18+
четверг, 8 декабря
Политика

Литва хочет влиять на Белоруссию через ОБСЕ

После событий в Минске Вильнюс был в растерянности, но наконец опомнился

  
4

Литва до президентских выборов в Белоруссии была главным «демократизатором» этой страны. Президент Даля Грибаускайте зазывала Александра Лукашенко в Вильнюс, сама ездила в Минск, назвала Батьку гарантом экономической и политической стабильности в Белоруссии. Европа сулила ему златые горы, если выборы пройдут по ее правилам. Лукашенко, как известно, уверенно победил, но вечером 19 декабря жестко разогнал оппозицию и арестовал почти всех бывших кандидатов в президенты. Вильнюсские политики обрушились на Батьку с критикой, известной еще по прежним временам (его в Литве всегда называли «последним диктатором Европы», но перед выборами такая оценка исчезла из СМИ). А президент Литвы как воды в рот набрала. Ее тоже раскритиковали: мол, зря старалась, поступалась демократическими принципами, «приручая» Батьку, и вообще это якобы ее внешнеполитический провал.

Инициативу в нынешней атаке на Лукашенко (а стало быть, косвенно — на президента Литвы) взяли на себя представители правых сил — глава литовского МИД Аудронюс Ажубалис и председатель парламентского комитета по международным делам Эмануэлис Зингерис, которые, впрочем, и до периода заигрывания с Лукашенко отличались критикой в его адрес.

Но вот Белоруссия приняла решение о прекращении работы офиса ОБСЕ в Минске, и снова Вильнюс стал менять риторику, склоняясь к компромиссу. Дело в том, что это решение белорусских властей (читай — Лукашенко) — выпад не только против самой организации, негативно оценившей события в Белоруссии да и сами президентские выборы, но и против Литвы, которая с 1 января стала председательствовать в ОБСЕ.

Правда, депутат Сейма Литвы Вилия Алекнайте-Абрамикене, являющаяся главой парламентской делегации республики в Парламентской ассамблее ОБСЕ, оценила закрытие офиса как неприятный сюрприз для Литвы. «Перед выборами было ощущение, что каким-то образом, медленно, но все движется в лучшую сторону, — сказала она. — Но потом Беларусь вернулась к грубому, автократическому режиму». Зингерис назвал закрытие офиса местью за объективность оценки президентских выборов в Белоруссии. Но вот Ажубалис прекратил ругать официальный Минск и заявил, что Литва предпринимает меры для того, чтобы в Минске решение о закрытии офиса ОБСЕ пересмотрели. Понятно: если председательствующая в организации Литва окончательно покинет Минск, то рычаги влияния на соседа будут утеряны.

Фактически об этом стала говорить и Даля Грибаускайте, прервавшая молчание после решения Минска о закрытии офиса ОБСЕ. «Президент придерживается мнения о том, что миссия ОБСЕ, представительство ОБСЕ являются одними из тех мер, которые могли бы поощрять сотрудничество, общение с белорусским руководством, и выражает сожаление по поводу того, что деятельность миссии ОБСЕ не продлена», — передал слова Дали Грибаускайте ее пресс-секретарь. «Президент считает, что этот шаг не будет поощрять общение и сотрудничество между гражданами Литвы и Белоруссии, не внесет вклад в распространение демократии в Белоруссии», — сказал он.

Между тем, экс-президент Литвы Валдас Адамкус, почти всю жизнь проживший в США (а когда он стал главой республики, здесь появилась секретная тюрьма ЦРУ, фактически раскрытая именно по требованию Дали Грибаускайте) назвал одному из местных изданий катастрофой внешнюю политику Вильнюса в отношении Минска. «Мы, без сомнения, перестарались, желая угодить Александру Лукашенко. Мы просто стали посмешищем», — сказал он и подчеркнул: «мы собственными руками подрывали доверие стран региона». Но Даля Грибаускайте считает иначе. «Президент никак не оценивает и не комментирует высказанные в прессе комментарии или мнения отдельных политических деятелей, — сказал ее пресс-секретарь. — Она считает, что катастрофой и ошибкой была десятилетняя изоляция Беларуси. Те шаги, которые были сделаны за время полномочий нынешнего президента — первые контакты, приложились к тому, что есть хотя бы какие-то шажки в сторону демократии».

Мало того: Грибаускайте не только не предложила снова изолировать Белоруссию от Европы, как было до ее прихода во власть, а наоборот, призвала руководство Евросоюза упростить выдачу виз гражданам Белоруссии и снизить для них визовый сбор. Она потребовала от белорусских властей отпустить всех задержанных во время беспорядков в Минске. Однако хотя президент Литвы осудила непропорциональное использование силы против оппозиции в Минске, тем не менее, по словам ее пресс-секретаря, она «не поддерживает проявление определенного насилия со стороны демонстрантов, быть может, возможные провокации». То есть увидела соринку и в глазу белорусской оппозиции.

Терпимое отношение президента Литвы к главе Белоруссии после случившегося 19 декабря говорит о том, что Вильнюс решил продолжить попытки воздействия на Минск. А скорее всего, это — стратегия Евросоюза. Как известно, Грибаускайте пришла в президенты Литвы с должности еврокомиссара по бюджету и финансам. Иначе говоря, она — человек ЕС.

Вильнюс

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня