18+
суббота, 3 декабря
Политика

Иран и Турция заключили свой пакт Молотова-Риббентропа

Шиитский радикализм и суннитская Османская империя договорились, как поделить Ближний Восток

  
18

Принятие новых санкций против Ирана обернулось ростом напряженности в отношениях Исламской Республики Иран и России. После заседания Совета Безопасности ООН, на котором РФ поддержала предложенные США санкции против режима Ахмадинежада, в Тегеране нвовь зазвучали призывы «Смерть России!». Наиболее жесткие политики республики добавили Россию, а вместе с ней и Китай, в постоянно удлиняющийся список врагов Ирана. Негативно отразились на отношениях некогда хороших партнеров и задержки с началом эксплуатации Бушерской АЭС со стороны РФ и переориентация КНР на закупку нефти у Саудовской Аравии вместо Ирана.

Одни эксперты видят в позиции России относительно иранской проблемы игру с США: когда заявлена «перезагрузка», Москве выгодно поддержать Запад, тем более что она также не заинтересована в появлении вблизи своих границ ядерного государства с непредсказуемым руководством. Однако есть и другая точка зрения: склонив РФ на свою сторону в вопросе принятия санкций, Запад просто сыграл с Москвой злую шутку. Ему невыгодно партнерство Ирана ни с РФ, ни с КНР. При этом со временем Запад сам пойдет навстречу Тегерану, со своими предложениями и инвестициями, но уже без России.

Как будут складываться российско-иранские отношения, рассуждает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

«СП»: — Евгений Янович, можно ли сказать, что Россия легла на проамериканский курс, и сдала Иран?

— Россия в конечном счете, хорошего ни от кого не получит: ни от Америки, ни от Ирана. В вопросе с Ираном главное, что Россия не позволила себя стравить с Западом, как этого чрезвычайно хотелось многим не только в Тегеране, но и в Вашингтоне. В том числе для того, чтобы Россию, наконец, притопить. Россия не собиралась прикрывать Иран от последствий разнообразных глупостей и агрессивных действий, не говоря о словах. Если Россия в какой-то мере казалась Ирану инструментом тегеранской политики, которая, щелкая каблуками, со словами «йес, сэр!» пойдет туда, куда ее пошлет Иран — это было иллюзией.

С другой стороны, Россия совершенно не нуждается в иранской ядерной бомбе, в Иране, который воюет с Израилем. Россию чрезвычайно раздражает поддержка Ираном радикальных группировок по всему миру, при том, что мы, ласково улыбаясь, общаемся с ХАМАС, и какие-то добрые слова бросаем в адрес «Хезболлы».

"СП": — Как тогда оценить нашу позицию в поддержку санкций?

— Россия всего лишь поддерживает собственную политику. В рамках этой политики понятно, что, Иран, как только сможет, сдаст Россию, и наладит с Западом замечательные отношения. Чего ради нам на эти долгосрочные отношения с Тегераном надеяться? Точно так же выглядит наша позиция по отношению с Западом — на жесткие санкции по Ирану мы не пошли.

Во всяком случае, сегодня отношения Ирана с Россией, конечно, испорчены, но не настолько, чтобы Ахмадинежад начал действовать против России в Закавказье, как он действует против Израиля. И этого более чем достаточно. Это средневзвешанный, более-менее устойчивый баланс.

«СП»: — Этот баланс имееет тенденцию куда-то смещаться?

— Куда ситуация развернется, туда он и поплывет. Выйдет Иран из-под санкций — будем с ним сотрудничать. Не выйдет — будем сотрудничать в ограниченном режиме. Попадет под более жесткий контроль — вообще не будем сотрудничать: для России объем торговли с Ираном мал, это не страшно.

А если заявления Ирана в сторону России, подобные нынешним, продолжатся, — ну, это означает, что у нас будут отношения на таком же нулевом уровне, как после Исламской революции, когда нам заявляли, что «Россия — это малый сатана». Было и такое.

«СП»: — Как будет строить собственный курс Иран?

— Иран идет к ядерной бомбе. На один-два заряда он плутония наработал, боеголовку доводит, а носители уже довел. К 2020 году, если его не притормозят израильтяне ударом по ядерным объектам, дойдет до состояния нескольких десятков зарядов и доведет до ума боеголовки. Это даст возможность вести ограниченную ядерную войну.

Кроме того, мы еще не прошли пик ближневосточного конфликта с участием Тегерана. Пока что, на кратковременный период, Иран договорился с Турцией, похоже, о двух основных вещах: разделе сфер влияния в Ираке после ухода американцев, и о иранском газе через турецкую территорию на Европу. Последнее, кстати говоря, серьезно подрывает российские газовые интересы в Европе.

«СП»: — Иран и Турция подружились надолго?

— Пока что, как это было у двух великих европейских лидеров в 1938—1939 году, у них есть чего делить. Когда интересы Турции и Ирана столкнуться напрямую, мы увидим интереснейшие слбытия в регионе, по масштабам близкие ко Второй мировой войне. Но до этого, как минимум, несколько лет.

Пока же шиитский радикализм и суннитская Османская империя будут делить Ближний Восток, оттесняя Египет, Саудовскую Аравию, конкурируя с ними, и постепенно вступая в приграничные конфликты там, где их интересы будут сталкиваться. Оба при этом будут — с большей или меньшей интенсивностью пытаться ликвидировать Израиль. А Израиль, помня печальную судьбу Чехословакии в годы Второй мировой, будет этому сопротивляться — не исключено, военным путем.

Другое мнение

Станислав Белковский, президент Института национальной стратегии:

— Россия никогда не делала стратегическую ставку на Иран. Точно так же как Иран не воспринимал России в качестве геополитического партнера, тем более, старшего. Все последние годы Россия старалась не выгородить Иран, не отстоять свое право на стратегическое сотрудничество и партнерство с ним, а повыгоднее продать его Западу.

Ясно, что российско-иранские отношения зашли в тупик, что Иран считает себя важной региональной державой, и позиционируется в качестве одного из системообразующих факторов исламского мира. Ирану Россия при таком раскладе в качестве старшего партнера не нужна.

Рано или поздно ситцуация должна была прийти к тому, к чему пришла. Вопрос стоял только один: удастся ли Кремлю выгодно сдать позицию по Ирану США. Судя по результатам голосования в Совете Безопасности — удалось. Это свидетельствует, на мой взгляд, о правильной политике Барака Обамы по утверждению американского доминирования в мире качественно новыми средствами.

Тегеран отмахнулся от «назойливых мошек»

Напомним, что Совбез ООН принял четвертую по счету резолюцию в отношении Ирана. В документе содержится призыв ко всем государствам-членам ООН проявлять бдительность в отношении денежных переводов с участием иранских банков с целью пресечь поддержку ядерной программы страны.

Кроме того, в резолюции оговаривается создание международного механизма мониторинга, который позволит контролировать передвижения грузовых судов и осуществлять их досмотр в том случае, если существует подозрение, что на них находятся грузы, имеющие отношение к иранской ядерной и ракетной программам. А также предусматривается расширение списка запрещенных к продаже Ирану вооружений. Ахмадинежад уже сравнил предпринимаемые мировым сообществом меры с «назойливыми мошками», на которых Тегеран не будет обращать внимание. Кстати, до сих пор никакие резолюции не смогли помешать Ирану развивать ядерную программу.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня