18+
понедельник, 5 декабря
Политика

Партию Медведева/Путина будут резать по-живому

В новом парламенте «Единая Россия» будет вынуждена лавировать и учитывать интересы оппозиции

  
17

Результаты выборов 4 декабря, что ни говори, были неожиданны для многих политологов. Ещё за месяц-другой до вчерашних событий немногие верили в столь заметное падение партии власти, и не отводили особой роли оппозиции. Но вчерашний день многое изменил. Почему же так разошлись прогнозы и результаты выборов, и что нам ждать от новой Государственной Думы?

На вопросы «СП» отвечает заместитель директора Центра политической конъюнктуры Александр Шатилов.

«СП»: — За пару месяцев до выборов, вы высказали мнение, что «Справедливая Россия» при самом благоприятном для неё развитии событий со скрипом преодолеет 7-процентный порог в Думу. И вы были не одиноки в такой оценке. Вместе с тем многие утверждали, что «Яблоко» всё-таки станет парламентской партией…

— Мощный рывок «Справедливой России» был связан с двумя факторами. Первое — рост общей протестности в обществе после событий 24 сентября, когда властный тандем слишком прямолинейно и демонстративно осуществил кадровую рокировку, и значительная часть электората оказалась разочарованной и в какой-то степени даже оскорблённой пренебрежением к себе. Это сказалось на позиции многих потенциальных избирателей, планировавших проголосовать за партию власти. В качестве наиболее мягкой альтернативы «ЕдРу» они рассматривали эсеров. Потому что ЛДПР и КПРФ — партии более дистанцированные от власти, как таковые. И второй момент, «Справедливая Россия» провела довольно яркую избирательную компанию, особенно на фоне стандартных компаний других политических партий, прежде всего «Единой России». Если говорить честно, её избирательной компании как таковой, я не заметил. Это было нечто вялое и не творческое.

Что касается «Яблока», многие рассчитывали, что возвращение Григория Явлинского сумеет отмобилизовать либеральный электорат и позволит партии преодолеть 5-процентную планку, чтобы получить хоть какое-то представительство в парламенте. Но этого не произошло. С одной стороны потому, что Явлинский оказался подзабыт населением. В последние годы он практически выпал из информационного пространства, а это смертельно для любого политика. Вновь раскрутиться в сжатые сроки ему не удалось. Кроме того в России либеральный запрос на сегодня практически отсутствует. Существует запрос левый, социальный. Поэтому либералам в чистом виде и даже социал-либералам было сложно тягаться с более мощными конкурентами, претендующими на социально ориентированный электорат.

«СП»: — Эсеров и в первую очередь их лидера Сергея Миронова примерно наказали перед выборами за некоторые неосторожные высказывания. Миронов стал после изгнания из Совета Федерации чуть ли не персоной нон-грата среди российского политического бомонда. Не были ли все эти гонения частью некой игры, призванной отбить часть голосов у других оппозиционных партий?

— Всё зависит, как реализовать проект дезавуации политика. В случае с Мироновым мы видим топорную игру со стороны власти. Она создала ему имидж обиженного, гонимого. А такого рода персонажи в России традиционно в чести у электората. Хотя, по правде, Миронова сложно отнести к оппозиции. Он выходец из путинской команды, питерец. В своё время был человеком весьма лояльным к команде Собчака. Но своими не слишком эффективными и слишком прямолинейными действиями по его нейтрализации в качестве спикера Совета Федерации власть способствовала его раскрутке в качестве оппозиционера. Хотя при правильной политтехнологической игре он мог бы быть уничтожен, как политик.

Насколько это было случайно, сказать трудно. Думаю, что Миронов — не та персона, которую можно использовать в сложной многоходовой игре. Скорей всего, дело было проще: те, кому поручили топить Миронова, пошли по пути наименьшего сопротивления. Здесь сказалась самоуспокоенность и апломб власть предержащих в ходе избирательной компании. Они были уверены, что административного ресурса хватит для того, чтобы одержать уверенную победу. Но как оказалась — реалии несколько иные.

«СП»: — Насколько соответствуют действительности те результаты, которые мы наблюдаем? Эксперты утверждают, что реальный рейтинг «Единой России» значительно ниже, чем следует из данных, которые нам представляет ЦИК.

—  Думаю, у каждой из оппозиционных партий отняли по 1−2 процента в пользу «Единой России». Использование административного ресурса, плюс корректировка волеизъявления избирателей в отдельных случаях и регионах, конечно, имели место. Это, кстати, характерно не только для России. Можно вспомнить скандальные выборы Джорджа Буша во Флориде. США позиционируют себя чуть ли не как самую демократичную страну, однако были весьма серьёзные сомнения относительно того, насколько честно победил Буш в 2000-м году. Однако, я не думаю, что фальсификации на выборах в Госдуму имели фатальный характер. Объективно, ни одна из оппозиционных партий пока не готова серьёзно конкурировать с «Единой Россией».

«СП»: — Нынешний результат партии власти, как считают некоторые эксперты, может стать для неё началом конца. Опять же поспешность заявлений лидеров единороссов о своей победе буквально сразу после оглашения самых предварительных результатов выборов наводит на мысль о некой неуверенности внутри партии относительно её ближайших перспектив.

— Здесь всё зависит не столько от самой «Единой России», сколько от её руководителей, прежде всего от Владимира Путина. Можно наблюдать определённые импульсы, что он вообще недоволен «ЕР» и хочет её переформатировать. Я не исключаю, что эта партия отработала своё и со стороны власти на её базе будет создано что-то новое во избежание явного падения её рейтинга.

С другой стороны, ничего катастрофического для «Единой России» пока не произошло. Она сохраняет широкие возможности для коалиции в парламенте. Пар выпущен — население продемонстрировало своё «фи» власти. Радикальные протестные настроения в обществе пока не столь сильны.

В итоге выступление власти на президентских выборах может стать более комфортным, потому что она уже знает чего ожидать от электората, выявила свои уязвимые позиции. Если не будет кардинальных потрясений, президентская компания может пройти более аккуратно и позитивно для Кремля. Тем более, что Путину надо максимально стараться выиграть в первом туре. Если будет второй тур — это станет катастрофой для всей политической системы России, поскольку она практически целиком замкнута на Путина.

«СП»: — Каким вы видите будущий парламент России? Насколько усилится его «левизна»?

— Мне кажется, даже если левые объединятся, тактического успеха добиться им будет трудно. Тем более, что единороссы будут играть на раскол оппозиционного фронта, и стравливать соперников друг с другом, используя противоречия между ними. Кроме того, «ЕР» будет стараться соблюдать некий баланс интересов в парламенте. В крайнем случае, у неё есть всегда такой рычаг, как создание коалиции с ЛДПР. Это даст ей фактически «контрольный пакет акций» в Думе.

Но в любом случае даже в техническом плане «ЕР» придётся потесниться. Наверняка произойдёт перераспределение комитетов в пользу оппозиции. «Единой России» придётся поделиться несколькими ключевыми позициями. Это спровоцирует дополнительное напряжение внутри самой партии. Ведь комитеты были расписаны и тут придётся резать по-живому. Единороссы будут вынуждены лавировать и учитывать интересы оппозиции.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня