Политика

ФСБ сможет сажать на 15 суток неугодных редакторов

Правительство расширяет права органов госбезопасности

  
26

Правительство России внесло в Госдуму два законопроекта, расширяющих полномочия ФСБ. Первый вводит административную ответственность за неповиновение законному требованию или распоряжению сотрудника ФСБ и воспрепятствование исполнению им служебных обязанностей. Второй предоставляет органам ФСБ право выносить официальные предостережения лицам о недопустимости их действий, создающих условия для совершения преступлений, дознание и предварительное следствие по которым отнесено законодательством к ведению органов федеральной службы безопасности.

В пояснительной записке к законопроекту, поступившему в Госдуму, говорится, что необходимость придания сотрудникам Госбезопасности этих прав вызвана ростом числа преступлений экстремистской направленности и активности молодежных радикальных организаций. Второй причиной появления поправок стало то, что «отдельные СМИ» открыто способствуют утверждению культа насилия и «неверию в способность государства защитить граждан, фактически вовлекая молодежь» в экстремистскую деятельность. В поправках указано, что за неповиновение законным распоряжениям сотрудников ФСБ гражданина можно оштрафовать от 500 до 1000 руб. или арестовать до 15 суток, должностных лиц оштрафовать от 1000 до 3000 руб., а юридических лиц — от 10 000 до 50 000 руб.

Кроме того, в Думу внесен законопроект, также разработанный ФСБ, и направленный на создание в рамках «государственной авиации» двух самостоятельных видов — «государственной военной авиации», относящейся к Минобороны, и «государственной авиации специального назначения», приписанной к ФСБ, МЧС, МВД и ФТС России.

Зачем потребовалось усиливать ФСБ, рассуждает советник председателя Конституционного Суда РФ, генерал-майор милиции Владимир Овчинский.

«СП»: — Владимир Семенович, сегодня у ФСБ недостаточно полномочий?

— У ФСБ полномочий достаточно много. В закон «О федеральной службе безопасности» вносилось множество дополнений, особенно в 2006-м году, когда был принят федеральный закон «О противодействии терроризму». Если службе дадут дополнительные полномочия — я не вижу в этом чего-то, ущемляющего права человека. Деятельность сотрудников ФСБ конкретизировали, вот и все. Раньше они действовали через органы прокуратуры, теперь будут действовать напрямую. Я не вижу в этом никакого «ужаса».

"СП": — ФСБ сейчас менее могущественно, чем КГБ СССР?

— Тут и сравнивать нельзя, потому что ситуации несопоставимые. Органы КГБ были карающим мечом революции и, в конечном итоге, компартии. Это были органы, полностью подчиненные коммунистической идеологии. ФСБ — это государственные органы безопасности, которые обеспечивают безопасность в рамках законов: закона РФ «О безопасности», принятого еще в 1992 году, «О федеральной службе безопасности», «О противодействии терроризму». Всего деятельность ФСБ регламентируют около 30 государственных законодательных актов. КГБ и ФСБ — совершенно разные структуры. Для КГБ идеология стояла во главе угла, для ФСБ — безопасность государства, личности.

«СП»: — Возможен возврат к КГБ?

— Возврата к КГБ СССР не может быть, потому что у нас нет единственной определяющей партии, нет государственной идеологии. Когда правозащитники поднимают вой — это просто от незнания, непонимания совершенно разных исторических этапов развития нашего государства.

«СП»: — То есть, в данном случае мы не можем заподозрить, что ФСБ наделяют большими правами, чтобы эффективнее использовать ее против оппозиции?

— Власть может использовать против оппозиции кого угодно: милицию, ФСБ. Любая власть, в любой стране, использует государственный аппарат для противостояния оппозиции. Большого секрета в этом нет. Есть разные уровни, рамки контроля за органами безопасности. Что до меня лично, я не понимаю, что так настораживает граждан в связи с новыми полномочиями. Пусть они посмотрят закон «О федеральной службе безопасности» — в нем достаточно полномочий, с которыми ФСБ и сейчас может все что угодно делать. Ну, дадут им немного больше — ничего принципиально не изменится.

«СП»: — Если посмотреть на набор инструментов, у КГБ и ФСБ он сильно отличается?

— Дело в том, что по органам КГБ раньше вообще не было никакого закона. Все определялось ведомственными инструкциями. Вообще, в советское время мало что определялось законами. Та же оперативно-розыскная деятельность, которую ведут и органы ФСБ, и органы внутренних дел, и наркоконтроль — определялась совсекретными внутренними инструкциями в каждом ведомстве. А теперь есть соответствующий федеральный закон. Потом, вокруг каждого федерального закона сложилось поле решений Конституционного суда — новое правовое поле, которое разъясняет и толкует законы. Есть, кроме того, разъяснения Верховного суда по различным направлениям. Словом, сегодня налицо гораздо более устойчивая правовая ситуация, и гораздо сложнее нарушать права человека: открытым законодательством и правовыми актами все регламентировано.

Я привел в пример оперативно-розыскную деятельность потому, что это суть работы и спецподразделений органов внутренних дел, и органов госбезопасности. Помимо этого, органы ФСБ, Службы внешней разведки, военной разведки ведут еще и контрразведывательную деятельность.

«СП»: — Кстати, для чего ФСБ хочет еще и собственную авиацию?

— Главная задача ФСБ — это борьба с терроризмом, который у нас сосредоточен на Северном Кавказе. Когда сотрудники проводят контртеррористические операции, иногда просто необходима авиация. В этом случае им сейчас приходится обращаться в Минобороны. Если у них будет собственная авиация, им будет гораздо легче. Поэтому, я считаю, требование это вполне оправданное.

Другое мнение

Нина Таганкина, исполнительный директор Московской Хельсинкской группы:

— Я считаю, эти поправки приняты после двух последних терактов в Москве. ФСБ воспользовались ситуацией, чтобы без учета мнения общественности протащить необходимые для себя решения. И мы не знаем, будут ли они использовать их для борьбы с террористами, или для борьбы с оппозицией. В нынешних поправках, видимо, ФСБ записали все то, что отнесено именно к полномочиям ФСБ, подследственным им уголовным делам, прежде всего по терроризму. Но главное, они расширяют свои полномочия, и усиление ФСБ — это плохо. Потому что у нас правоприменительная практика свидетельствует о том, что широкие полномочия, которые даются силовым ведомствам, очень часто используются нецелевым образом. И, к сожалению, никого из них потом не наказывают за это превышение полномочий. Если бы у нас правоприменительная практика соответствовала нормам законов, и соответствовала жестко — тогда другое дело. Но у нас, к сожалению, ситуация прямо противоположная.

ФСБ уравняли в правах с милицией

Право объявлять представления в адрес госорганов и организаций было у ФСБ и ранее. Однако, по мнению экспертов, на представления ФСБ прежде особо не реагировали. Административная ответственность за неповиновение действует для милиции и ФСКН, ФСБ просто уравнивают с ними в правах.

Согласно УПК к подследственности ФСБ относится порядка 20 уголовных составов, в том числе терроризм, содействие террористической деятельности, призывы к ней или публичное ее оправдание, организация незаконного вооруженного формирование или участие в нем, угон самолета, корабля или поезда, госизмена, шпионаж, покушение на жизнь государственного деятеля, насильственный захват власти, вооруженный мятеж, публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, диверсия и разглашение гостайны.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня