18+
пятница, 9 декабря
Политика

2012: Под бюджет заложена нефтяная мина

Если цены на углеводороды упадут ниже 100 долларов за баррель, экономика страны впадет в ступор

  
170

Правительство направило в Госдуму главный финансовый документ страны — проект федерального бюджета на 2012 год. В ближайшее время смету доходов и расходов госказны одобрят депутаты, в чем сомневаться не приходится. Тем не менее интерес к бюджету огромный.

Доходы бюджета в 2012 году оптимистично ожидаются на уровне 11,789 триллиона рублей (примерно 368,4 млрд долларов), дефицит прогнозируется на уровне 869,283 миллиарда рублей (27,2 млрд долларов или 1,5% ВВП). В числе самых крупных статей расходов:

— социалка — 3896 млрд рублей (121,75 млрд долларов);

— национальная оборона — 3675 млрд рублей (114,84 млрд долларов);

— развитие экономики — 1797 млдрд рублей (56,16 млрд долларов).

Пикантность ситуации заключается в том, что почти половину всех доходов (5,46 трлн рублей или 170,63 млрд долларов) бюджет планирует получить от нефти. При этом, по прогнозу правительства, цены на нефть марки Urals в 2012 году не опустятся 100 долларов за баррель.

Между тем, не далее как 4 октября нефть уже упала ниже 100 долларов за «бочку». Впрочем, цена на следующий день снова поднялась выше этой важной психологической отметки. Но надолго ли?

Если цены на нефть поползут вниз, дефицит российского бюджета станет расти. Значит, придется включать печатный станок. Это разгонит инфляцию, возникнет нестабильность на валютном рынке, замедление экономического роста. В то же время есть примеры стран, которые лучше подготовились к этой неопределенности. Например, Казахстан, который тоже сильно зависит от цен на ресурсы, прописал бюджет, который будет бездефицитным при 85 долларах за баррель, что снижает макроэкономические риски.

Что ждет Россию, если нефть начнет дешеветь, рассуждает директор Банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков.

«СП»: — Василий Михайлович, как поведут себя цены на нефть?

— Цены на нефть — это вещь непредсказуемая. Они зависят от многих факторов, в целом, это спекулятивный рынок. Например, на цену нефти влияет спрос. В условиях возможной рецессии, понятно, спрос может сократиться, и тогда мы получим цену на нефть гораздо меньшую, чем предполагается в нынешнем бюджете.

Нефть уже сейчас упала до 100 долларов, и теперь все гадают: грядет рецессия или нет. Если грядет — цены, однозначно, пойдут вниз. В этом случае в бюджете возникает очень серьезный дефицит.

«СП»: — Этот дефицит придется покрывать за счет внешних заимствований, или его можно покрыть, напечатав побольше рублей?

— Печатать деньги — значит, разгонять инфляцию. А у нас, если произойдет падение цен на нефть и обвалится курс рубля, инфляция сама по себе будет довольно высокая. То есть, придется занимать.

«СП»: — Это трудно — занимать в условиях мирового кризиса?

— Это очень сложно, потому что в такой ситуации никто денег просто так не дает. Кредиты будут давать по более высоким ставкам, поэтому для заемщика это ситуация неблагоприятная.

«СП»: — Вы считаете, в бюджете нужно урезать траты?

— Я считаю, нужно было хорошо подумать, прежде чем затевать Олимпиаду или строить мост на остров Русский. Подумайте, что мы получим в итоге в Сочи? Огромный спортивный комплекс, который будет простаивать пустым. Мы сейчас вбухиваем в Сочи огромные деньги. Зачем? Там же канализация XIX века, там всего одна дорога через Большой Сочи — то есть, вечная пробка в обе стороны. Там чудовищные пляжи, поскольку железная дорога идет вдоль берега моря. Олимпиада этому городу не поможет.

«СП»: — С Олимпиадой ясно. Но в бюджете две основных статьи расхода — это социальная и военная. Социалку под выборы резать нельзя — это решение политическое. А расходы на армию сократят?

— Нынешние расходы на армию — это, одной стороны, следствие комплекса супердержавы, которой на деле нет. Наши технические и научные школы давно разрушены, мы не в состоянии производить электронику. Наконец, вообще непонятно, с кем мы собираемся воевать.

С одной стороны, вооруженные силы должны быть на должном уровне. А с другой — сколько можно жить ради армии, которая каждый год призывает в свои ряды тысячи граждан, и непонятно, чем они там занимаются?! Я был в армии в 1982 году, и знаю это не понаслышке. Ну, сколько это можно терпеть?!

«СП»: — Что нужно делать в такой ситуации?

— Вообще-то нужно было начинать раньше, в 1996-м году, когда эту страну распилили несколько человек. Когда все отдали на откуп монополиям, уничтожили конкуренцию, и ликвидировали источники накопления для всей экономики. Сейчас вся страна ходит и собирает крохи, которые остались после этого распила, и пытается на них жить. Да еще делает вид, что так и должно быть. Исправить это положение — разрушить гипермонополии и создать конкурентную среду — это единственный выход.

Другое мнение

Евсей Гурвич, научный руководитель Экономической экспертной группы:

— У нас еще остаются деньги в Резервном фонде (25,85 млрд долларов против 137 млрд в январе 2009 года, — «СП»). Так что запас есть — правда, не такой большой, как в 2008 году. В ситуации, если цены на нефть упадут, вряд ли можно сократить социальные расходы. Их, конечно, нужно стараться не раздувать. Но после того, как они приняты, отказаться от них невозможно.

Чаще всего в ситуации, когда нужно затягивать пояса, первыми под сокращение, к сожалению, идут инвестиционные расходы. Их легче всего сократить, хотя для экономики — это шок, дополнительный негативный фактор. Именно поэтому нужно не набирать социальные обязательства, чтобы не попадать в такую ситуацию.

Но если цена на нефть упадет глубоко, нам придется, конечно, делать дополнительные заимствования. Но здесь, естественно, есть ограничения. Банковская система испытывает стресс по внешним заимствованиям, поскольку при более низкой цене на нефть очень трудно будет привлечь средства на приемлемых условиях.

«СП»: — С прогнозом в 100 долларов за баррель правительство дало маху?

— На момент, когда этот прогноз разрабатывался, у большинства крупнейших мировых банков был прогноз цены на нефть выше 100 долларов. Но сейчас, мне кажется, больше шансов на то, что цены будут ниже 100 долларов, хотя не упадут уж совсем низко — до 60−70 долларов.

Ухудшение экономической конъюнктуры прогнозирует и известный экономист, лидер списка партии «Яблоко» на выборах в Госдуму Григорий Явлинский. По его мнению, новая волна мирового кризиса неизбежна. «Имеются обоснованные опасения, что мировая экономика стоит на пороге новой масштабной рецессии, которую можно также рассматривать как вторую волну кризиса 2007−2009 гг.», — считает Явлинский.

Продолжающееся падение цен на нефть (более чем на 10% за один прошлый месяц) не только ставит под угрозу ожидавшийся рост российской экономики в 2011 г. не менее чем на 4%, но и чреват серьезными проблемами с наполнением бюджета в будущем году.

В этой ситуации России необходима антикризисная программа, ключевым элементом которой должно стать стимулирование внутреннего спроса.

«Непринятие должных мер по противодействию стремительному ухудшению экономической ситуации чревато повторением ошибок кризиса 2008−2009 гг.», — отмечает Г. Явлинский. Он напоминает, что по итогам наиболее острого кризисного 2009 г. Россия имела один из худших показателей динамики ВВП — тогда падение этого показателя на 7,8% поставило Россию на 176-е (из 183 стран) место по темпам экономического роста.

Столь неудовлетворительный результат, по мнению лидера «Яблока», был в значительной степени предопределён тем, что в России правительственная антикризисная программа появилась только в июне 2009 года, т.е. спустя восемь месяцев после начала острой фазы кризиса.

«Повторение подобной ситуации в нынешних условиях чревато гораздо более тяжёлыми последствиями хотя бы потому, что сегодня Россия гораздо меньше готова к возможному нарастанию экономических проблем», — подчеркивает Григорий Явлинский.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня