Политика

Год Медведева. Удачи, поражения, провалы

Новый хозяин Кремля набрался опыта, но так и не смог стать суверенным президентом

  
8

Ровно год назад Дмитрий Медведев был избран президентом России. В тот момент он заявлял, что страна должна сконцентрироваться на четырех ключевых приоритетах: институтах, инфраструктуре, инновациях, инвестициях, внутри которых решается семь первостепенных задач. Первая — преодоление правового нигилизма с особым вниманием к качеству законов и эффективности правоприменения. Вторая — радикальное снижение административных барьеров. Третья — уменьшение налогового бремени в целях стимулирования инноваций и частных инвестиций в человеческий капитал. Четвертая — построение мощной и самостоятельной финансовой системы, которая в перспективе станет одним из «столпов» финансовой стабильности в мире. Пятая — модернизация транспортной и энергетической инфраструктуры, создание новой телекоммуникационной инфраструктуры будущего. Шестая — формирование основ национальной инновационной системы. И седьмая — реализация программы социального развития страны. Что удалось сделать за год для реализации этих задач, рассуждает генеральный директор центра политической информации Алексей Мухин.

«СП»: — Алексей Алексеевич, Медведев в момент избрания озвучил программу «Четырех «И» развития России, которую обещал воплотить в жизнь. Что удалось сделать из заявленного, что не удалось?

— Медведев в ходе избирательной кампании озвучивал довольно много интересных инициатив, реализация которых действительно позволила бы сделать шаг вперед по сравнению с системой, которую сформировал в свое время Владимир Путин.

Все, что он предложил, делится на две части. Первая — стратегическая, которую они развивали вместе с Путиным, и которую, судя по всему, команда так называемых «питерских» будет развивать и дальше. Это трудоемкие задачи — перевод России с сырьевой на инновационную модели экономики, повышение уровня жизни населения до уровня стран Европы.

Вторая часть — разряд конкретных задач: смягчение партийного законодательства, попытка оптимизировать и уменьшить налоговое обременение для предпринимателей. Привлечение среднего класса на свою сторону — в электоральном смысле. Совершенно очевидно, что Дмитрий Медведев собирается опираться именно на эту социально-экономическую категорию населения, если решит баллотироваться в президенты в 2012 году.

Часть этих задач Медведеву удалось за год выполнить. В частности, его инициативы по смягчению политического режима, скажем так, — увеличению роли партий в жизни страны. Его попытки принять антикоррупционное законодательство с точки зрения законодательного процесса успешно реализованы. Осуществлению глобальных инициатив — переход к инновационной экономике, снижение налогового бремени — помешали форс-мажорные обстоятельства, я имею в виду финансовый кризис. И здесь, судя по всему, будет довольно трудно реализовать за оставшиеся три года те задачи, которые были поставлены.

«СП»: — Медведев планирует остаться президентом после 2012 года?

— Дмитрий Медведев, судя по всему, сделал тонкий намек, что он в 2012 году собирается продолжить свою деятельность в роли президента РФ. Создаются все необходимые политические инструменты, чтобы эта цель была реализована. Медведев, судя по всему, инициировал создание новой партии, на которую будет опираться в ближайшем политическом будущем — это «Правое дело». Кроме того, он привлекает на свою сторону и ряд старых партийных институтов, которые помогут охватить более широкий политический спектр — это «Справедливая Россия».

Медведев не собирается в этой связи нарушать свое союзническое положение, союзнические связи с командой Владимира Путина. Хотя определенные противоречия между членами этих команд существуют. Тем не менее, и Путин, и Медведев демонстрируют довольно устойчивое желание и дальше действовать в рамках так называемого властного тандема. И главное разочарование для противников этого тандема и состоит в том, что за год он не только не развалился, но и судя по всему укрепился. Все кадровые действия Медведева укладываются в логику именно тандемной связки, а не в роль самостоятельной политической единицы. Хотя, надо сказать, за год Дмитрий Медведев прошел довольно большой путь, чтобы стать суверенным президентом.

«СП»: — А все-таки он стал им?

— Нет, пока не стал. Даже публикация так называемой «Золотой сотни» президента говорит о том, что Дмитрий Медведев очень серьезно учитывает кадровые интересы своего премьера Владимира Путина. И будет учитывать их в дальнейшем. В этом списке присутствуют люди, ориентированные четко только на Владимира Путина.

«СП»: — А их там большинство?

— Нет, примерно одна треть.

«СП»: — На ваш взгляд, что Медведеву не хватает?

— Изначально в ситуацию была заложена схема, что Медведев не будет являться совершенно суверенной политической фигурой, и было сделано это для того, чтобы политическая ситуация в России не была раскачена в ближайшее время, хотя предпосылки для этого существовали. Тандемная конструкция, при всей своей не перспективности на будущее, — в России власть построена по иерархическому принципу, и наличие на ее вершине двух центров силы просто неестественно — доказала свою эффективность, хотя в будущем будет слабеть. Но происходить это будет с позитивной тенденцией укрепления личного авторитета Медведева.

«СП»: — Кстати об укреплении авторитета. Медведев на первых порах, такое впечатление, копировал Путина. Он преодолел этот момент?

— Знаете, психологическая модель, которую выбрал Владимир Путин в качестве президента, управленческая модель, оказалась очень привлекательной. Вы видели, многие чиновники высшего и среднего уровня копировали Путина. Путинская модель привлекательна для электората, и копирование происходило, можно сказать, инстинктивно. Получалось, политик, который собирался завоевать доверие электората, был вынужден копировать Путина. Выработка собственного имиджа — дело затратное и долгосрочное. А перед Медведевым стояла задача в очень сжатый период, буквально зам несколько месяцев, завоевать симпатии электората. Поэтому вполне естественно Путин делегировал, скажем так, эксплуатацию своего политического имиджа человеку, которого назвал своим преемником.

«СП»: — Говорили, что Медведеву на момент назначения не хватало опыта руководства. За год он восполнил этот пробел?

— Да, складывалось впечатление, что Медведев, садясь за руль страны — если представить Россию в качестве автомобиля — испытывал дискомфорт оттого, что многие функции авто были ему неизвестны. Но он довольно быстро освоил технику вождения, и по истечении года демонстрирует, что готов самостоятельно справиться с управлением без инструктора и дублирующих педалей, которые Путин создал для себя.

«СП»: — Возвращаясь к задачам, которые декларировал Медведев, а именно к радикальному снижению административных барьеров. Кроме проверок малого бизнеса, не видно, что барьеры радикально снижены. С другой стороны, этот вопрос не связан напрямую с финансами, нельзя списать его на кризис. Почему здесь возникли заторы?

— За декларацией об уменьшении количества проверок, я думаю, последуют действительно снижение проверок. Но постепенно все встанет на свои места. Дело в том, что административный аппарат демонстрирует крайнюю способность к выживанию и консолидированность перед лицом опасности. Внешней опасностью в данном случае является президент, который инициировал антикоррупционный пакет, который депутаты — исполнители по сути аппарата — успешно замотали и девальвировали с помощью нескольких поправок, отложив его реальное введение на год. В этой связи президенту действительно пришлось трудно. Он сделал вид, что ничего не произошло. Хотя аппарат продемонстрировал способность к прямому неповиновению приказам верховной власти, и Медведеву довольно сложно было проглотить такую, не хотелось бы сказать, пилюлю — подписать законопроект, ставший теперь законом, с поправками. Которые он объявил неприемлемыми для себя. Это говорит о том, что президентская администрация не совсем адекватно оценила способность бюрократического аппарата к сопротивлению. Думаю, на низовом уровне злоупотребления чиновников сохранятся, и в связи с кризисом станут даже более интенсивными.

«СП»: — То есть в борьбе с аппаратом Медведев пока проиграл?

— Он проиграл позиционно, но шахматную партию пока не проиграл. Если бы проиграл, речь шла бы об импичменте президента. Но у ходе президента никто не заинтересован, прежде всего премьер.

«СП»: — Все же Медведеву удалось решить задачи на год, или 50 на 50?

— Год, который прошел, был чрезвычайно успешным для Дмитрия Медведева. Он приобрел политический вес, необходимый международный авторитет, показал, что может работать в команде. Теперь ему предстоит доказать, что он способен работать самостоятельно. Второй год будет для него более важным, и в ходе второго года Медведев, надо думать, будет отделять свой политический рейтинг от рейтинга Путина, чтобы подготовится к 2012 году.

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Алексей Кротов

Почетный строитель города Москвы, член Союза архитекторов России

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня