у каждого полевого командира было несколько бензовозов, которые продавали горючку на Северном Кавказе, и обеспечивали его, командира, независимость и самостоятельность.

Эти бензовозы начали сжигать с воздуха, сильно ограничили армейскую коррупцию. Лишили большую часть полевых командиров средств к существованию, но не подумали о том, что человек с автоматом, прежде чем пойти к кому-то на поклон, прежде попытается заработать автоматом себе на жизнь. Это и было экономической причиной нападения Басаева.

Можно обсуждать, кто и почему все это спровоцировал. Но даже если и спровоцировал — это был не Касьянов. Я совершенно не склонен защищать Касьянова, но давайте не будем обвинять дезертиров в воровстве, а воров — в дезертирстве, как говорил бравый солдат Швейк. И вряд ли найдется в России нормальный человек, который обвинит Степашина, а потом Путина в том, что они вели войну в Чечне. Степашин сделал все, чтобы ее избежать, но когда пришел Путин, было уже поздно. Да, Путин использовал ситуацию в политических целях, да, он построил на ней роскошный пиар. Но это было первое и единственное, по-моему, действие за время реформ, которое вернуло россиянам гордость за свою страну. Которое показало, что мы можем делать правильные вещи тоже, а не только быть быдлом, которое все грабят и обворовывают. Путин, я считаю, все сделал правильно. Да, есть масса конкретных эпизодов, конкретной жестокости. Но обвинить в этом Касьянова — я не знаю, сколько для этого нужно выпить.

«СП»: — Касьянов пришел как технический премьер, в этом дело?

— Да. Он исходно не имел возможности влиять на определение стратегии развития — сейчас Медведев, с моей точки зрения, не имеет такой возможности. Бессмысленно обвинять Медведева за отсутствие реальных дел в области модернизации российской экономики. Точно так же, обвинять Касьянова в каких-то стратегических вещах нельзя. Можно обвинять, что он не подал в отставку в знак протеста против этих вещей.

В отличие от Митрохина, я уходил с госслужбы четыре раза — из них три по своей воле, и еще раз просто не захотел восстанавливаться, хотя возможность была. Могу сказать, это очень тяжело всякий раз. И не нужно предъявлять к людям завышенных требований. Касьянов — карьерный чиновник. Для него подать в отставку — значит, совершить социальное самоубийство. Митрохин может обвинять его в том, что он не совершил социального самоубийства — после того, как совершит социальное самоубийство сам. Пусть сначала подаст в отставку с поста руководителя «Яблока», а потом обвиняет Касьянова, что тот не подал в отставку с поста руководителя правительства — хотя бы так.

Идея насчет присоединения пенсионеров — идея хорошая, правильная, красивая. Митрохин пытается расширить электорат своей партии, но вряд ли у него это получится, потому что партия окончательно превратилась в посмешище, и вряд ли перестанет им быть до выборов. Потом, что касается обвинений Касьянова — Касьянову есть, что предъявить, но все, о чем говорил Митрохин — это не по делу.

«СП»: — Тем не менее, судя по заявлению Касьянова, «Яблоко» и РНДС обсуждают вариант объединения…

— Слушайте, организация Касьянова имела чудесное название НДС. Налог на добавленную стоимость. Сейчас переименовали в РНДС — российский налог на добавленную стоимость. Человек с таким политическим чутьем может объединиться с кем угодно. Касьянов — великолепный линейный руководитель. Министр финансов под началом жесткого премьера, или первым замминистра финансов под началом жесткого министра финансов — Касьянов мог бы работать хоть сейчас, и работал бы прекрасно. Техническим премьером — вполне приемлемо, хотя, повторюсь, Касьянов — либерал, и это не позволило бы ему заниматься модернизацией. Но объединяться как политический лидер — да с кем угодно. Ну, сломайте перегородку между двумя гробиками — «Яблоком» и РНДС — что, от этого кто-то из них встанет из могилы?!

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня