18+
воскресенье, 11 декабря
Политика

Силовики показали Медведеву, что живут по понятиям

Сотрудники спецслужб отказались публиковать декларации о доходах

  
46

Вопреки президентскому указу, сотрудники ФСБ, ФСО, ФТС, МиД РФ и СВР отказались обнародовать информацию о доходах. Поводом для этого был использован закон «О государственной тайне». По словам силовиков, этот акт запрещает им раскрывать кадровый состав своих ведомств, а следовательно, и доходы «невидимых» сотрудников.

Между тем, как отмечает газета «Ведомости», директор ФСО Евгений Муров новогодние каникулы в 2009 году провел в Куршевеле с управделами президента Владимиром Кожиным. Сын руководителя ФСО Андрей Муров — гендиректор аэропорта «Пулково».

Напомним, в сентябре 2009 года Дмитрий Медведев издал указ, регламентирующий проверки сведений о доходах госслужащих. Чиновники должны были до 30 апреля подать декларации о доходах и опубликовать их на сайтах ведомств не позднее 14 мая.

Можно ли расценивать ситуацию как антипрезидентский демарш со стороны силовиков, рассуждает политолог Евгений Минченко.

«СП»: — Евгений Николаевич, отказ силовиков публиковать декларации обоснован?

— Если предметом гостайны является принадлежность человека к силовым структурам, я могу понять этот аргумент, только когда речь идет об оперативных сотрудниках. Например, если декларант — какой-нибудь замдиректор департамента ФСБ, который занимается контрразведывательной деятельностью. Логика тут ясна.

Но если речь идет о людях публичных — аргумент с гостайной не работает. Мы что, не знаем, кто у нас руководит ФСБ? Не знаем, кто возглавляет ФСО?! Если речь идет о первых лицах, и есть указ президента — думаю, надо его соблюдать.

«СП»: — Почему силовики не хотят обнародовать доходы? Они чересчур большие, или силовики под Путиным, и Медведев им — не указ?

— Я бы не сводил дело к противостоянию команд «путинцев» и «медведевцев». Просто, действительно, традиционно есть структуры, которые являются государством в государстве. Тут, скорее, можно говорить об отстаивании особого статуса спецслужб. Но я не исключаю, что если будут опубликованы данные об имуществе ряда персоналий, могут возникнуть вопросы: откуда, собственно, все это взялось?

«СП»: — Мы вправе ожидать реакции Медведева, или он все тихо проглотит?

— В подобных случаях обычно бывает так: сначала возникает медийная кампания, потом ситуацию начинают комментировать лица из неофициального окружения Медведева, кто-нибудь типа Юргенса или Будберга. А вот когда волна поднимется, смотрят на реакцию общественности, и если реакция бурная, принимается решение о вмешательстве в нее президента. Видимо, сейчас дело пойдет именно по такому алгоритму.

«СП»: — Лично Медведеву ситуация с силовиками неприятна?

— Это проблема абсолютно всех правителей России — почитайте биографию любого российского императора. Все они часто бывали недовольны выполнением своих распоряжений. То же самое было и в советское время.

«СП»: — То есть, игнорирование указа президента — это нормальная ситуация?

— Это ситуация не нормальная, но типичная для России. Периодически у нас возникают пробуксовки с воплощением воли первого лица. Чтобы эта воля продавливалась, необходимо прилагать усилия.

«СП»: — Насколько велико реальное благосостояние людей, которые отказались обнародовать доходы?

— Кто же вам скажет?! Даже если обнародовать декларации, они будут отражать верхушку айсберга. При этом я уверен, что у нас есть честные и бескорыстные сотрудники правоохранительных органов. Я лично знаю сотрудников ФСБ, прокуратуры, Следственного комитета, которые очевидно не коррумпированы, искренне служат стране. С другой стороны, у нас есть наследство 1990-х годов — негласное соглашение, что силовик может жить не только на одну зарплату. Учитывая огромные полномочия и возможности силовых структур, нет ничего странного, что находятся люди, которые этим пользуются.

На самом деле, здесь мы уже имеем дело с вопросом приличий и понятий. Кроме законодательного регулирования, есть некое понятийное регулирование ситуации. Есть иерархия позволительности действий силовиков. Скажем, помочь коммерсанту, защитить от рэкета за деньги — это ничего. Беспредельно отнять бизнес — совсем другое. Лично крышевать криминальные элементы — за гранью дозволенного… Хотим мы этого или нет, проблема неформальных отношений существует, и не только в России.

«СП»: — Не выполнять указа Медведева — это по понятиям?

— Я бы не назвал это невыполнением. Это коррекция: силовики говорят, что они «за» указ, но есть нюанс, который не учли разработчики закона. Это не лобовая фронда, не проявление неуважения к президенту, а форма высказывания позиции. В этом смысле, я не вижу здесь вызова Меведеву, который повлечет за собой кадровые решения.

Другое мнение

Геннадий Гудков, заместитель председателя Комитета ГД по безопасности:

— Кадровый состав МиДа и СВР, действительно, раскрывать нельзя. В СВР, например, даже обучение для работы в резидентуре идет под чужими фамилиями. Что касается ФСО и ФСБ, надо понимать: в этих ведомствах много должностных лиц, которые действуют совершенно открыто. Это руководители и заместители руководителей управлений, отделов, служб, — люди, которые выступают на оперативных совещаниях, участвуют в законодательной деятельности и экспертной работе. Все они обязаны публиковать декларации, и не прикрываться секретностью — нет там никакой секретности, по крайней мере, с точки зрения доходов или места работы.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня