18+
суббота, 3 декабря
Политика

Елена Панфилова: России не победить коррупцию, хоть тресни

Из 26 рекомендаций «Группы стран против коррупции» Россия выполнила всего 12

  
58

Генпрокуратура РФ направила в организацию Совета Европы «Группа стран против коррупции» («Греко») отчет, в котором говорится, что Россия исполнила только 12 из 26 рекомендаций, выданных ей в декабре 2008 года. К осени эксперты «Греко» изучат его и на 49-й сессии организации в ноябре дадут оценку усилиям российского руководства по борьбе с коррупцией в стране.

12 рекомендаций исполнены полностью: приняты план и стратегия по борьбе с коррупцией, закон «О противодействии коррупции», расширены возможности участия общественников в президентском антикоррупционном совете, установлены критерии приема на работу прокуроров, судьи получили право оспаривать решения об увольнении, расширены возможности по доступу граждан к информации по деятельности судов и госорганов, введены публичные отчеты чиновников и правоохранителей, в ведомствах созданы комиссии по конфликту интересов.

В то же время отмечается, что не исполнено шесть рекомендаций, а восемь выполнено частично. Не созданы административные суды для обжалования действий органов власти. Не сокращен список лиц, пользующихся иммунитетом от уголовного преследования. Не введен запрет на подарки для чиновников. Не расширено число коррупционных статей, по которым в качестве меры наказания может применяться конфискация имущества. Не разграничена подследственность по коррупционным делам.

Кстати, по словам анонимного чиновника администрации президента, на которого ссылаются «Ведомости», в ближайшее время никаких законопроектов по коррупции вносить не планируется.

О том, как Россия борется с коррупцией, рассуждает директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл-Россия» Елена Панфилова.

«СП»: — Елена, мы показательно поборолись с коррупцией для Совета Европы, а теперь бороться закончили — раз не планируем принимать новых антикоррупционных законов?

— Дело не в том, что поборолись и бросили. Если посмотреть на рекомендации «Греко» профессиональным взглядом, их можно было изначально разделить на три категории. Первая — те, которые выполнить легко, вторая — которые можно выполнить при напряжении сил. А третья — это рекомендации, которые при нынешней политической, властной, правовой ситуации невозможно выполнить, хоть тресни. Многие вещи, которые «Греко» отнесены к рекомендациям, лежат в сфере улучшения системы судов, разграничении функций правоохранительных силовых структур. Это не борьба с коррупцией в чистом виде, а нормализация правового поля.

«СП»: — Какие мы рекомендации выполнили, а какие нет, применительно к вашей классификации?

— Мы разработали национальную стратегию по противодействию коррупции — это первая категория. Разработали план борьбы, ввели в президентский совет по противодействию коррупции представителей регионов и гражданского общества. А вот рекомендация из второй категории — это разработка системы всеобъемлющего непрерывного мониторинга практических результатов антикоррупционных мер. В рекомендациях «Греко» сказано, что гражданское общество должно участвовать в мониторинге, и выражать свое мнение относительно его результатов. Как это сделать, у нас не решили: дальше обсуждения идеи с мониторингом на президентском совете дело не пошло.

А рекомендация номер пять сразу заваливается в категорию невыполнимых. От нас требуют разработать четкие руководящие принципы разделения коррупционных дел между правоохранительными органами и ведомствами. У нас это невозможно, в силу устройства правоохранительной системы. Как вы знаете, наши правоохранительные силовые «башни» — прокуратура, МВД, ФСБ — сроду не любили делиться полномочиями. Это вопрос глобального давления политической воли на правоохранительную систему, а где ее взять?! Согласитесь, никаким антикоррупционным законом этого не поправить.

«СП»: — Два года назад, когда эксперты «Греко» проверяли Россию, было понятно, что множество их рекомендаций останутся невыполненными. Почему мы все же согласились играть в эту игру?

— Это не игра, это серьезное дело. Два года назад мы, слава Богу, ратифицировали конвенцию Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию. А когда страна делает такой шаг, она автоматически становится членом «Греко» — это такой единый координирующий орган в Совете Европы. Когда страны ратифицируют конвенцию, у одних есть антикоррупционная правовая база, у других нет. Поэтому предусмотрено несколько раундов проверок, как страна выполняет конвенцию.

В ходе первого страна самостоятельно готовит доклад, где говорит, какие элементы антикоррупционной системы есть в наличии. Из «Греко» приезжают эксперты — прокуроры, работники правоохранительных органов из разных стран — и на месте проверяют, насколько соответствуют факты доклада реалиям. По итогам проверки доклад дорабатывают, и заслушивают на ежегодном собрании «Греко» в декабре. После этого стране-докладчику выносят рекомендации.

Мы все эти стадии успешно прошли в 2008 году. Кто-то говорил, что и этого мы не сможем, кто-то возмущался, зачем мы в это влезли… Дело в том, что стране полезно провести инвентаризацию инструментов по борьбе с коррупцией. Ну, и поучиться у людей, как это добро улучшить.

«СП»: — Как был принят наш доклад в 2008 году?

— Вполне позитивно. Но в «Греко» сидят профессионалы, и они понимают, что мы здесь все строим с нуля. Вспомните 2008-й год: у нас был голяк по части антикоррупционных мер: соответствующих законов было раз-два и обчелся, правоприменительная практика хромала на обе ноги. Элементы, связанные с контролем за госчиновниками, за правоохранителями тоже находились в эмбриональном состоянии. Поэтому мы получили от экспертов «Греко» не только большой пакет рекомендаций, но и солидный срок — 18 месяцев — на их реализацию. Мы эти рекомендации выполняли, как могли. Правда, зачастую по принципу студента перед экзаменом — все в последнюю ночь: многие вещи начали улучшать только в нынешнем марте-апреле-мае…

«СП»: — А что дальше?

— Будем выходить на третий раунд: наш доклад снова рассмотрят, снова будет встреча с экспертами «Греко»… По ее итогам будет сформирован пакет новых рекомендаций, скорее всего это произойдет в декабре 2010 года. Ничего катастрофичного, скорее всего, не случиться. Вся процедура предусмотрена в «Греко» не для того, чтобы дать кому-то по голове, а чтобы подсказать, в каком направлении действовать.

«СП»: — И нам легко сойдет с рук, что больше половины рекомендаций не выполнены?

— Да, мы будем иметь несколько бледный вид, когда попытаемся объяснить, почему не смогли установить принцип распределения коррупционных дел между правоохранительными органами. Нашим чиновникам нужно будет говорить что-то умное, чтобы не объяснять, как сложно у нас все устроено. Но не думаю, что это повлечет за собой катастрофические последствия. Просто многие новые рекомендации станут более императивными.

«СП»: — А если после третьего раунда Россия будет упорствовать: говорить, что вот это мы не делаем, потому что не можем, а вот это — потому что не хотим?

— Тогда будет другой разговор, хотя это вопрос теоретический: новые рекомендации нужно будет выполнить к 2012 году, и неизвестно, что у нас за ситуация в стране будет. Теоретически, за дальнейшее неисполнение рекомендаций могут поставить вопрос об исключении нас из «Греко» Но, уверена, до этого никогда не дойдет.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня