Политика

Александр Рар: Америка теряет лидерство в глобальной экономике

Американцы готовы идти ва-банк, рискуя попасть в новый кризис, консервативные европейцы намерены тотально экономить

  
13

В Канаде открылся саммит «большой восьмерки». Он предшествует саммиту «большой двадцатки», который начнет свою работу 26 июня. Повестка дня «восьмерки», в особенности — «двадцатки» (собственно говоря, главное событие — все-таки «двадцатка», «восьмерка» сейчас явно переходит в категорию светских мероприятий) определяется в наименьшей степени российско-американскими отношениями. Прежде всего там обсуждаются взаимоотношения между Соединенными Штатами и странами еврозоны в области стратегии преодоления кризиса.

Почему между европейцами и американцами возникли глубочайшие расхождения в этом вопросе, рассуждает немецкий политолог-международник Александр Рар.

«СП»: — Александр, могут ли американцы и европейцы договорится о путях выхода из кризиса?

— Договорится будет очень сложно. У американского президента совсем другая философия преодоления финансового кризиса и усиления экономических процессов в глобальном масштабе, нежели у Евросоюза. Европейцы не хотят больше рисковать новым экономическим кризисом, как хочет Обама. Они хотят экономить деньги, консолидировать финансы, поставить под контроль много пока что неконтролируемых финансовых потоков. Поэтому спор с Америкой очень серьезный.

«СП»: — Какие-то выводы можно сделать уже сегодня, после первых заседаний «восьмерки»?

— Один вывод из встречи «восьмерки» сделать можно: Америка стремительно теряет свое лидерство в глобальной экономике. Еще несколько месяцев назад европейцы говорили, что никаких глобальных решений без одобрения Вашингтона они принимать не могут — ни в финансовом, ни в экономическом плане, ни в плане безопасности. И вот на наших глазах Европа становится самой собой, руководимой, прежде всего, собственными интересами, с собственной финансовой политикой. А Америка идет своим путем, и мне кажется, она будет сейчас больше ориентироваться в сотрудничестве на азиатские государства, с которыми легче договорится, и вести глобальную экономическую политику, чем с европейцами.

«СП»: — Я правильно понимаю, что стратегия выхода из кризиса Штатов построена на глобальном товарном экспорте? И основная претензия Обамы к Евросоюзу заключается в том, что европейцы в режиме экономии перестанут покупать американские товары, что Европа в этом случае будет потеряна для Америки как рынок сбыта?

— Это один из спорных пунктов. Обама действительно озабочен тем, что американская экономика не заработает, если европейцы сейчас будут экономить, и перестанут покупать товары в Америке и в Азии. Это не на руку США. В то же время, европейцы считают, что политика Обамы — это игра ва-банк. Потому что после того, как в экономику будут пущены напечатанные Америкой деньги ради того, чтобы разогреть конъюнктуру, результат может оказаться нулевым. Американская экономика так и не заработает. Европейцы не готовы к новым долгам, к печатанью денег, они боятся инфляции и считают, что всем в мире следует взять паузу. Только так Европа может обеспечить стабильность на своем материке. Американцы играют в другую игру. Они пытаются бежать вперед, они берут все риски на государственную казну.

«СП»: — Какая роль у Китая? Он тоже закрыт для американцев, как рынок сбыта?

— У китайцев нет внутреннего потребления люксовых западных товаров, как в Европе. Китайцы покупают то, что им нужно стратегически. Ширпотреб они производят сами. С Китаем имеются другие проблемы: китайцы искусственно держат свою валюту на низком уровне, и поэтому американские товары для них тоже являются слишком дорогими. Тем не менее, Китай становится важным партнером для Америки в глобальной экономической системе. Но это не означает, что европейцы или Россия не будут говорить с Китаем, или с Америкой, или с другими центрами силы.

«СП»: — Если получится, что Европа попытается отгородится от кризиса, а Штаты пойдут, как вы говорите, ва-банк и попадут в новый кризис, что ждет Америку?

— Американцы, конечно, могут попасть в новую волну кризиса. Но делать прогноз, что будет, в этой ситуации, очень сложно. У американцев совершенно другая психология, другой менталитет. Их нельзя заставлять экономить деньги, они последние 200 лет жили таким образом, что в кризис нажимали на газ, и пытались выбраться, используя все свои потенциалы и возможности. У них другой менталитет, и для меня неудивительно, что когда межу Америкой и Европой встали экзистенциальные вопросы, они, ввиду своих исторических традиций, ведут разную политику.

Европа становится крепостью

Европа приехала в Канаду с рецептами, которые очень не нравятся США. Речь идет о мерах жесткой бюджетной экономии, сокращении госрасходов в странах ЕС, введении налогов на банковские операции (чтобы создать из полученных средств «подушку безопасности» на случай банковских крахов), жестком регулировании отдельных банковских операций (деривативы, хедж-фонды), замораживании заработной платы и т. д. Все это было одобрено на саммите ЕС в Брюсселе 17 июня.

Барак Обама пытался воззвать к «экономической совести» ЕС и уговорить Европу не глушить экономическое оздоровление сокращением государственных расходов в таких колоссальных масштабах (в общей сложности правительства ЕС должны урезать бюджеты примерно на 300 млрд евро).

В Европе утверждают, что американцы лукавят, обвиняя Брюссель в подрыве надежд на скорое оздоровление экономики. США, говорят в Европе, не стоит обольщаться и думать, что Европа станет удобным рынком для их товаров и услуг. Как выразился один европейский эксперт, «мы не позволим Америке экспортировать к нам ее долги, завалить своими товарами и за счет европейцев выбраться из кризиса».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Вадим Трухачёв

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня