Политика

«Назначенец» из вашингтонского обкома

Представлять интересы США в Москве будет не профессиональный дипломат, а специалист по революциям

  
24

В Вашингтоне в парадном зале госдепартамента приведен к присяге новый посол Соединенных Штатов в России. Его зовут Майкл Макфол. Новый посол не новичок в нашей стране. Более того — он возвращается в Россию, которую хорошо знает. При этом Макфол не является карьерным дипломатом. Он даже не сотрудник госдепартамента. Зато — признанный специалист по современной России — в администрации Барака Обамы занимал пост главного советника президента по нашей стране. Именно ему приписывается авторство термина «перезагрузка» в выстраивании новых отношений с Москвой.

Изучать Россию новый посол начал еще в студенческие годы. В 80-х стажировался в Ленинградском университете, а в 90-е работал в московском представительстве Фонда Карнеги. В 2009 году совместным решением президентов США и РФ Барака Обамы и Дмитрия Медведева была создана рабочая группа по вопросам гражданского общества, известная как группа Макфол — Сурков. Советник президента США в ее рамках часто встречался с российскими правозащитниками.

Легкой жизни в Москве Макфол не ждет. На церемонии присяги он признался, что сегодня отношения России и США находятся на сложном этапе, «совпадение интересов и ценностей не столь очевидно». Прежде всего, по проблеме ПРО, в подходах к иранской ядерной программе и прекращению кровопролития в Сирии.

О новом американском после в России корреспонденту «СП» рассказывает политолог, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимир Гельман, хорошо знакомый с Макфолом:

— Майкл Макфол — известный политолог, преподаватель и исследователь. Он начал заниматься изучением еще советской политики в период перестройки, будучи аспирантом. При этом вначале писал диссертацию по Африке. Интересовался, в частности, тем, как Советский Союз оказывал содействие революционным движениям на юге этого континента. Приехав в Москву в 1988 году, обнаружил, что революционные движения происходят и здесь. Забросил африканскую тематику и переключился на советскую, а потом — на российскую. Очень хорошо владеет русским языком. Человек живой, активный. Ему легко было наладить контакт с советскими-российскими деятелями, активистами общественных движений. Потом работал в Москве в центре Карнеги в середине 90-х годов. Я с ним столкнулся в 1995 году, тогда Макфол еще был молодым, начинающим преподавателем. Он выпустил книгу, посвященную периоду от Горбачева до Путина. Это обзорная, историческая, хорошо, ясно написанная книга. Он много писал про революции в Восточной Европе, но активного участия в них не принимал. Роль Макфола не стоит в этом смысле переоценивать. Кроме того, он связан с демократической партией. Когда Барак Обама пришел к власти, Макфол возглавил подотдел России в совете по национальной безопасности. Ну, а теперь вот стал послом в России. Это такая, я бы сказал, не очень часто встречающаяся карьера в университетском мире. Редко бывает, чтобы люди из мира науки уходили в мир внешней политики. Как правило, в дипломатии работают люди, которые служат в разных странах. Сегодня — в Австралии, завтра — в Бразилии, а послезавтра — в России.

«СП»: — Вообще про Макфела говорят, что он эксперт по продвижению демократии американского образца за пределами Соединенных Штатов.

— Надо понимать, что такое продвижение демократии, как реально оно осуществляется. Действительно, есть американские правительственные программы, которые направлены на улучшение качества политики и управления в разных странах. На что идут деньги госдепа США в Россию? По большей части, это разные программы содействия верховенству права в России, главным получателем которого являются государственные организации. Программы — на повышение качества правовой системы, судебной системы и т. д. Только очень небольшая часть этих денег идет неправительственным организациям. Всерьез подумать, что с помощью госдепа можно осуществить смену режима, может только не очень адекватный человек. Суммы, которые достаются неправительственным организациям, это десятки тысяч долларов. Разделите на численность населения России, и вы представите, по сколько центов приходится на каждого российского гражданина этой самой американской помощи.

«СП»: — Тогда для чего создаются эти программы?

— Они обеспечивают коммуникации. Поэтому я бы не стал демонизировать. Свергают политический режим, как правило, по внутренним причинам.

«СП»: — Многие связывают назначение Макфола с предстоящими президентскими выборами в России.

— На самом деле о назначении Макфола объявлено задолго до думских выборов. Просто назначение затянулось, долго шел процесс согласования кандидатуры посла. Понятно, что в России происходят политические изменения. И понятно, что американская администрация заинтересована в том, чтобы в такой ситуации послом здесь был человек, который в такой ситуации хорошо ориентируется. Лучше, чем, может быть, профессиональный дипломат, у которого нет таких детальных знаний о стране пребывания.

«СП»: — Смотрите, какой все-таки рассадник кадров — ленинградский университет. Почти в одно время тут учились, работали не только Путин, члены его команды, но и Макфол.

— Учились-то они учились, но насколько я знаю, не пересекались. Скорее, по своим африканским делам Макфол пересекался с Сечиным в бытность того в Мозамбике. Опыт знания африканских реалий с точки зрения изучения постсоветских стран полезен, потому что очень много похожего.

«СП»: — Что еще можно сказать о личности посла?

— Мы знакомы, но близкими друзьями никогда не были. Он очень общительный человек, очень контактный. Хороший оратор, я неоднократно его видел и слышал, и не удивляюсь тому, что его курс по российской политике был очень популярен в Стэндфордском университете. Умеет очень хорошо ориентироваться в ситуации, оценивать большой массив информации, выбирать из него наиболее значимые события. Кроме того, он искренне верит в демократию и демократизацию. Есть люди, которые считают, что демократии — это хорошо с прикладной точки зрения. Они лучше управляются, не воюют друг с другом, еще что-то делают лучше, чем автократии. А Макфол считает, что демократия — это хорошо с точки зрения прав граждан, гражданских свобод, для него это не пустые слова. Предыдущие послы США в Москве — это были карьерные дипломаты. А есть политические назначенцы, которых назначают специально как людей, которые обладают неким политическим мандатом. Вот Макфол — это политический назначенец.

«СП»: — Значит, не зря говорят о «перезагрузке» — термин, который приписывают Макфолу и российско-американским отношениям?

— Я бы не сказал, что перезагрузка дала большой эффект. Проблема в том, что между нашими странами не очень много общих интересов, точек соприкосновения. Доля России в американском торговом обороте маленькая. Для России Америка тоже не самый главный торговый партнер. Есть какие-то программы, связанные с развитием бизнеса. Но, в общем, ни для России, ни для Америки они не очень значимы. Есть, конечно, вопросы, в которых значение России для Америки важно. Это ближневосточная политика, то, что происходит в Афганистане, вопросы транзита, которые постоянно обсуждаются. В вопросах безопасности Америку куда больше заботит Иран. В экономическом плане — отношения с Китаем. Для России Америка тоже находится где-то очень далеко. Нефть и газ мы туда не поставляем. Не следует думать, что происходящее между нашими странами как-то сильно повлияет на нашу жизнь.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня