18+
суббота, 10 декабря
Политика

Закон о ФСБ перенесет Россию в 1928 год

Перед арестом «экстремистов» пропечатают в газетах

  
29

11 июня Государственная Дума приняла в первом чтении нашумевший законопроект о расширении полномочий Федеральной службы безопасности. Напомним, согласно тексту документа, у спецслужбы появятся новые права.

Первое новшество — вынесение официальных предупреждений в адрес людей, по оперативной информации занимающихся экстремистской деятельностью. В тексте законопроекта об этом говорится так: «Предостережение о недопустимости действий, вызывающих возникновение причин и создающих условия для совершения преступлений, дознание и предварительное следствие по которым отнесено законодательством Российской Федерации к ведению органов федеральной службы безопасности, при отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности».

Предупреждение будет высылаться по почте под роспись получателя. У ФСБ появится право вызвать такого «предупреждаемого» на беседу. В случае, если человек не прислушался к предостережению органов, его смогут наказать по новым статьям Административного кодекса — либо штрафом, либо назначить арест сроком до 15 суток. Осудить могут не только частное лицо, но и организацию — в таком случае с юрлица будет взиматься штраф.

Кроме того, ФСБ сможет без согласия предупрежденного опубликовать предостережение в средствах массовой информации. Законопроект не оговаривает, в каком именно, но юристы предполагают, что таким органом может стать «Российская газета», официальный печатный орган правительства РФ.

К закону прилагается пояснительная записка, в которой объясняется, зачем нужно расширение полномочий органов. Цитируем: «Отдельные средства массовой информации, как печатные, так и электронные, открыто способствуют формированию негативных процессов в духовной сфере, утверждению культа индивидуализма и насилия, неверию в способность государства защитить своих граждан, фактически вовлекая молодежь в экстремистскую деятельность». Стоит отметить, что этот состав «преступления» можно отнести практически к любому российскому изданию, публикующему новости о реальной жизни в России.

Напомним, что после терактов в московском метро спикер Госдумы Борис Грызлов обвинил ряд российских СМИ в пособничестве террористам. Он утверждал, что провел собственный анализ и обнаружил связь между статьей о московских терактах в «Ведомостях», вышедшей 30 марта, и появившимся вечером 31 марта заявлением лидера боевиков Доку Умарова, в котором он взял на себя ответственность за взрывы. «Я хотел бы привести пример, который лично у меня вызывает недоумение. Это три факта: факт публикации в газете „Ведомости“ названия „Месть за Кавказ“, факт статьи Александра Минкина в „Московском комсомольце“ (она называлась „Восставшие из сортира“ — „СП“) и заявление Доку Умарова. Если мы проанализируем три этих источника, то увидим, что они фактически варились в одном соку. Вызывает подозрения, что эти публикации и действия террористов связаны между собой».

Газета «Ведомости» подала в суд на спикера российского парламента иск о защите чести и достоинства, однако проиграла дело.

Утром 11 июня протестовать против принятия этого законопроекта у стен Госдумы попытались активисты партии «Яблоко». Трое активистов были задержаны милицией. «Мы собирались проводить одиночные пикеты, которые не требуют разрешения. Однако буквально сразу был задержан пикетчик и те, кто просто стоял в стороне, ожидая своей очереди пикетирования. Всего в машину забросили троих человек», — сообщил «Интерфаксу» пресс-секретарь «Яблока» Игорь Яковлев.

На 14.00 того же дня запланировано еще две акции протеста, обе организует движение «Национал-Демократический Альянс» (НДА). Один пикет активисты движения проведут в Москве, на Чистопрудном бульваре, второй — в Лондоне, у стен посольства РФ в Великобритании.

Координатор НДА Александр Храмов пояснил, почему законопроект, по мнению активистов этой организации, не должен быть принят.

— Формулировка достаточно расплывчатая, и под нее вообще может попасть кто угодно. Соответственно, по старому закону предупреждения тоже могли выноситься, но новые поправки предлагают обнародовать эти сведения, и второе — вызывать людей, которым выносятся эти предупреждения, на беседы.

«СП»: — А против кого в первую очередь, по вашему мнению, этот закон будет направлен?

— В первую очередь это СМИ, потому что даже в пояснительной записке говорится о том, что в последнее время СМИ пропагандируют индивидуализм, насилие, соответственно, и представления могут быть направлены в СМИ. Во-вторых, это достаточно мощный механизм давления на бизнес, потому что право ФСБ обнародовать предупреждение может нанести серьезный удар по репутации компании и имиджу в глазах западных инвесторов, которые отлично понимают, что у нас все построено на связях со спецслужбами, и если у компании возникают проблемы с ФСБ, то лучше в нее деньги не вкладывать. Получается мощный инструмент для шантажа в руках ФСБ — будем публиковать, не будем, будут давить так на руководство.

Сейчас уже была достаточно серьезная критика — от Уполномоченного по правам человека Лукина, в Госдуме многие высказывались против. Мы надеемся, что будут хотя бы внесены существенные поправки в законопроект, которые конкретизируют перечень признаков, по которым можно будет выносить предостережение.


О существенных поправках говорил «СП» несколькими днями ранее заместитель председателя Комитета ГД по конституционному законодательству и государственному строительству Виктор Илюхин. Однако, после обсуждения в профильном комитете депутаты Госдумы предложили внести только один пункт — прописать в законе возможность обжалования такого предостережения. Правозащитник, руководитель информационно-аналитической службы движения «За права человека» Евгений Ихлов уверил «СП», что обжаловать в российском суде бумагу из ФСБ вряд ли удастся — так как документ будет составляться на основе засекреченных сведений.

— Этот закон носит абсурдный и антиправовой характер. Совершенно непонятен его механизм. Вызывать кого-либо они не имеют права, а при отсылке письма нужна личная роспись о получении. Поэтому на самом деле это бред. Представьте себе публикацию предостережения в «Российской газете» в адрес Латыниной или Минкина за неверие в то, что государство неспособно защищать граждан. Они же из-за чего всполошились? Из-за того, что после терактов в метро Александр Минкин опубликовал статью «Восставшие из сортира», а потом Юлия Латынина выступила на «Эхе Москвы» о том, что государственная политика на Северном Кавказе провалилась, что ФСБ «мышей не ловит», и так далее.

Этот закон возвращает нас к идиотской практике, когда КГБ вызывала диссидентов, и предупреждала о недопустимости продолжения антисоветской деятельности. Но тогда это нужно было, без этого предупреждения потом нельзя было судить за антисоветскую деятельность. Это был такой ритуал. А теперь — они кого — главаря банды Магаса будут предупреждать? «Товарищ Магас, мы высылаем тебе уведомление, чтобы ты прекращал уже заниматься экстремистской деятельностью», и все смеются. Или этим приморским партизанам высылать уведомления?

«СП»: — А закон вообще будет работать?

— Там сказано, что предупреждение выносится на основе оперативной информации. Допустим, я получаю накануне очередного 31 числа уведомление о недопустимости экстремистской деятельности. Ко мне в 2007 году так домой приезжали — дважды, с автоматчиками. Я получаю предупреждение, и иду его обжаловать в суд. И в суд я требую предоставить материалы, на основании которых они меня заподозрили в экстремизме. Они говорят — «мы это в суд не дадим, это секретная информация, это оперативные материалы». Суд мне отклоняет иск, и далее я иду в суд по правам человека в Страсбург. И после этого начинаются коммуникации, РФ уже обязывают предоставить эти материалы. И им придется рассекречивать дела на оппозиционеров. Это будут громкие скандалы и замечательные суды.

Это даже в советское время было смешно, а сейчас будет еще смешнее.

«СП»: — Но органы и раньше вызывали оппозиционеров, давали им на подпись какие-то странные бумажки, где тоже предупреждали «о недопустимости экстремистской деятельности». Получается, вводят существующую практику в ранг закона?

— Особенность этого этапа российской истории в том, что произвол, который творился на протяжении предыдущих лет, теперь законодательно оформляется. Раньше вот возили какие-то предупреждения. Говорили — «оснований никаких нет, но вот мы вас просто предупреждаем о недопустимости экстремистских действий».

«СП»: — По доброте душевной?

— Просто так, да. У нас есть «Институт Сахарова», недавно в него пришла бумажка о том, чтобы институт не преподавал экстремизм. Оказалось, они это разослали веером во все вузы без разбора. Это было после терактов в Москве. Поскольку только в мусульманские организации слать нельзя — это дискриминация — они выслали всем скопом. Теперь вот юридическую базу под это подводят. В истории России так уже было. После революции была так называемая «революционная законность» — оппозицию сажали, расстреливали, высылали, но это была как бы импровизация — временными декретами, постановлениями. А в 1928 году приняли знаменитую 58 статью, и 10 литерных преступлений, где самое страшное было «Контрреволюционная троцкистская деятельность». Сейчас то же самое происходит — кодифицируют все, что было ранее.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня