18+
понедельник, 26 сентября
Политика

Барак Обама будет демонстрировать «мягкую силу»

20 января 44-й президент США принимает пост в овальном кабинете Белого дома. Начинается отсчет новой эры в американской политике

  
40

Администрация Джорджа Буша покинула Белый дом с самым низким рейтингом популярности. В экономике бушует кризис. Безработица в США достигла своего максимума за последние 16 лет. С целью спасения положения Обама готовит экстраординарный план стоимостью в 825 миллиардов долларов — невиданный в истории страны!

Во внешней политике положение не лучше. Престиж Штатов на международной арене упал до своего исторического минимума. Неприятие текущей политики Вашингтона объединяет самые разные силы во всем мире. Америка вовлечена в две непопулярные войны - в Ираке и в Афганистане. Отношения с традиционными европейскими союзниками очень непросты. В Латинской Америке почти повсеместно к власти пришли левые режимы с более или менее антиамериканской позицией. Китай вышел на 2-е место в мире по объемам экономики и дышит США уже в затылок.

Сложными и неоднозначными являются и отношения с Россией. За восемь лет правления Буша они прошли путь от «понимания души» (говоря словами американского президента) и стратегического сотрудничества после 11 сентября 2001 года, до множества взаимных упреков в последние годы.

Теперь Бараку Обаме предстоит что-то делать со всем этим наследием правления Буша-младшего. Нас, конечно, в первую очередь интересует его политика по отношению к России.

В отличие от своего предшественника, Обама еще до вступления в должность побывал в России, причем долетел аж до Перми, где с ним случился небольшой скандал, когда самолет американских сенаторов был задержан нашими пограничниками. Что еще более важно — в ту же поездку в 2005 году Обама посетил Киев, где встречался с Виктором Ющенко и Юлией Тимошенко. В своей книге «Дерзость надежды» Обама вполне сочувственно пишет о героях «оранжевой революции», и отрицательно о попытках России помешать ее триумфу. Там же он с негодованием упоминает о том, что советские войска в Афганистане начиняли игрушки взрывчаткой.

Если внимательно посмотреть на внешнеполитическую повестку дня Обамы до и после избирательной кампании, то главным словом в ней будет «прагматизм», особенно в отношении России. Смысл этого «прагматизма» заключается в отталкивании от позиции Клинтона и Буша, которые делали ставку на выстраивание личных отношений с Ельциным и Путиным. Теперь же роль доверительного контакта принижается в пользу ясного и внятного определения интересов Америки во взаимоотношениях с Россией.

Чтобы адекватно давать себе отчет о месте Москвы в планах Обамы, следует посмотреть на Россию не «изнутри», а «снаружи». Дело, что в нынешнем мировом раскладе сил Россия уже далеко не Советский Союз времен «холодной войны». Отношения, например, с Китаем для Америки куда важнее. Также есть такие «горячие точки», как Ирак, Афганистан, Ближний Восток, Иран, Северная Корея, которые будут занимать основное время у новой команды. В планах Обамы — прямые контакты с Тегераном и Гаваной, что будет означать революционный разрыв с предшествующей политикой. В любом случае, отталкивать Россию или занимать в отношении нее априори жесткую позицию никто не собирается. Но в Белом доме хорошо понимают, что с Россией в настоящий момент не удастся разыграть выигрышную партию: просто нет удачного повода для этого. Те же РЛС в Чехии и Польше, чья судьба еще до конца не определена, не являются таким важным предметом для американцев по сравнению с ядерными программами Ирана или Северной Кореи.

Главным советником в вопросах российско-американских отношений у Обамы является профессор Стэнфордского университета Майкл Макфол, позиция которого вполне определена. Например, с его подачи, комментируя президентские выборы в России, Обама сказал: «На фоне сотен лет самодержавного правления может показаться, что выбор Дмитрия Медведева в качестве следующего президента России является прогрессом. На фоне более поздних российских экспериментов с демократией, эти выборы — трагический шаг назад. Медведев легко победил отчасти потому, что его выбрал очень популярный Путин, но отчасти еще и потому, что кандидаты от подлинной оппозиции к выборам допущены не были, лояльные Кремлю телеканалы заполонили эфир позитивными репортажами о Медведеве, а весь государственный аппарат был мобилизован на получение голосов в пользу путинского кандидата».

Другое заявление Обамы, в связи с признанием независимости Абхазии и Южной Осетии, не менее знаковое: «Я осуждаю решение России и призываю все страны мира не придавать никакой легитимности этим действиям… Российское государство обязано уважать территориальную целостность, суверенитет Грузии, равно как и других независимых государств… Если российское правительство продолжит нарушать нормы и практики международного сообщества, США и их союзники должны пересмотреть все аспекты отношений с Россией».

Как говорится, комментарии излишни.

Сам Макфол утверждает: «у Барака Обамы будет возможность устроить новые отношения с Россией. Он не человек „холодной войны“. Это новый человек. Я надеюсь, что это будет возможность для России и Америки устроить отношения по-новому». Но не стоит забывать, что Майкл Макфол — коллега Кондолизы Райс по преподаванию в Стэнфордском университете. При всех громких заявлениях следует иметь в виду, что принципиально политика США по отношению к России не изменится.

Главное, что ждут поклонники от Обамы, это его применения soft power, т.е. «мягкой силы». Таким образом, различие между республиканской и демократической администрацией может оказаться только стилистическим. Там, где Буш раз предупредив, наносил удар, Обама будет предупреждать трижды. Вспомним, что еще до Буша, Клинтон в 1998 году наносил мощные авиаудары по Ираку. А ведь в команде Обамы почти все ключевые посты занимают люди Клинтона, и первым номером идет будущий госсекретарь — Хиллари Клинтон. Именно ей предстоит формулировать конкретную политику. Отношение ее к России вполне стандартно для американского истеблишмента. От нашей страны не ожидают большого продвижения по пути демократии, но и не хотели бы отката назад. Хиллари Клинтон будет мило улыбаться, но вряд ли отступит хоть на один дюйм в поддержке Грузии или Украины. Тут можно вспомнить русскую поговорку — «мягко стелет, да жестко спать». Женскую обаятельность госсекретаря при случае оттенит военная жесткость нового советника по национальной безопасности — адмирала Джеймса Джонса.

Размещение ПРО в Чехии и Польше — то, что является камнем преткновения сегодня, станет первым пробным камнем для Обамы. Ему предстоит определенно ответить на вопрос: поддерживает ли его администрация развертывание ПРО? Пока он не говорит ни «нет», ни «да». Другим решающим пунктом его внешнеполитической повестки станет отношение к расширению НАТО в плане вовлечения в блок Украины и Грузии. Сегодня США их решительно поддерживают, оставаясь в меньшинстве в Североатлантическом союзе. Продолжит ли данный курс Обама? Пока все показывает на то, что продолжит. Американцы никогда не отступят от курса на «демократизацию», другое дело, что Обама будет это делать более завуалировано. Также США заинтересованы в диверсификации энергетических поставок для Запада, особенно в свете последнего газового кризиса, что объективно их делает противником таких проектов как «Северный поток» и «Южный поток», и напротив, заставляет лоббировать проект «Набукко», когда газ потечет в обход России.

Подводя итог, можно сказать, что до потепления в российско-американских отношениях далеко. Каждая из двух стран имеет свои долгосрочные интересы и намерена их защищать. И в этом смысле смена действующих лиц в Вашингтоне мало что меняет.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье