18+
пятница, 31 марта
Политика

ВЦИОМ понизил рейтинг Медведева и Путина

Опрос социологов показывает, что население все меньше одобряет благоглупости первых лиц государства

  
12

ВЦИОМ провел опрос, в ходе которого выяснил, что рейтинги президента Дмитрия Медведева и премьера Владимира Путина покатились вниз. Население, оказывается, одобряет деятельность президента на 10% меньше, премьера — на 7%. Правда, это пока не мешает согражданам относиться с прежним доверием к первым лицам государства. Будет ли рейтинг снижаться и дальше, и не дойдет ли в итоге ситуация до критической точки? Ситуацию анализирует эксперт Московского центра Карнеги Николай Петров.

«СП»: — Николай Владимирович, ВЦИОМу можно верить, объективно ли этот опрос отражает настроения в обществе?

— Думаю, можно по-разному относиться к тому, насколько именно падает рейтинг, но мне кажется, в условиях углубляющегося кризиса падение популярности и премьера, и президента неизбежны. В целом, мне кажется, верить можно. Это очень важный рейтинг. Доверие к премьеру и президенту — важный элемент, тот крюк, на котором фактически держится политическая стабильность. Поскольку в отличие, скажем, от 1998 года, когда во время кризиса рейтинг президента был крайне низок. Но тогда были относительно сильные политические институты, как Совет Федерации и Госдума, которые могли обеспечить стабильность в условиях крайне непопулярного президента. Сейчас этих институтов нет, поэтому не только интересы президента Медведева и премьера Путина, но и всего политического класса заключается в том, чтобы максимально поддерживать рейтинг, иначе очень трудно обеспечивать политическую стабильность.

«СП»: — Но то, что доверие пока не падает, говорит о том, что такой запас есть?

— Пока есть. Но все зависит оттого, как долго мы будем падать в условиях кризиса. Понятно, что при всех остальных соображения, неважно уже каких, правительство не может быть популярным в условиях, когда уровень жизни падает. А он падает сейчас, и будет еще падать относительно долго. Поэтому мне кажется, что для всей политической системы такой рейтинг — серьезный вызов, на который так или иначе Кремлю придется находить ответ.

«СП»: — Естественно было предположить, что выходом из ситуации является замедление падения экономики. Но если с этим не получиться, какие шаги могут власти еще предпринять?

— Можно обсуждать, насколько многолетний высокий рейтинг Путина был результатом каких-то объективных экономических причин, а насколько был связан с пропагандой, контролируемыми ТВ-каналами. Но факт остается фактом: есть экономические реалии, которые не поддаются особым воздействиям со стороны Кремля. Воздействие возможно только в политической сфере. Поэтому мне кажется, что бояться Кремль должен опасность перехода экономического кризиса в плоскость управленческую и политическую. А раз так, те усилия, которые сейчас предпринимает правительство, будут недостаточными, если правительство будет заниматься только экономикой.

Правительство неизбежно должно заниматься политической системой, укреплением политических институтов. К сожалению, вчерашние действия Кремля по отношению к губернаторам (смена глав четырех регионов — прим. «СП»), мне кажется, никак не демонстрируют, что в Кремле отчетливо понимают те опасности, которые сейчас возникли, и готовы адекватно на них реагировать.

«СП»: — Вчерашний шаг был демонстрацией силы?

— Демонстрацией — да. Но одновременно это было упрямое продолжение той модели, которую начиная с прошлого года Кремль активно использует. А именно — подхода к регионам как к каким-то корпорациям, когда можно в любой момент взять и заменить неэффективного лидера на эффективного, который приходит со стороны. Мне кажется, главная опасность в том, что в условиях кризиса такой подход, когда приходится максимально контролировать ситуацию с политическими элитами в регионе — неправилен. Просто так посылать варягов — это благоглупость.

«СП»: — Будем считать, эту ошибку они уже сделали. Что еще может привести к раскачиванию ситуации?

— Ситуация идет сама по себе к раскачиванию, ошибки все сделаны и надо их исправлять. Скажем, в условиях кризиса большая ошибка иметь крайне жесткую и эксклюзивную избирательную систему. Вместо того, чтобы максимально привлекать к сотрудничеству разумные политические силы, наоборот, их выталкивают. Посмотрите, что происходило весь последний год. Это чистка политического пространства, когда были оставлены шесть партий, которые полностью контролируются Кремлем. Из них четыре имеют привилегированное положение, поскольку представлены в Госдуме. Все последние месяцы мы видели, что Кремль упрямо шел в том же направлении. Делал избирательную систему еще более жесткой и замуровывал отверстия, через которых может стравливаться пар общественного недовольства. В условиях кризиса надо наоборот делать дыры, чтобы если растет температура, было бы куда выходить пару.

«СП»: — Представим, что дыры не сделаны. На носу октябрьские выборы. К этому сроку может накопиться критическая масса, которая рванет?

— Мы начали с рейтинга ВЦИОМ. Думаю, когда нет свободной прессы и бурной политической жизни, Кремль делает ставку на социологические опросы. И пытается отслеживать ситуацию уже не по стране в целом, а по конкретным регионам. Думаю, мартовские выборы — пожалуй, последние, когда система сейчас построенная будет еще работать. До октября система избирательная претерпит изменения в сторону возрастания реальной конкуренции.

«СП»: — То есть либерализм позволит избежать взрыва?

— Я рассчитываю, в силу инстинкта самосохранения, чтобы выжить, власть должна будет отказаться от тех изменений к худшему, которые за последние год-два были внесены.

«СП»: — И все же, острый сценарий возможен?

— Думаю, возможен. Но это не собственно сам экономический кризис, а управленческий коллапс, который может возникнуть, например, потому, что публичной политики у нас нет. Нет опыта участия в публичной политике у большинства назначенных губернаторов, нет учета мнения и специфики регионов при принятии решений. Поэтому любое решение. Как, скажем, повышение пошли на импортируемые автомобили. — любое такое решение способно сыграть крайне негативную роль в регионах. А рассчитывать на то, что губернаторы с этим справятся, что выйдут на митинги, к людям, — к сожалению, не приходится. Тем более, в условиях кризиса решения принимаются быстро, и риск ошибки возрастает. Как и риск социального протеста, который будет трудно купировать на местах.

«СП»: — Какие регионы наиболее проблемные?

— Сегодня мы можем говорить о регионах проблемных с точки зрения кризиса. Но есть проблема и другая. Вы берете и посылаете вместо не очень эффективного дедушки Строева в Орловскую область какого-то абстрактного замминистра сельского хозяйства. И вы моментально можете спровоцировать на пустом месте конфликт. Не говоря о том, что сейчас, когда денег становится меньше, будут уменьшаться субсидии регионам, резко увеличиваются риски в национальных республиках, особенно на Северном Кавказе.

«СП»: — Последний вопрос. Хватит ли к власти самосохранения, чтобы не соскользнуть в критическую ситуацию?

С одной стороны, есть знаки, что система способна к самосохранению Это отказ от резкого старта муниципальной реформы. Попытка использовать «Справедливую Россию» для сброса напряжения. И превращение «Единой России» в более публичную политическую силу. Но проблема в том, что без радикального изменения структуры конструкции она не работает в целом на общее благо. В этом вся проблема.

Фото [*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня