Политика

С. Белановский: Рейтинг Путина растет не от хорошей жизни

Элиты гадают, обеспечит Владимир Владимирович стабильность или нет

  
35

Россиян морально готовят к тому, что кандидат в президенты Владимир Путин победит в первом туре. Свою лепту (или мантру) в процесс подготовки внес и экс-глава администрации президента РФ, ныне скромный председатель совета директоров ОАО «Уралкалий» Александр Волошин. В своем Twitter (господин Волошин живет в ногу со временем) он написал в воскресенье вечером: «Чтобы лучше спалось — обновленный прогноз на 4 марта: Путин — 59−61%, Зюганов — 16−18%, Жириновский — 8−10%, Прохоров — 6−8%, Миронов — 4−5%».

Прогноз Волошина — одного из самых влиятельных российских политиков, по мнению Михаила Ходорковского, — логично вписался в череду подобных прогнозов, сделанных ранее. Так, на прошлой неделе фонд «Общественное мнение» опубликовал данные опроса, согласно которым рейтинг Путина повысился на 3% и достиг 50%, чего достаточно для победы в первом туре. А две недели назад ВЦИОМ по своей методике насчитал Путину более 53% голосов.

Сколько реально «весит» господин Путин в глазах сограждан, рассуждает социолог Сергей Белановский.

«СП»: — Сергей Александрович, можно ли верить цифрам рейтингов?

— У нас социология сейчас стала закрытой — может быть, более закрытой, чем в советское время статистика. В СССР социологии не было, но по статистике издавались довольно детальные справочники. А сейчас социология не издает ничего. Есть три организации — ВЦИОМ, ФОМ, «Левада-центр», — которые дают рейтинги без каких-либо пояснений. Мы не знаем, по какой методике они считают.

С одной стороны, опубликованным цифрам, по большому счету, доверять нельзя. Слишком много скрыто, нет общественного контроля над подсчетом рейтингов, — хотя, с моей точки зрения, это не просто неправильно, это противозаконно.

Тем не менее, насколько я могу чувствовать и понимать ситуацию, рейтинг Путина растет. Может быть, он растет не от хорошей жизни: нет других достойных кандидатур, у всех других кандидатов слишком велик антирейтинг, они негативно воспринимаются обществом (каждый по-своему). В общем, люди боятся революции.

«СП»: — Можно ли считать эту боязнь революции успехом пиара, или это результат спонтанных общественных процессов?

— Не все, что думают люди — это результат пиара… Некоторое время назад у меня было иное ощущение, но сейчас я думаю, что Путин действительно победит в первом туре. Наверное, какие-то голоса ему нарисуют, хотя можно было бы обойтись без этого…

Понимаете, в чем дело. Ни одна социологическая служба — хотя бы в качестве эксперимента — не включила в опрос строку «против всех». Думаю, в этом случае результаты рейтинга были бы радикально иные. Кроме того, они были бы радикально иными, если, как в 1990-е, был бы установлен порог явки на выборах. В одном из недавних рейтингов Путина, например, явка была завышена совершенно чудовищно.

«СП»: — Почему вы так считаете?

— Опросы примерно прорисовывают пропорции голосования между кандидатами (хуже или лучше, зависит от методик и качества опроса). А вот явка с помощью опросов прогнозируется из рук вон плохо. Можно даже сказать, совсем не прогнозируется. Не даром не кто-нибудь, а Александр Анатольевич Ослон (выдающийся российский социолог, президент фонда «Общественное мнение» , — «СП») лет десять назад сказал, что явка в прошлом избирательном цикле прогнозирует явку в будущем избирательном цикле точнее, чем любые социологические опросы.

Поэтому в вопросе явке есть, над чем подумать. Наши социологические службы, плюс наши избирательные законы, устроены так, что дают высокие цифры рейтингам Путина. Скорее всего, эти прогнозы подтвердятся 4 марта. Но это не значит, что люди довольны сложившейся ситуацией. Скорее, наоборот.

«СП»: — На ваш взгляд: Путин в данной ситуации — это меньшее из зол?

— Вопрос неоднозначный. С одной стороны, стабильность нужна. Потом, Путин, хотя и раздает сейчас популистские обещания, все же не крайний популист. (Впрочем, Путин способен свое слово не сдержать — в аналогичной ситуации так поступали многие правители, в том числе популярные и демократические).

С другой стороны, Путин в течение 12 лет не вел осмысленной внутренней политики. А главное, я считаю, что человек, отвечающий за страну, должен понимать, что 12 лет — это очень много, что нужна свежая кровь. Именно Путин мог — при желании — впустить эту кровь наиболее адекватным способом. Другими словами, если ты выстроил такую систему — авторитарную, недемократическую — будь добр, сам подготовь себе достойную смену.

Все мы стареем, можно сказать, устареваем. Мы, например, видим на экране ТВ, что Путин не умеет толком обращаться с компьютером. Путин — человек советский. И было бы правильно, если бы он подготовил плавную передачу власти некой обновленной команде — как это сделали в Китае, если на то пошло.

Я считаю, Путин мог и обязан был сделать что-то похожее. А сейчас он загоняет ситуацию в тупик. В стране, безусловно, идут (наряду с негативными) позитивные процессы. Нужно дать им ход, нужно, чтобы государственная власть содействовала этим процессам. Для этого нужна команда, которая способна это сделать.

«СП»: — Такая команда есть?

— Не могу не упомянуть Алексея Кудрина и его безобразную отставку — Кудрина отправил в отставку человек, несопоставимо менее компетентный. Есть и другие фигуры. Во мне вызывает глубокое уважение Герман Греф — его успехи в «Сбербанке» просто фантастические.

То есть, люди есть, и потенциальная команда тоже есть. Но если Путин, вместо того, чтобы дать ход этой команде просто механически, по-пацански, сдержит слово и поставит премьером Медведева… Вот тогда, при всем желании, Путин не обеспечит стабильность. Негативные настроения населения, я считаю, будут нарастать до такой степени, что Путин не удержит ситуацию.

«СП»: — Получается, сейчас решается вопрос: обеспечит Путин стабильность или нет?

— Именно так. Конечно, мировой кризис может подняться до такого масштаба, что рухнет все — и изменить это Путин не в силах. Но он в силах поставить команду — более дееспособную или менее дееспособную. И как результат — отойти самому в сторонку и не мешать, или править в режиме ручного управления. Здесь у Путина выбор есть — между хорошим вариантом и плохим. Но, боюсь, он попытается сделать плохой выбор.

Я знаю, в высоких элитах именно этот вопрос вызывает огромную озабоченность, и даже страх — чем все это кончится.

Фото: Глеб Щелкунов/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня