18+
четверг, 8 декабря
Политика

Президент позвал журналистов поесть греческого салата

Наблюдения участника встречи прессы с Дмитрием Медведевым

  
11

18 мая президент Дмитрий Медведев доказал, что догнал председателя Владимира Путина. Впервые за три года президентства он пообщался с прессой, так сказать, в крупном формате (прежде такие пресс-конференции устраивал только Путин). В течение 2 часов 20 минут Медведев отвечал на вопросы около 600 российских и иностранных журналистов. На пресс-конференции побывал и корреспондент «Свободной прессы».

Инструкция, полученная из пресс-службы Кремля, была краткой. Она предписывала явиться с 9.30 до 10.30 утра на Ильинку, 14, подъезд № 7. Явился я, от греха, минута в минуту. Подъезд даже не нужно было искать. Возле него стояли три здоровенных серых автобуса с дымчатыми стеклами, а от дверей загибалась изрядная очередь из коллег по цеху. Ее караулили крепкие парни в штатском и несколько патрульных машин.

Когда я втиснулся, наконец, в предбанник подъезда, то увидел, как десяток коллег осаждает крепкого гражданина, похожего на Вячеслава Володина, только погрубее лицом. Я подумал, что кто-то из администрации дает интервью, и протиснулся ближе. Но все оказалось проще. Нескольких журналистов не пускала охрана — им не понравились редакционные удостоверения. По мнению охранников, «ксивы» выглядели фальшиво. Вляпавшиеся коллеги нервно звонили по мобильникам, выясняли, куда можно отправить факс, и препирались с гражданином, похожим на Володина. Но тщетно. Как оказалось, нескольких бедолаг к Медведеву так и не пустили.

Мне повезло больше. Через минуту я поднялся на второй этаж в небольшой зал-накопитель. В его торце, на манер президиума сидели сотрудники пресс-службы. Они выдавали бейджики с голограммой и Бог весть какими еще степенями защиты. Без бейджиков в автобус никого не пускали. Тут кстати объявили посадку.

В «Сколково» ехали колонной, но без мигалок и всяких резервных полос. Этого и не требовалось: Кутузовский катил в область не напрягаясь. Колыбель российских инноваций оказалось неожиданно близко от МКАДа. Здание снаружи смотрелось футуристично, но любовались мы им недолго. Всех журналистов сразу загнали вовнутрь и больше не выпускали.

Внутри было гораздо скучнее. Фойе с раздевалкой, эскалатор на второй этаж. Там белели накрытые столы с минимальной закуской: кофе, чай, кексы и почему-то греческий салат в порционных контейнерах. На этом демократичном фоне сновали вышколенные, во фраках и белых перчатках лакеи, бесшумно убиравшие грязную посуду.

Здесь мы зависли на час, в течение которого гости Дмитрия Анатольевича хаотично бродили по сколковским закоулкам. Учебный центр меня не впечатлил. Он напоминал многозальный кинотеатр, откуда выгнали публику. Лабиринты широких коридоров, большие и малые аудитории со стеклянными стенами. Такое впечатление, что создатели «Сколково» решили: если под задницами молодых ученых будут не простые стулья, а кресла за две сотни евро — это автоматически сделает их докторами наук.

Тут и там на плоских поверхностях — перилах, стеклянных футуристических столиках, постаментах абстрактных загогулин-скульптур — были расставлены яблоки с маленькой наклейкой «Сколково». Они намекали, что «Сколково» — это наш Apple (только яблоки были целыми, модернизаторы поленились их надкусать — чтобы уж совсем походить на логотип Apple, любимых гаджетов Медведева). Я же подумал, что эти «инновационные» яблоки и есть символ центра — банальное содержимое, подаваемое как восьмое чудо света.

Когда кофе закончился, а в наличии остался только чай, открыли главный конференц-зал. В него запустили сначала телевизионщиков, а потом и нас — простых работников клавиатуры. За 25 минут до явления народу Дмитрия Анатольевича двери зала закрыли, и предупредили, что больше никого впускать-выпускать не будут. За пять минут на трибуну, за которой должен был стоять президент, член кремлевской пресс-службы почтительно поставил чашку с водой. Еще через минуту другой член еще более почтительно переместил чашку чуть в сторону — чтобы освободить главе государства место под айпад.

Наконец, час Х пробил. На трибуну, под аплодисменты, бодро поднялся наш президент. Дмитрий Анатольевич Медведев визуально был свеж, элегантен, и пребывал в превосходном расположении духа. В двух словах он объяснил правила игры: ведет пресс-конференцию он лично, без помощников. Кто хочет задать вопрос — поднимает руку, а президент указывает на понравившегося журналиста пальцем. Выбирает президент по секторам, слева направо.

После этого Медведев попросил поднять руки. Я сидел как раз в первом секторе. Руки потянули все, но президент выбрал знакомого телевизионщика одного из центральных каналов. И тут стало очевидно, что в зале немало, так сказать, засланных казачков с заранее заготовленными вопросами. И что как раз такого президент и выбрал. Вопрос был предельно мутен, философичен, и касался «Сколково». Дескать, видит ли президент границы инноваций в России, ибо хотя «Сколково» находится за МКАДом, что символично, у него все же есть ограда?

Я выпал в осадок от вопроса, а Дмитрий Анатольевич бодро пустился в рассуждения. Вопрос номер два был немного лучше, но тоже из разряда безопасных: с чем связаны увольнения губернаторов? На третий раз глава государства решился, наконец, сыграть в русскую рулетку, и ткнул в парня из «Авторадио». К счастью для Медведева, парня интересовали парковки. А вот с четвертым вопросом немного не повезло.

Президент снайперски выбрал даму, сидящую через два кресла от меня. Она оказалась из «Независимой газеты», и сразу спросила, когда нам объявят имя будущего кандидата в президенты. Но ответ показал, что Медведев научился говорить почти так же уклончиво, как еще один модернизатор и ускоритель — Михаил Горбачев. Президент дал понять, что говорить о конкретном кандидате нужно в другое время и в другом месте, причем эта простая мысль потребовала как минимум двухминутного выступления.

Вообще-то, на неприятные вопросы Медведев нарвался всего пару раз. Корреспондент «Радио Свобода» спросил его, как в Россия исполняет решения Европейского суда по правам человека, да Владимир Кондратьев с НТВ поинтересовался, может ли возникнуть ситуация, при которой Путин и Медведев выдвинутся одновременно. Но президент и здесь не стал раскрываться, а предсказуемо отвечал, что Европейский суд принимает предвзятые решения, а Владимир Путин — не только его старинный друг, но и единомышленник, и что оба они одинаково смотрят на стратегию развития России.

Не обошлось без просьб. Журналист из Чечни попросил Медведева присвоить Грозному звание города воинской славы, дама из Питера — возглавить попечительский совет фотоконкурса «Моя страна».

После 43 вопросов Дмитрий Анатольевич решил, что пора закругляться. Подавив в зародыше еще один неудобный вопрос («Опасен ли для общества выход Ходорковского на свободу?» «Вопрос краткий, и ответ краткий: ничем не опасен», — отрезал Медведев), глава государства обратился к пяти вопросам, которые выбрал сам из 204, присланных журналистами заранее. Их подбор оказался, мягко говоря, необычным: о перспективах оленеводства, о наличии в речи президента слов-паразитов, о необходимости развивать сообщение между удаленными регионами Сибири, и о главных победах и неудачах на посту главы государства.

— Не думаю, что я вас поражу в этом плане, — проникновенно сказал Медведев. — К очевидным удачам я хотел бы отнести то, что в самый сложный период развития нашей страны за последние 10 лет, в период глобального финансового кризиса, роста безработицы, у нас не произошло драматического ухудшения положения людей. К числу достижений можно отнести, что мы смогли реализовать выверенный внешнеполитический курс, и в то же время защитить себя — имею в виду события 2008 года. Ну, а неудачи и недостатки… Думаю, ответ очевиден. Мы не добились кардинального улучшения положения наших людей. Мы не смогли диверсифицировать ситуацию в экономике. Это повестка дня для будущей работы…

После выступления народ повалил из зала добивать то, что осталось на столах. Коллеги переговаривались: «Веселый у нас президент. Смешной». Делать было все равно нечего. Внизу охранники намертво заблокировали двери, и не выпускали никого битый час. Они ждали, когда глава государства уедет, наконец, из любимого «Сколкова» по своим государственным делам.

Вопрос от «Свободной Прессы», на который президент отказался отвечать и который даже не был опубликован на сайте Кремля, хотя организаторы пресс-конференции уверяли, что все вопросы от акредитованной прессы будут вывешены на сайте:

Дмитрий Анатольевич! Главе правительства Сингапура Ли Куан Ю удалось в свое время быстро победить коррупцию. Он посадил крупных коррупционеров из своего окружения, включая родственников и друзей. Некоторые из них, избегая тюрьмы, покончили жизнь самоубийством. В Южной Корее диктатор Пак Чон Хи устроил «парад» арестованных коррупционеров. Говорят, на это его вдохновили колонны пленных немецких военнопленных, которых провели по центру Москвы в 1944 году. Что мешает сделать то же самое лично вам?

Фото автора

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня