18+
четверг, 29 сентября
Политика

Помочь Чичваркину может Медведев… или Путин

Лидер «Правого дела» Леонид Гозман заявил, что у партии есть ресурс. И она будет пытаться защитить бизнесмена, сбежавшего от следствия в Лондон

  
10

Как стало известно 22 января, следственный комитет при прокуратуре РФ выступил с ходатайством о заочном аресте экс-совладельца компании «Евросеть» и руководителя Московского отделения политической партии «Правое дело» Евгения Чичваркина. Следствие вынесло постановление о его привлечении в качестве обвиняемого по делу о похищении человека и вымогательстве, объявив Чичваркина в федеральный розыск. Басманный суд столицы рассмотрит ходатайство СКП 28 января. Одновременно стало известно, что сам Чичваркин срочно покинул Россию. По некоторым сведениям, в настоящий момент он находится в традиционном прибежище российских политических и бизнес-эмигрантов — Лондоне. Прокомментировать ситуацию, в которой оказался бизнесмен и новый политик мы попросили его товарища по партии — лидера «Правого дела» Леонида Гозмана.

— Леонид Яковлевич, вот история с Чичваркиным какая-то странная произошла, что в партии на этот счет думают?

— Не он первый, не он последний. Это первый, что ли, бизнесмен, на которого наехали?

— Дело, вроде бы как, давно идет и столь резкого поворота ничто, казалось бы, не предвещало? Тем более такое совпадение: вы несете документы в Минюст для регистрации партии, и тут же следственный комитет прокуратуры выступает по Чичваркину. Связь не улавливаете?

— Вы знаете — нет, в данном случае — я думаю, что это тот случай, когда атака на Евгения Чичваркина не связана с его политической позицией. Я думаю, что здесь просто совпадение. Дело в том, что конфликт действительно развивается давно. К сожалению, как это уже не в первый раз у нас происходит, по моему. Моя оценка, что правоохранительные органы выступают здесь не защитниками права как такового, а выступают как одна из сторон в конфликте. Опять-таки, к сожалению, у нас такое уже не раз происходило.

— А в партии что думают по поводу истории с Евгением?

— Во-первых, мы не верим в эти обвинения, не верим в его вину. Мы считаем что в очередной раз — вместо того чтобы решать вопрос через суды, гражданские процедуры — люди договариваются с правоохранительными органами. И используют их в качестве такого тарана. Это много раз бывало в нашей истории. Характерно, что санкцию на арест выдает Басманный суд. Ну, у нас, правда, и другие суды такие же. Мы, знаете, не КПСС и не «Единая Россия», мы свое отношение к человеку не ставим в зависимость от претензий к нему следственного комитета прокуратуры. У следственного комитета своя позиция, у нас — своя.

— Вы сами с Чичваркиным после его внезапного отъезда в Лондон беседовали?

— Нет.

— Не связывались? Вообще никаких контактов с ним не поддерживаете?

— Без комментариев. Кстати говоря, вот смотрите — вот если бы я ответил «да», то это бы означало, что органы могут приехать ко мне и потребовать оказать им содействие в его поиске.

— Вот так даже?

— Ну, например, мне так кажется. Я точно не знаю. Но, вообщем, я предпочитаю говорить, что контактов не было.

— Такой поворот в деле «Евросети» и Евгения Чичваркина может нанести имиджевые и репутационные потери для партии?

— Тут ведь дело какое — репутационные потери. Все что происходит — может иметь любой выход, в любую сторону. В том числе, и в сторону имиджевых потерь. Я не знаю. Смотря, как оно дальше сложится.

— Ну а региональные руководители или может быть простые члены партии «Правое дело» уже связывались с вами по поводу происходящего? Спокойно они на это реагируют?

— Пока у меня нет таких сведений. Конечно, о ситуации мы знали очень давно… И знали, что он в Лондон не отдыхать уехал. Но…

— А когда решали, чтобы Евгений Чичваркин возглавил московское отделение партии, вы учитывали возможность такого поворота? Или для вас это стало полной неожиданностью?

— Нет, это не стало полной неожданностью. Мы знали, что у него были конфликты. Но мы считаем его человеком серьезным, самобытным, активным и успешным. С огромным уважением относимся к его достижениям в бизнесе — он поднял с нуля великолепный бизнес. Ну, да — мы знали, что есть конфликты.

— Что теперь будет с московским отделением партии?

— Вы знаете, это зависит от развития дела Евгения. Дело в том, что он не руководитель московского отделения. Он уполномоченный по проведению собрания по организации отделения. Чтобы провести и организовать собрание надо как минимум присутствовать в том городе где оно проводится. Если все как-то более-менее утрясется и Чичваркин вернется на родину — то он проведет это собрание сам. А, если это все затянется, то по-видимому, нам придется поручить это дело кому-то другому.

— У вас есть какие-то контрольные сроки, чтобы определиться?

— Мы их для себя пока не установили — закон на этот счет от нас ничего не требует. Мы отдали документы в Минюст, у нас достаточно региональных отделений, достаточно членов партии, и поэтому я думаю, что мы постараемся не торопиться с другой кандидатурой. Даже просто, чтобы никто не мог подумать, что мы отказываемся от своих товарищей

— Вот такой вопрос — если не хотите, не отвечайте — на ваш взгляд, Евгению Чичваркину имеет смысл возвращаться в страну?

— Я думаю, что только после снятия к нему претензий.

— Только после окончательного разрешения ситуации, да?

— Мне кажется что да, потому что, к сожалению, у нас правосудие не пользуется тем доверием, которым должно было бы пользоваться правосудие в нормальной свободной стране. Ситуация — это одно. Но вот убийство, произошедшее на Пречистинке адвоката и журналистки — это конечно, гораздо более страшная и трагическая ситуация. Ну, в общем, это тоже про правосудие, да? Вот как в Италии, в послевоенной Италии — убивают служащих правоохранительных органов и участников судебных процессов — их убивают на улицах, и это, как бы, нормально, да?

— Какое-то заявление со стороны партии, в поддержку Чичваркина будет? Имеется в виду политическое заявление?

— Заявление уже висит на сайте.

— Леонид Яковлевич, а вот злые языки утверждают, что у вас есть определенные взаимоотношения с Кремлем…

— Почему злые языки? Я вообще считаю, что политическая партия, нормальная, в нормальной стране — должна взимодействовать с властью, с законной властью. Да, взаимодействуем.

— Есть ли у вас рычаги или возможности ходатайствовать, обратиться с просьбой в Кремль, чтобы разрешить эту ситуацию?

— Возможность ходатайствовать у нас, безусловно, есть. Рычагов — чтобы мы кому-то позвонили, на что-то кого-то обменяли - такого у нас конечно нет. И хотелось бы, чтобы такого никогда в стране не было! Чтобы ни у кого не было рычагов воздействия на правоохранительные структуры. Даже у президента. И чтобы ни у кого не было рычагов воздействия на президента.

— То есть вы не будете делать попыток переговорить с кем-то из политического руководства страны?

— Мы будем делать такие попытки. То есть я сказал, что у нас есть ресурсы ходатайствовать. Вот эти ресурс у нас, безусловно, есть, и это ресурс будет использован в полной мере. Мы сможем обсудить это дело с достаточно высокопоставленными чиновниками российского государства. Это мы, конечно, сможем сделать и это мы обязательно сделаем! И это я говорю в категории настоящего времени — дела-ем

— То есть это уже происходит?

— Ну конечно! А вот надавить на них — мы конечно не можем. И мы хотели бы, чтобы никто не мог давить. Высказывать точку зрения, просить, объяснять там ущербы для всего - да, безусловно. Хотя это может кому-то не понравиться.

— Не могли бы уточнить — кто конкретно в Кремле мог бы помочь?

— Вы знаете, есть такой человек, фамилия его — Медведев…

— … Дмитрий Анатольевич.

—  Думаю, что он мог бы довольно быстро разрешить эту ситуацию. Есть еще Путин Владимир Владимирович, тоже не последний человек в стране. (смеется)

— А каких-то, скажем, уличных мероприятий не планируете?

— Вы понимаете какое-дело… Если бы Евгений сидел в Таганской тюрьме — мы бы, конечно, взяли ее штурмом. А поскольку, слава богу, этого нет — то я, вообщем, не очень понимаю: зачем это надо

— А каковы планы партии, если уже отвлечься от Чичваркина? Вы планируете дождаться все-таки регистрации партии в Минюсте или в какие-то активные мероприятия сразу включитесь?

— Планы партии — планы народа. Вот сложно это как-то прокомментировать. Нет, мы вообще ничего официально не ждем, у нас еще много оргработы.

—  В предстоящих выборах региональных вы не будете участвовать?

—  Будем участвовать обязательно. Например, в Татарстане товарищи идут по одномандатным округам, но под знаменем «Правого дела». Тоже самое будет происходить еще в нескольких субъектах федерации. В городе Тольятти — выборы в городской Совет. Мы не можем участвовать списком еще пока, но местное отделение «Правого дела» Самарской области единогласно объявило своим представителем на выборах в Тольятти общественное движение «Декабрь». Федеральный совет пока не высказался на эту тему, но вот региональный политсовет одобрил единогласно. В общем, в выборах мы будем участвовать.


Также ситуацию с Евгением Чичваркиным по нашей просьбе прокомментировал в прошлом один из лидеров правых Борис Немцов:

—  Я могу сказать, что Чичваркин — талантливый парень, один из самых способных бизнесменов нашей страны, который с нуля создал фантастически успешный бизнес. Этот бизнес подвергся рейдерском захвату со стороны спецслужб, путинских. Чичваркин, будучи бизнесовым парнем, подумал, что нужна какая-то политическая поддержка. И явно не по любви, а по расчету, вступил в создающуюся партию, кремлевскую партию — «Правое дело». Но оказалось, что либо Кремль охладел к «Правому делу», либо не те люди занимаются в Кремле «Правым делом». Раз они не могут защитить его от беспредела спецслужб. Не те люди. Вот вышло так. И он был вынужден уехать. У нас в стране не так много людей уровня Чичваркина. И надо понимать, что отъезд подобных людей резко ухудшает вообще инвестиционный климат и привлекательность нашей страны. Теперь, что касается его перспектив, то я думаю, что Британия его никогда не выдаст. Никогда не выдаст, потому что Британия после убийства Литвиненко отлично знает, что такое Россия и что такое российское правосудие. Именно «Путинская Россия» и «Путинское правосудие». Но я считаю, что мы должны делать все, чтобы такие люди как Чичваркин вернулись в Россию. Это наша миссия.


Из досье «СП»:

Евгений Чичваркин является фигурантом уголовного дела, по которому проходят также еще четыре человека: вице-президент по вопросам безопасности «Евросети» Борис Левин, его заместитель Александр Ермилин, сотрудники службы безопасности компании Сергей Каторгин и Виталий Цверкунов.

Они обвиняются в похищении в начале 2003 года Андрея Власкина, занимавшегося перевозкой телефонов для «Евросети», а также вымогательстве и самоуправстве. Власкина тогда обвинили в краже мобильных телефонов и до момента возмещения им 20 миллионов рублей удерживали на съемных квартирах. Этот эпизод был выделен в отдельное производство из другой истории — расследуемого с 2005 года уголовного дела о контрабанде мобильных телефонов, продававшихся через магазины «Евросети».

В сентябре 2008 года Евгений Чичваркин и второй совладелец «Евросети» Тимур Артемьев продали 100% своего бизнеса Александру Мамуту.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Манойло

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Ложный след «Боинга» Ложный след «Боинга»

Международное «расследование» проигнорировало предоставленные факты и назначило Россию виновной в катастрофе MH17

Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье