18+
среда, 24 мая
Политика

Первая победа уничтоженного ЮКОСа. Продолжение следует

Страсбургский суд по правам человека признал жалобы компании «частично приемлимыми»

  
3

Европейский суд по правам человека в Страсбурге опубликовал решение от 29 января, которым корпоративная жалоба ЮКОСа на российское правительство была признана частично приемлемой. Адвокат и доктор политических наук Алексей Бинецкий рассуждает на тему: чем чреват такой пассаж для России, и какого можно ждать продолжения дела.


Суть дела

Решение Европейского суда по правам человека изложено на 80 страницах, из которых около 60 занимает история преследования ЮКОСа, сообщила сегодня газета «Коммерсант». Она началась в 2003 году с налоговой проверки за 2000 год, проведенной Министерством по налогам и сборам. Решением налоговиков от 14 апреля 2004 года компании было предъявлено около 99,4 млрд руб. налоговых претензий, 15 апреля арбитражный суд Москвы наложил запрет на распоряжение активами ЮКОСа.

Жалоба ЮКОСа, поданная его лондонским адвокатом Пирсом Гарднером, поступила в Страсбургский суд 23 апреля 2004 года. ЮКОС ссылался на то, что при рассмотрении налоговых дел было нарушено право на справедливое судебное разбирательство, у компании незаконно отобрали собственность, а налоговые претензии были произвольными и несоразмерными, поскольку их вероятным результатом было разрушение компании

Страсбургский суд признал жалобу ЮКОСа приемлемой в части принудительного исполнения налоговых решений, включая продажу «Юганскнефтегаза», а также в части удвоенных налоговых штрафов. Окончательные выводы будут сделаны при рассмотрении дела по существу. Заметим, что жалобы, которые Страсбургский суд признает приемлемыми, в большинстве случаев удовлетворяются хотя бы частично.


«СП»: — Алексей Эдуардович, жалоба ЮКОСа, как пишет газета «Коммерсант» «признана приемлемой в части принудительного исполнения налоговых решений, включая продажу „Юганскнефтегаза“, а также в части удвоенных налоговых штрафов. Возможное нарушение права ЮКОСа на справедливое судебное разбирательство Страсбургский суд увидел в том, что ЮКОС вовремя не смог получить и, соответственно, обжаловать решение суда о взыскании налогов, что привело к немедленному исполнению этого решения». Как вы оцениваете это решение?

— К сожалению, в нашей судебной системе имеются случаи, когда заинтересованные судьи, как бы это не печально звучало, искусственно создают ситуацию цейтнота. И формально все происходит правильно, а по сути получается издевательство, как говорил классик. Вполне вероятно, если такие обстоятельства доказаны, что это могло быть. Если так, если Страсбургский суд разобрался правильно, то решение это вполне обоснованно. Во всяком случае, я в своей судебной практике достаточно часто встречаюсь с ситуацией, когда подобная конструкция создается заинтересованной стороной, имеющей влияние на судебные органы.

«СП»: — Сейчас есть какой-то способ для Российской Федерации что-то отыграть в этом решении? Как-то оспорить его, представить новые документы, которые показывали бы, что это не так?

— Если какие-то новые документы сейчас, в 2009 году, будут представлены, они не вызовут уважения с точки зрения общих принципов судопроизводства, допустимости представляемых доказательств. Потому что заявление было подано пять лет тому назад, и у государства было достаточно времени, чтобы подготовить и соответствующим образом обосновать свою позицию.

«СП»: — Почему дело тянулось так долго?

— Потому что это дело ЮКОСа. Учитывая мой постоянный заграничный опыт общения с коллегами, западные юристы — не обязательно адвокаты, и судьи, и прокуроры — весьма настороженно относятся к решениям из России. С другой стороны, у них менталитет такой: если документы исходят от государства, они не могут себе представить, что государство способно манипулировать законодательством, или иным образом подыгрывать той или иной стороне. Продолжительность связана с двумя факторами. Во-первых, сама по себе процедура Страсбургского суда достаточно продолжительна и имеет несколько этапов. Во-вторых, повторюсь, это ЮКОС, — дело, за которым профессионально наблюдает огромное количество юристов во всем мире. Поэтому такой срок естественен, дешевого и быстрого правосудия на Западе нет. К сожалению, ситуация в нашей стране несколько иная.

«СП»: — Проигрышем российского правительства, пишет «Коммерсантъ», которое в этом процессе представляют Павел Лаптев и Вероника Милинчук (оба бывшие представители России в Страсбургском суде), стало то, что суд в решении признал адвоката Пирса Гарднера «действительным представителем компании-заявителя». Российская сторона настаивала, что представлять ЮКОС полномочен только его бывший конкурсный управляющий Эдуард Ребгун. Кроме того, суд отверг требование правительства России прекратить дело в связи с ликвидацией ЮКОСа. Страсбургский суд решил, что прекращение дела, начатого в период существования компании, «стимулировало бы правительства лишать такие компании возможности отстаивать свои обращения, поданные в период, когда они были действующими». Как это понимать?

— В данном случае имеет место различное понимание сути свободного судопроизводства, а самое главное свободного судоотправления. Российское правосудие сегодня, особенно судебная система, модифицирована в худших традициях советского времени. В советское время судьи использовали механизм партийного и телефонного права, но тем не менее, тогда было достаточно трудно убедить судью (в последние десятилетия советской власти) вынести приговор абсолютно неправосудный. А сегодня это возможно. Судьи на Западе свободны, особенно такие суды, как Страсбургский суд. Трудно представить, чтобы его судью можно было заинтересовать материально или, так сказать, политически мотивировать.

«СП»: — То, что мы настаивали на замене Пирса Гарднера Эдуардом Ребгуном — это политическая заинтересованность?

— Это не политическая заинтересованность. Имел место подход. Суд, даже в российском законодательстве записано, должен быть объективным и всесторонним. То есть опросить как можно большее количество лиц и свидетелей для того, чтобы избежать судебной ошибки. Понимание современного российского судопроизводства как раз обратное — сократить количе6ство участников процесса, свидетельских показаний или иных доказательств, чтобы сократить сам процесс и как можно быстрее вынести решение.

«СП»: — В решении Страсбургский суд подчеркнул, что оно не предрешает окончательных выводов, которые будут сделаны при рассмотрении дела по существу. Признавая доводы ЮКОСа приемлемыми, суд говорит о том, что «эта часть иска поднимает серьезные вопросы, определение которых требует изучения обстоятельств дела». Что это значит?

— Совершенно справедливо. Что это первичное решение, которое требует дополнительного изучения. Фактически речь идет о том, что был признан представитель ЮКОСа легитимным, потом, само по себе решение говорит о том, что доказательства со стороны ЮКОСа признаны допустимыми и приемлемыми для дальнейшего рассмотрения и изучения. Совершенно понятная формулировка. Конечно, она чрезвычайно неприятна для сегодняшнего российского правительства, которому в наследство досталось это дело.

«СП»: — Эксперты считают, что жалобы, которые Страсбургский суд признает приемлемыми, в большинстве случаев удовлетворяются хотя бы частично. В данном случае, что это может быть за частичное удовлетворение?

— Я не готов ответить — это вопрос к суду. Частичное удовлетворение может наступить после тех слушаний, на которых конкретно будет разбираться вопрос по претензиям того, что осталось от ЮКОСа.

«СП»: — Это предварительное решение, их вынесение заняло пять лет. Окончательное решение потребует еще пяти лет?

— Не думаю, гораздо быстрее. Видимо, сейчас отбирались доказательства, проверялись, проводится анализ. Теперь они будут основываться на том материале, который уже апробирован судом. Хотя в любом случае, не одно доказательство не имеет абсолютной силы для конечного судебного решения.

«СП»: — Если бы была иная команда юристов, дело ЮКОСа можно было бы отыграть по-другому?

— Я не могу комментировать глубину самого судебного процесса, поскольку не знаком со всеми материалами дела, хотя достаточно глубоко знаком со всей этой историей. Но полагаю, что государство, понимая, насколько важен этот процесс, прежде всего в политическом смысле, отбор высокопрофессиональных кадров должен был бы быть, и, возможно, результат был бы другой.

«СП»: — Это жестокий проигрыш для России?

— Прошло столько времени, сейчас весь мир занят другими делами. Давайте будем реально стоять на человеческих позициях. Большинству политиков, и большинству людей, когда-либо завязанных по бизнесу с ЮКОСом, думаю, теперь почти что все равно. Правозащитные организации, в силу специфики работы и поддержания имиджа, будут разыгрывать эту карту. Но по большому счету, для правительство это уже не актуально.


Справка «СП»

История преследования ЮКОСа началась в 2003 году с налоговой проверки за 2000 год, проведенной Министерством по налогам и сборам. Решением налоговиков от 14 апреля 2004 года компании было предъявлено около 99,4 млрд руб. налоговых претензий, а уже 15 апреля арбитражный суд Москвы наложил запрет на распоряжение активами ЮКОСа. Похожие налоговые претензии были предъявлены также за 2001−2003 годы. Для взыскания налогов 19 декабря 2004 года был принудительно продан с торгов основной актив ЮКОСа — 76,79% акций ОАО «Юганскнефтегаз». Пакет купило за 260,75 млрд руб. (стартовая цена составляла 246,75 млрд руб.) некое ООО «Байкал Финанс Групп», которое сразу после торгов было куплено госкомпанией «Роснефть». В марте 2006 года по инициативе иностранных банков—кредиторов ЮКОСа был инициирован процесс его банкротства. Сумма налоговых претензий, включенных в реестр требований кредиторов компании, составила около 430 млрд руб. Решение о ликвидации ЮКОСа было вынесено 12 ноября 2007 года, и уже 21 ноября компания была исключена из госреестра юридических лиц.

Фото [*] [*] [*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня