18+
суббота, 10 декабря
Политика

Оспорить результаты выборов

Униженные и оскорбленные петербургские избиратели требуют сатисфакции

  
21

— Мы готовы объединиться со всеми, кто представит материалы о нарушениях, и добиваться правды в судебном порядке, — заявил лидер КПРФ Геннадий Зюганов на брифинге в понедельник. По его словам, коммунисты готовы предоставить эсерам услуги своих юридических служб, имеющих «огромный опыт» ведения дел в судах разного уровня. «Это в целом нормальная практика», — убежден Зюганов. — Что касается в целом коалиции, мы проводили переговоры со «Справедливой Россией» еще в ходе выборов, и в ближайшее время проведем еще консультации, — сказал он.

Зюганов заявил также, что штаб КПРФ «внесет в политическое руководство страны представление о непризнании результатов выборов» в ряде российских регионов.

В «Справедливой России» пока официально не объявляли о намерении обратиться в суд, хотя лидер партии Сергей Миронов уже заявил, что партия не признает результатов выборов в законодательные собрания, по крайней мере, Санкт-Петербурга и Астрахани.

— Там жулили, там грубейшие фальсификации, — сообщил Миронов в понедельник на пресс-конференции.

О своем намерении обратиться в суды по поводу обнародованных результатов воскресного голосования заявила партия «Яблоко», не преодолевшая 7-процентный барьер. «Безусловно, мы будем оспаривать результаты выборов. Мы уже готовимся к этому», — заявил на брифинге в понедельник основатель партии Григорий Явлинский.

Не согласны с результатами голосования и в «Правом деле», набравшем на выборах менее одного процента. Партийцев не устроили результаты конкретно по двум регионам — в Санкт-Петербурге и Московской области. Предвыборный штаб утверждает, что зафиксировал в этих участковых комиссиях существенные нарушения избирательного законодательства.

— Мы уверены, что на многих участках этих регионов наши голоса были попросту украдены. Об этом говорят результаты независимых экзит-полов, а также данные наблюдателей и членов избирательных комиссий от «Правого дела», — заявил глава исполкома партии Андрей Дунаев, возглавлявший список правых на выборах в Госдуму. Мы будем расследовать каждый случай нарушений и всеми законными способами добиваться прохождения в региональные заксобрания, — пообещал он.

Результаты голосования корреспондент «СП» обсудила с политологом, профессором Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимиром Гельманом.

«СП»: — КПРФ готова вместе со «Справедливой Россией» оспаривать результаты выборов по ряду регионов в судах, и даже поделиться своими юридическими службами. Это что, возникает коалиция оппозиционных сил?

— По опыту предыдущих региональных выборов могу сказать, что какого-то устойчивого сотрудничества разных партий в деле оспаривания результатов голосования не происходит. Поэтому я думаю, что за этими громкими заявлениями никаких реальных действий не последует. Конкретные партии, скорее всего, будут по конкретным основаниям судиться, но шансов у них очень немного, потому что наше избирательное законодательство делает крайне маловероятным пересмотр итогов выборов. Там довольно долгая и сложная процедура, и, как правило, если и удается добиться пересмотра результатов голосования, то на отдельных избирательных участках. А не выборов в целом. Поэтому я бы не стал сильно преувеличивать значение этих поствыборных заявлений.

«СП»: — Но и Миронов не признает результатов выборов в Санкт-Петербурге и Астрахани, и «Яблоко» обещает судиться по результатам выборов в Госдуму…

— Они будут судиться, и это правильно. Но жизнь не останавливается, депутаты Законодательного собрания приступают к работе, а суд — довольно долгий и сложный процесс, он займет какое-то время. Шансов на то, что суд завершится так, как хотелось бы «Справедливой России» и «Яблоку», не очень много. Это же не первый случай, когда пытаются обжаловать результаты выборов. Реальная российская практика такова, что в лучшем случае тем, кто жалуется, удается добиться пересмотров результатов голосования на отдельных избирательных участках. Говорят, что на таком-то участке были нарушения закона, обычно тех, кого в них обвиняют, наказывают либо условными сроками, либо штрафами. Самое большее, что может случиться, результаты голосования по данному избирательному участку пересматривают, но это не имеет влияния на результаты по субъекту федерации в целом.

«СП»: — На Васильевском острове есть участок 118, где баллотируется Владимир Барканов, который, по заявлениям «Яблока», в ЗАКС не проходит. Как раз по результатам выборам на этом участке «Яблоко» подает в суд, там, по их подсчетам, были совсем другие цифры. Следовательно, Барканов может вернуться в совет Федераций, где он уступил место Матвиенко… Как вам такая рокировка?

— Нет, решение вернется он или не вернется, принимают те, кто уполномочен это делать. Такого возврата законодательство не предусматривает. Но если ЗАКС Петербурга примет решение об отзыве Матвиенко из Совета Федерации, и направлении туда Барканова, теоретически этого нельзя исключить. Но это не делается автоматически.

«СП»: — Чем отличалась нынешняя кампания от предыдущих выборов в ЗАКС, в Госдуму?

— Отличия были. Ключевая разница в том, что не было серьезных ограничений на входе. На прошлых выборах в ЗАКС «Яблоко» к выборам не допустили. В этот раз ничего подобного не было. Те, кто хотел участвовать в выборах, участвовали. Основные злоупотребления были в день голосования. Участие большего количества конкурентов создало для власти больше проблем. Если бы боролись главным образом со «Справедливой Россией», проблем было бы меньше. Стратегическая ошибка власти в том, что они не забраковали «Яблоко» на входе и поэтому им пришлось бороться на нескольких фронтах сразу. Если бы они более серьезно отнеслись к своим конкурентам, то не допустили бы их на выборы.

«СП»: — Сейчас официально зарегистрировано в Петербурге 523 нарушения — это больше чем где бы то ни было по стране.

— Очень хорошо, что они зарегистрированы. Это свидетельство того, что происходила реальная борьба. Если в каких-то регионах мало зарегистрировано нарушений, как в республиках Северного Кавказа, то это явное свидетельство того, что там никакой борьбы не происходило, и выборы большей частью носили фиктивный характер. Нарушения — это как раз знак того, что здесь все было по-серьезному.

«СП»: — У нас тоже в Адмиралтейском районе под утро фиксировали 82% голосов в пользу «Единой России», а в Петродворцовом - аж 93. Такой кавказский вариант.

— Там, где был серьезный контроль за ходом и результатами голосования, у «Единой России», естественно, было меньше возможностей для манипуляций. И поэтому тоже важно участие большего количества партий, чтобы они больше наблюдателей могли мобилизовать, могли скооперироваться друг с другом в части противодействия жуликам. Там, где «Единая Россия» больше опасалась неприятностей и скандалов, соответственно и результат.

«СП»: — А вам не кажется, нечто новое в том, что граждане голосовали-то с боем? Не уходили с участков, когда им не хватало бюллетеней, требовали их, жаловались, когда обнаруживали, что за них уже кто-то проголосовал.

— Более важной была общественная активность, это правда. Она властями не предполагалась и не планировалась. Понятно, что когда низкая явка, возможностей для манипуляций гораздо больше. А вот такая искренняя, настоящая явка была все-таки достаточно высокой. Призыв голосовать против правящей партии позволил объединить самых разных избирателей, сторонников разных партий, и смог привлечь к участию в голосовании людей, у которых, может быть, нет каких-то политических предпочтений, но они просто недовольны нынешним положением дел. Они не то, чтобы за какую-то партию, но уж точно против «Единой России». Это был очень важный факт критической мобилизации избирателей, которые в других обстоятельствах такого интереса к выборам, наверное бы, не проявили. Поскольку в Питере были достаточно сильные отделения партий, которые сумели мобилизовать общественный настрой, то у них получилось лучше, чем в целом по стране.

«СП»: — Почему Петербург так хорошо голосует за Миронова? Это нечто личное? Свой, питерский? Какие мотивы?

— Во-первых, Миронов действительно заметная в Питере фигура, причем, на протяжении многих лет. Он создал некую локальную базу своей поддержки. Не меньшую, если не большую роль, чем Миронов, конечно, сыграла Дмитриева, которая тоже много лет являлась депутатом от Петербурга, у которой тоже своя база политической поддержки, большое количество сторонников, она известный, пользующийся определенным авторитетом человек. В Питере они заметные личности, именно этим обусловлена такая высокая поддержка. У того же эсера Ковалева тоже большое количество сторонников. Ставка на узнаваемые известные фигуры плюс наличие организационной базы позволило «Справедливой России» занять заметное место в голосовании.

«СП»: — Сейчас, когда мы беседуем с вами, возле Гостиного Двора опять идет побоище. Накануне тоже было побоище, задерживали даже людей, которые случайно оказались в этом месте в шесть часов вечера. Как вы думаете, новый расклад в ЗАКСе позволит прекратить это насилие над людьми?

— На это Законодательное собрание повлиять не может, это находится за пределами его компетенции. В этом смысле мало что изменится. Однако может измениться другое. Те требования, которые озвучивают противники нынешней власти, они громче и сильнее будут звучать в Законодательном собрании. В прошлом созыве было несколько таких бузотеров, которые ставили перед властями какие-то неудобные вопросы, но их голос был негромким, никто их особо не слушал. Тот же Ковалев, например. Сейчас там будет критическая масса, которая не то, чтобы в состоянии провести свои решения, — по крайней мере, в состоянии заблокировать какие-то решения и сможет создать правящей партии определенные неприятности. Главное, ЗАКС — это публичная трибуна. В этом, прежде всего, меняющаяся роль Законодательного собрания. Одно дело, когда какие-то слова говорятся на митингах политиками-аутсайдерами, другое, когда эти же слова будут говорить представители оппозиции в ЗАКСе. Я думаю, от них просто так не отмахнутся.

«СП»: — Между тем петербургская полиция второй день подряд говорит, что никаких нарушений, которые могли бы повлиять на ход голосования, на выборах допущено не было. Ну, никаких.

— В нашем избирательном законодательстве говорится: выборы признаются недействительными, если в ходе подсчета голосов нарушения не позволяют достоверно установить результаты волеизъявления граждан. Какие нарушения позволяют, а какие не позволяют, это отдано на откуп избирательным комиссиям. Они, понятное дело, являются заинтересованной стороной, даже не в том смысле, чтобы было больше голосов «Единой России», а чтобы они сами не были назначены виновными. Позиция избиркомов примерно такая: если какие-то «выдающиеся» нарушения происходили, они происходили на конкретных избирательных участках. Вот давайте мы результаты голосования по этому участку и отменим. Но на результаты голосования в целом, как правило, они не влияют. Это и правда. Просто правила, которые были созданы, создают очень широкую и произвольную трактовку произошедшего. Поэтому избирком занимает такую позицию, зная, что повлиять на результат в целом будет очень тяжело. Это надо инициировать пересмотр результатов голосования по огромному количеству участков, это требует колоссальных усилий, которых, я думаю, не под силу всем партиям Петербурга. Если они даже вдруг объединятся.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня