18+
среда, 7 декабря
Политика

Новое союзное государство: Москва, Минск и Цхинвал?

Южная Осетия уже сегодня готова вступить в союз. Но упирается Лукашенко

  
31

Территория России, возможно, расширится. Премьер Владимир Путин, выступая 1 августа на молодежном форуме «Селигер-2011» заявил, что считает вполне реальным присоединение к России Южной Осетии. «Вы знаете позицию России, когда грузинское руководство пошло на военную акцию, оно (российское руководство) поддержало Южную Осетию», — сказал Путин. «Будущее будет зависеть от самого осетинского народа», — добавил премьер.

Кроме того, премьера спросили о возможности объединения России и Белоруссии. «Это возможно, очень желательно и полностью зависит — на 100% зависит, от волеизъявления белорусского народа», — ответил Путин. Когда же один из участников форума, представившись гражданином Белоруссии, сообщил, что его народ хочет объединения, глава правительства посоветовал: «Тогда боритесь за это». Он пояснил, что в Белоруссии есть разные мнения по поводу интеграции страны, но «при всех сложностях, которые возникают время от времени, скажем, в сфере экономики, в энергетике, с газом мы спорим, надо отдать должное сегодняшнему руководству республики и Лукашенко Александру Григорьевичу, который последовательно идет по пути интеграции с Россией»,.

Ответ Южной Осетии не заставил ждать. Президент этой республики Эдуард Кокойты заявил 2 августа, что «народ Южной Осетии исторически ориентирован на Россию и никогда не забудет историческое решение Москвы о признании независимости Южной Осетии в августе 2008 года». Кокойты добавил, что, по его мнению, «Южная Осетия может войти в состав Союзного государства России и Белоруссии после признания Белоруссией нашей независимости».

Прирастет ли Россия южноосетинской землей, рассуждает политолог Дмитрий Орешкин.

«СП»: — Дмитрий Борисович, присоединение Южной Осетии возможно?

— Южная Осетия целиком и полностью зависит от России. На нее идет часть российского бюджета, в республике большинство населения формально являются гражданами РФ и обладают российскими паспортами (как и в Абхазии). Так что технически объединить Россию с Южной Осетии — не вопрос. Правда, это чревато очередным международным скандалом, после чего резко обострятся отношения РФ с окружающим миром, ну, и лично Путина — с Обамой. Поэтому то, что говорит Путин — скорее, зондаж общественного мнения. Но зондаж, запущенный не просто так.

«СП»: — Что за этим стоит?

— Как минимум — безошибочный предвыборный пиар. Распад СССР — общая психологическая травма для нашего населения. Процентов 80 россиян будут аплодировать любой инициативе, направленной на создание государства, которое хотя бы чуть-чуть напоминало Советский Союз. Ощущение геополитического величия в России является социологической реальностью, и Путин не ошибается, когда эту тему трогает.

Но Путин и десять лет назад говорил, что важнейшая задача внешней политики — укрепление союзного государства России и Белоруссии. С тех пор отношения РФ и Белоруссии резко и заметно ухудшились. Поэтому всуе обращаться к этой теме нет смысла.

Здесь вспоминается другое. В 2008-м политологическая тусовка активно обсуждала, в преддверии гипотетического третьего срока Путина, вопрос об изменении геополитической структуры России. Обсуждали, что если бы удалось создать новое государство — союз России и Белоруссии — пост «союзного» президента мог бы стать блистательным решением для Путина.

Этот сюжет в 2008-м не прошел — с Лукашенко оказалось невозможно договориться. И Путин пошел другим путем, тоже довольно изящным: стал премьером, де-факто контролирующим ситуацию в стране.

«СП»: — Вы считаете, этот сценарий снова актуален?

— Да. Сценарий такой: Путин не будет избираться президентом России, но станет президентом союзного государства. Кстати, Южная Осетия в этом деле — плохой помощник. Союзное государство между Россией и Южной Осетией выглядит несерьезно. А вот союзное государство Россия-Белоруссия — это очень серьезно. Обратите внимание, Кокойты сказал ключевые слова: народ Южной Осетии с удовольствием войдет в ОБЩЕЕ государство Россия-Белоруссия-Южная Осетия.

Тогда и проблема тандема решается: Путин становится президентом союзного государства, а Медведев остается президентом России, подчиненным Путина.

«СП»: — Насколько реалистичен такой сценарий?

— Это задумка смелая, но связанная с чрезвычайными рисками. «Жениться» на Белоруссии неплохо, но надо бы спросить ее мнения. Хотя наши геополитики считают, что стерпится — слюбится. Для этого надо организовать «пустяк» — сместить Александра Григорьевича Лукашенко.

«СП»: — Ну, это из области фантастики…

— Почему?! В течение последних двух лет в России целенаправленно дискредитировали Лукашенко. Ему обрезали финансирование, ему помешали получить альтернативные кредиты на Западе, для чего инициировали известные события во время выборов (до сих пор неизвестно, кто их организовал, но точно не Европа, и не сами протестующие). Белорусские политологи считают, люди, которые били на выборах стекла, были посланы восточным соседом, чтобы, зная характер Лукашенко, спровоцировать его на жесткие меры.

И Лукашенко, действительно, повелся на провокацию, а Запад, естественно, взбеленился, когда Батька посадил несколько десятков оппозиционеров. Таким образом, 3 млрд евро, которые обещал Запад, от Лукашенко ушли. Одновременно ушли российские нефтегазовые подачки, и Лукашенко остался на бобах. Сейчас у него и денег нет, и популярность сильно пострадала.

Поэтому, если сейчас Лукашенко сильно толкнуть, он зашатается и упадет. А если на его место поставить какого-нибудь белорусского бывшего генерала КГБ, можно по-быстрому организовать союзное государство.

«СП»: — Простите, но это так и хочется назвать политологическими домыслами…

— Да, однако довольно крупные геополитики силового блока РФ охотно эту тему обсуждают. В свое время они охотно обсуждали тему федерализации Украины — то есть, разделение ее на две автономные области, Восток и Запад, с тем, чтобы потом прибрать Восток Украины себе под крыло. Аналогичные мысли есть и по поводу Белоруссии. Правда и то, что Лукашенко стоит колом в горле у нынешних российских элит. Он в этой ситуации отлично чувствует, откуда исходят угрозы. И больше всего боится каких-либо провокаций, вроде, не знаю, чаепитий с полонием, или неожиданного инфаркта.

«СП»: — Вы считаете, раз Путин поднял тему объединения с Белоруссией, он ждет каких-то событий в Белоруссии?

— Возможно, и потому зондирует общественное мнение. С другой стороны, это только возбудит подозрения Лукашенко, он будет вынужден занимать еще более жесткую позицию. Но жесткость не беспредельна, к тому же, Лукашенко нужны деньги. Большой любви в республике к нему и сейчас нет, а если в ближайшие месяцы Батька не найдет денег, ситуация резко ухудшится.

Поэтому один из вариантов развития событий (конечно, это отчасти политтехнологическое безумие, связанное с издержками на мировом уровне) — аншлюс Белоруссии Россией. Это красиво, и факт, что наш российский парень, Владимир Путин, так ловко отыграл назад Белоруссию, даст ему карт-бланш. Давайте подождем, посмотрим. Но если в ближайшие месяцы в Белоруссии сменится власть, меня это нисколько не удивит.

Другое мнение

Алексей Макаркин, первый вице-президент Центра политических технологий:

— Разговор о присоединении Южной Осетии — это способ оказать политическое давление на Александра Лукашенко. Показательно, что в разговоре с Путиным на Селигере, наряду с присоединением Южной Осетии, поднимался и вопрос о присоединении Белоруссии.

То, что говорил Путин про Белоруссию, при внешней политкорректности, вряд ли могло понравиться белорусскому лидеру. Лукашенко вовсе не хочет, чтобы его страна и его режим были поглощены Россией — а страну от режима он не отделяет.

Поэтому не думаю, что речь идет о реальной технологии присоединения Южной Осетии. Лукашенко не хочет признавать Абхазию и Южную Осетию. Если он пойдет на такой шаг, у него не останется возможностей для маневрирования между Россией и Западом. А это для него неприемлемо.

«СП»: — Разве сейчас, после разгрома оппозиции на президентских выборах в Белоруссии, возможности маневрировать остались?

— Возможности сократились. Но все равно, думаю, Лукашенко оставил про запас несколько нитей. Признать Южную Осетию и Абхазию — означает нити оборвать. Надо сказать, Абхазию и Южную Осетию признают страны, которые не заинтересованы в общении с Западом. Это маленькие страны Океании, типа Науру, либо страны типа Венесуэлы и Никарагуа, у которых при нынешних режимах нет шансов что-то изменить в отношениях с Западом. Белоруссия к ним не относится.

«СП»: — Если представить, что Батька признает Абхазию и Южную Осетию. Что он потребует за это у России?

— Потребует столько, сколько Россия не готова отдать.

«СП»: — Почему Кокойты ввязался в игру — перевел стрелки на Белоруссию?

— У Кокойты непростая ситуация. В Южной Осетии предстоят президентские выборы, и неизвестно, останется ли он президентом. В любом случае, Кокойты хочет сохранить реальную власть и влияние в республике. А для этого нужно подыгрывать позиции России. Если Россия через южноосетинский фактор хочет влиять на Лукашенко — почему бы не подыграть, не предложить Батьке вариант, который он принять не захочет?!

Лукашенко же продолжает свою игру. У России есть, правда, энергетический рычаг воздействия на белорусского партнера, есть политические рычаги. А сейчас Лукашенко вынуждают дать ответ на инициативу о присоединении Южной Осетии.

«СП»: — Получается, до присоединения дело не дойдет…

— Думаю, в обозримом будущем в отношениях с Южной Осетией сохраниться статус кво.

«СП»: — Россия заинтересована в том, чтобы расширять свою территорию?

— Думаю, она бы не отказалась. Проблема в том, как к этому отнесется международное сообщество. Большинство стран признает Южную Осетию территорией Грузии, а на конфликт с Западом Россия идти не хочет.

Сенат США признал Россию оккупантом

Аккурат к третьей годовщине начала российско-грузинской войны американский сенат принял резолюцию, подтверждающую факт оккупации Россией Абхазии и Южной Осетии. Один из разработчиков документа — сенатор Джейн Шахин, — заявил, что основной целью резолюции, было напомнить Москве, что она якобы так и не выполнила ряд обязательств соглашения о прекращении огня, и ничего не сделала для возвращения грузинских беженцев.

Вторит коллеге и другой сенатор, Линдси Грэм: «Вторжение России на территорию Грузии в 2008 году было агрессией не только против Грузии, но и против всех новых демократических стран. Я продолжу поддерживать Грузию в знак того, чтобы эта молодая демократия продолжала развиваться и стала блистательным примером того, чего возможно достичь после крушения СССР».

Резолюция призывает Россию вспомнить о «плане Медведева-Саркози» и вывести свои войска с якобы оккупированных территорий. Отметим, что официальный Тбилиси три года добивался признания оккупации, но без особого успеха. И вот — долгожданная победа Саакашвили.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня