18+
суббота, 3 декабря
Политика

Юлия Латынина: ФСБ проще сажать журналистов, чем террористов

Спецслужбы добиваются права полного контроля над СМИ

  
67

В субботу, 24 апреля правительство РФ внесло в Госдуму разработанные ФСБ поправки в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) и в закон о ФСБ, которые расширяют полномочия сотрудников спецслужбы. ФСБ получит право объявлять гражданину представление наподобие прокурорского о необходимости устранения причин для угроз безопасности России. Дополнен закон и новой статьей 13 прим, где такое представление в отношении как граждан, так и организаций именуется мерой спецпрофилактики.

Чтобы от представления ФСБ не отмахивались, в ст. 19.3 КоАП внесена поправка, по которой за неповиновение законным распоряжениям сотрудников ФСБ гражданина можно оштрафовать от 500 до 1000 рублей или арестовать до 15 суток, должностных лиц оштрафовать от 1000 до 3000 рублей, а юридических лиц — от 10 000 до 50 000 рублей.

В пояснительной записке говорится, что необходимость придания чекистам этих прав вызвана ростом числа преступлений экстремистской направленности, а также тем, что «отдельные СМИ» открыто способствуют утверждению культа насилия и «неверию в способность государства защитить граждан, фактически вовлекая молодежь» в экстремистскую деятельность.

Теперь сотрудник ФСБ сможет требовать от гражданина, в частности редактора СМИ, выполнения требований под угрозой штрафа или ареста на 15 суток. Требованиями может стать прекращение публикаций, помогающих экстремистам, или сведений, не являющихся секретными, но публикация которых нежелательна, сообщил «Ведомостям» источник, близкий к ФСБ.

Что хотят от СМИ спецслужбы, рассуждает ведущая передачи «Код доступа» на «Эхо Москвы» Юлия Латынина.

«СП»: — Юлия Леонидовна, чем вызвано рвение ФСБ контролировать СМИ?

— Это определенная реакция наших властей на теракт. В московском метро взорвалась жена Магомедали Вагабова. Нормальная реакция нормального государства — поймать Вагабова. А реакция нашего государства, видимо, заключается в том, чтобы посадить на 15 суток тех редакторов, которые будут напоминать, что Магомедали Вагабов не пойман. Видимо, второе сделать легче, чем первое.

«СП»: — Вот и «Ведомости» пишут, что «требованиями может стать прекращение публикаций, помогающих экстремистам, или сведений, не являющихся секретными, но публикация которых нежелательна». Сотрудники ФСБ сами будут определять степень этой нежелательности?

— Да, что называется, в ту же лузу. Если завтра я напомню, что известно имя мужа смертницы, которая взорвалась в метро. Что этот человек является лидером губденской группировки в республике Дагестан. Что в селе Губден царит террор не только против ментов, но и против мирного населения — в том смысле, что убивают людей, которые не являются ментами, но которым не нравится Магомедали Вагабов. Что не обязательно убивают мужиков — убили женщину, Елену Трифтониди, с сестрой, только потому, что ей не нравилось то, чем занимаются боевики. Это называется террор против мирного населения. Это же называется абсолютной неспособностью властей не только поймать боевиков, но и просто обеспечить нормальное функционирование села, чтобы оно зависело не от боевиков, а от российской власти.

Если я об этом буду напоминать, судя по букве законопроекта, я или редактор — мы будем отвечать за свои слова. Если ФСБ не хочется напоминаний, что Магомедали Вагабов контролирует Дагестан. Повторюсь: видимо, сажать редакторов проще, чем террористов. Это вполне обычная реакция полностью некомпетентного, разложившегося ведомства.

«СП»: — Представим ситуацию: вы опубликовали статью, которая не понравилась ФСБ. Что с вами будут делать, как вам кажется? Будут для начала приглашать на собеседования?

— Видимо, будут сажать на 15 суток — так они хотят.

«СП»: — То есть, они сразу посадят?

— Послушайте, это в конце концов, детали. Суть заключается в том, что эти поправки — классический синдром начальника, который не умеет управлять. Когда начальник умеет управлять, он пытается уяснить, какие у нас стратегические направления, какие показатели, что нам надо. А когда начальник не понимает, как управлять, он вызывает всех служащих, и устраивает большой разнос. За то, что кто-то явился на работу в красном пиджаке, или на столе у кого-то вместо десяти карандашей лежит восемь. Ему надо симулировать деятельность.

Вы заметили, что за новости у нас были после того, как смертницы взорвались в метро? Запретить употреблять слово «шахид», запретить слово «джамаат». Усилить борьбу с терроризмом велел товарищ Медведев. Снова усилить борьбу велел товарищ Медведев. Не прекращать борьбу велел товарищ Медведев.

Если посмотреть — с точки зрения вербальной — человек, который в это не вдумывается, решит: о, как много государство прореагировало. В этих новостях отсутствует только одна: ликвидирован Магомедали Вагабов.

«СП»: — Судя по всему, законопроект примут. Какими будут последствия, будет глобальная цензура?

— В числе прочего, наиболее пароноидальная часть российского общества скажет: вы знаете, не было террористов, которые взорвались в метро, это были несчастные девочки, которых специально туда привели феэсбешники, чтобы потом ввести цензуру. С чем я феэсбешников и поздравляю: что хотели, то и получили.

«СП»: — Но вы-то пишите по теме терроризма, и будете постоянно сталкиваться с ограничениями? Так?

— Нет, меня удивляет другое. За время, которое прошло с терактов, было два человека, которые рассказали о целях террористов. Это Юлия Латынина, которая в прямом эфире «Эха Москвы» цитировала слова Анзора Астемирова о том, что единственная обязанность истинно верующего мусульманина в наши дни — это стать на джихад. И слова Магомеда Тагаева, что всех русских до Ставрополья включительно надо вырезать. Другой, кто сказал о целях террористов — это Андрей Бабицкий, который напомнил, что Доку Умаров осенью прошлого года объявил о том, что ему дозволено убивать гражданское население, потому что это население платит налоги и не протестует против войны в Чечне.

Мы вдвоем были два журналиста, которые объясняли, кто и почему взорвался в метро. Насколько я понимаю, согласно законам, которые требует принять власть, эти объяснения будут запрещены. Единственным легальным объяснением, я понимаю, будет: у нас в метро взрываются бандиты за деньги иностранных разведок. Насколько такое объяснение будет приемлемо для людей на Кавказе — предоставляю читателям подумать самим. Насколько будет приемлемо для либеральной общественности? Думаю, либеральная общественность будет говорить, что в метро никто не взрывается, что проклятые феэсбешники взрывают все сами, чтобы ввести цензуру. С чем я этих к… и поздравляю, и мне этих к… не жалко, что про них так будут говорить. Мне только Россию жалко, которая развалится в результате их невероятной тупости.

Каждый раз, когда они видят теракт, они как кролик перед удавом впадают в ступор, и начинают нести что-то, от чего просто крышу срывает. Потому что с террористами они бороться не умеют. Точка. Они могут подкладывать девочек Шендеровичу — это проще…

КАК ФСБ БУДЕТ САЖАТЬ НА 15 СУТОК

Игорь Трунов, адвокат:

— Процедура будет выглядит по аналогии с милицейской. На гражданина будет составляться протокол об административном правонарушении. Потом фигуранта будут задерживать и в течение 48 часов доставлять в суд. Суд и будет решать, сесть гражданину на 15 суток, или нет. Как практикующий юрист, скажу так: в нашем нынешнем российском суде защите можно цепляться только за форму. Если документы стороны обвинения составлены неграмотно, есть шанс не сесть на 15 суток. Если все сделано грамотно, вероятности, что ты не сядешь — практически нет. Даже по аналогичным процедурам, которые инициирует сейчас милиция — в суде практически 100% результат. Если же документы будет оформлять ФСБ, результат будет 150%. Боюсь, в этом случае брака при составлении процессуальных документов не будет, и обжаловать такие решения не получится.

Из пояснительной записки

к проекту федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон „О федеральной службе безопасности“ и в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях»

«Анализ поступающей в органы федеральной службы безопасности информации свидетельствует об активизации деятельности радикальных организаций, что приводит к росту социальной напряженности и усилению негативных процессов в обществе, в первую очередь в молодежной среде. Отдельные средства массовой информации, как печатные, так и электронные, открыто способствуют формированию негативных процессов в духовной сфере, утверждению культа индивидуализма и насилия, неверию в способность государства защитить своих граждан, фактически вовлекая молодежь в экстремистскую деятельность.

Несмотря на предпринятые в последние годы организационные и правовые меры, направленные на противодействие терроризму и экстремистской деятельности, количество преступлений против жизни и здоровья, совершаемых из экстремистско-националистических побуждений, не сокращается. Так, по информации Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, в 2008 году в Российской Федерации зарегистрировано 460 преступлений экстремистской направленности, что на 29 процентов больше, чем в 2007 году. По данным ФСБ России, за 10 месяцев 2008 года на территории только Центрального федерального округа Российской Федерации зафиксировано 135 преступлений экстремистской направленности, что практически вдвое превышает показатели аналогичного периода 2007 года."

«Статья 2 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» в качестве одного из основных принципов противодействия экстремистской деятельности называет приоритет мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности. К числу таких профилактических мер может быть отнесено и предоставленное органам федеральной службы безопасности пунктом «л» статьи 13 Федерального закона «О федеральной службе безопасности» право вносить в государственные органы, администрации предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности, а также в общественные объединения обязательные для исполнения представления об устранении причин и условий, способствующих реализации угроз безопасности Российской Федерации, совершению преступлений, дознание и предварительное следствие по которым отнесены законодательством Российской Федерации к ведению органов федеральной службы безопасности. Однако данное право не дает возможности органам федеральной службы безопасности применять профилактические меры в отношении физических лиц.

С учетом изложенного проектом федерального закона предлагается дополнить Федеральный закон «О федеральной службе безопасности» положениями, предоставляющими органам федеральной службы безопасности право объявления официального предостережения о недопустимости действий лица, вызывающих возникновение причин и создающих условия для совершения преступлений, дознание и предварительное следствие по которым отнесено законодательством Российской Федерации к ведению органов федеральной службы безопасности (пункт «г.2» статьи 13 и статья 13.1). Также проектом федерального закона предложено ввести административную ответственность за неповиновение законному распоряжению и требованию сотрудника органов федеральной службы безопасности в связи с исполнением им служебных обязанностей, а равно воспрепятствование исполнению им служебных обязанностей, дополнив Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях частью 4 статьи 19.3, и внеся соответствующие изменения в статьи 23.1 и 28.3″.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня