Политика

Эксперт Карнеги: Путин может не досидеть

Через полтора-два года новый президент РФ перестанет устраивать политическую элиту

  
995

Первый день после президентских выборов — это как новая жизнь, но со старыми болячками. К утру понедельника стало ясно, что Россия выбор сделала, как ни считай голоса. По данным ЦИК, Владимир Путин набрал почти 64% голосов, с большим преимуществом опередив ближайшего конкурента — лидера КПРФ Геннадия Зюганова (17,18%). По версии ассоциации «Голос», проводившей параллельный подсчет бюллетеней с помощью проекта СМС-ЦИК, Путин набрал на 14% меньше, но все равно больше 50%, — стало быть, первый тур выиграл.

Возможно, этот результат оказался неожиданным и для самого Владимира Путина, которого еще недавно освистывали в «Олимпийском». Возможно, поэтому вновь всесильный и всенародно любимый Путин пустил скупую мужскую слезу, выступая на митинге сторонников на Манежной площади.

Но жизнь продолжается и после триумфа. И это продолжение не обещает быть безоблачным. Уже в понедельник вечером Москва недовольная соберется протестовать на Пушкинскую площадь. Это довольно обширная Москва — в столице Путин набрал всего 47%, зато на втором месте оказался олигарх и либерал Михаил Прохоров с более чем приличными 20% голосов. Значительная часть Москвы недовольна не только и не сколько нарушениями на выборах — ее, похоже, не устраивает лично Путин. В глазах этой другой Москвы, Путин олицетворяет брежневский застой и крах надежды на перемены. Поэтому другая Москва надеется, что Путин недолго продержится у власти.

Что ждет Россию и Владимира Путина, рассуждает ведущий эксперт Московского центра Карнеги Николай Петров.

«СП»: — Николай Владимирович, выборы 4 марта были честными или нет?

— Думаю, надо отделить голосование от собственно выборов. Выборы, конечно, не были справедливыми. Главный кандидат, по сути, смог отобрать себе соперников. С одной стороны, можно говорить, что в результате 12 лет правления Путина и отсутствия публичной политики, у нас нет лидеров, которые бы могли соперничать с Путиным. С другой, даже тех немногих, что есть — в лице Явлинского — не допустили к выборам.

Вторая проблема — собственно голосование. На мой взгляд, Кремль поставил задачу победить в первом туре, но при этом минимизировать скандалы с фальсификациями. Поэтому в Москве мы увидели иную картину, чем на парламентских выборах в декабре. Было меньше переписываний протоколов в территориальных избирательных комиссиях, зато активно использовались все формы низовых фальсификаций, плюс был задействован административный ресурс — на грани фола.

Мы увидели огромное количество людей, голосовавших по открепительным удостоверениям. По открепительным голосовали не только иногородние, которых автобусами привозили из регионов, но и солдаты внутренних войск и полиции. Это было необходимо, чтобы разбавить московский протестный электорат, и решить для Кремля проблему резкого контраста — существенно более низкой поддержки Путина в столице.

Но все это нельзя назвать масштабными фальсификациями на уровне горизбиркома. Поэтому подсчеты, в том числе оппозиционных организаций «Голос» и «Гражданин наблюдатель», показывают, что Путин действительно победил в первом туре.

«СП»: — Что будет дальше?

— На мой взгляд, возможны два варианта развития событий. Один — Путин считает себя сильным, а значит, способным идти на какие-то встречные шаги, которые (как он теперь считает) не будут расценены, как проявление слабости. В этом состоянии он более способен к диалогу психологически, чем раньше. Те распоряжения Медведева, которые мы увидели сегодня (Медведев распорядился проверить, законно ли посадили Ходорковского и Лебедева, и законно ли отказали в регистрации партии «ПАРНАС» — «СП») можно рассматривать, как проявление этого сценария.

Но возможен и другой сценарий. Кремль считает, что дело сделано, выборы прошли, и на шесть лет система стабилизирована. Стало быть, нет резона идти на уступки протестующему меньшинству, идти на политические реформы — вынужденные, а не запланированные самой системой. В этом случае реформы не будут реализованы в необходимой полноте.

Мы это видим по законопроектам, которые уже направлены на утверждение в Госдуму. С одной стороны, это законопроект о прямых выборах губернаторов. Здесь, мне кажется, у Кремля нет возможности сдать назад: региональные политические элиты вовсю готовятся к этим выборам.

А вот поправки в закон о политических партиях (который упрощает их регистрацию) и законопроект о выборах в Госдуму — имеют, мне кажется, одну простую цель. Они должны стимулировать появление огромного числа мелких политических партий, и обставить процедуру выборов так, чтобы эти партии путались под ногами, и не имели никаких шансов на участие в распределении мандатов. Это позволяет занять партии власти привилегированное положение. На мой взгляд, законопроект о выборах в Госдуму даже хуже, чем действующий сейчас.

«СП»: — Но сегодня Медведев поручил Минюсту в 10-дневный срок разобраться, почему не регистрируют «ПАРНАС». Надо полагать, в указанный срок партию зарегистрируют. Появится новая партия у Прохорова, возможно — зарегистрируют «Левый Фронт» Удальцова. Какие еще заметные партии появятся на российском политическом поле?

— Мне кажется, Кремль сейчас взял курс на появление безумного количества маленьких, конкурирующих друг с другом, не особенно известных избирателю партий. Между тем, избирательный закон не предполагает создания блоков и коалиций — то есть, крупных объединений, способных конкурировать с правящей партией. Замысел очевиден: зарегистрировать можно сотню партий, но ни одна из них — по законопроекту, который направлен сейчас в Госдуму — не имеет шансов попасть в Думу, даже в случае досрочных выборов. Таким образом, можно будет сказать: мы все разрешили, но партии оказались нежизнеспособными — это их вина.

На мой взгляд, это неправильная тактика. Кремль сам заинтересован в появлении партий, которые бы пользовались доверием избирателей (нынешние партии этому требованию не отвечают). Если Кремль не пойдет на определенные шаги — наделение Госдумы реальными полномочиями, создание партий, которым люди доверяют, разрешение объединяться им в коалиции — социальный протест может принять любую форму, и привести к любому хаосу.

«СП»: — Кстати о протестах. Протестная активность сейчас будет на том же уровне, как после парламентских выборов, или пойдет на спад?

— Все зависит от того, какую тактику против протестующих будет реализовывать Кремль. Если это будет продолжение диалога, реализация уже данных обещаний, продолжение политической реформы — это благоприятная ситуация. Если же Кремль сочтет, что больше не надо никому идти на уступки, и займет жесткую позицию, протест будет нарастать.

Понять, какая выбрана тактика, мы отчасти сможем сегодня вечером — по митингу на Пушкинской площади.

«СП»: — Может, в Кремле захотят передохнуть перед реформированием политический системы?

— Не думаю, что система в состоянии долго прожить без реформирования. Мне кажется, очень скоро появятся внешние стимулы, чтобы она быстро менялась. Уже в июле будут расти коммунальные тарифы. Прямо сейчас станут снова расти цены на бензин — до сих пор действовал мораторий на рост, связанный с избирательной кампанией. Кроме того, с 1 июля начнет действовать закон о реформировании предприятий бюджетной сферы, который тоже будет весьма болезненным.

«СП»: — Насколько велик кредит доверия Путину? Он сможет удержаться шесть лет — с учетом необходимости проводить непопулярные реформы?

— Мне кажется, у системы нет живучести, чтобы прожить шесть лет, не осуществляя болезненные реформы. Откладывать их можно, но они неизбежны. Тут вступает в силу еще одна проблема, связная с только что прошедшими президентскими выборами.

В силу тактических соображений, Путин и Кремль в ходе кампании делали упор на сохранение статус-кво в системе социальных гарантий и обязательств государства. Теперь им надо начинать реформы, и то, что помогло выиграть выборы, сейчас ограничивает им маневр.

«СП»: — Когда может возникнуть пик кризиса, когда встанет вопрос, что Путин может не досидеть?

— Есть высокая вероятность, что Путин политически не доживет до конца президентского срока. Она связана с тем, что Путину предстоит серьезно перестроиться — перестать играть привычную роль царя, и стать политиком — человеком, способным находить компромиссы. Я очень сомневаюсь, что такого рода трансформацию Путин может совершить. Если это ему не удастся, будет расти его неадекватность ситуации. И в какой-то момент — думаю, через полтора-два года — для политической элиты Путин станет не гарантом и источником легитимности, а тяжелым бременем. И тогда, чтобы сохранить систему, элита должна будет Путиным пожертвовать…

Фото: ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Юрий Болдырев
Юрий Болдырев

10 лет для сетевого издания — уже неплохой стаж. Начать с нуля, не имея никакой предыстории, никакого звонкого исторического лэйбла — и не умереть в ужасе, обнаружив вокруг еще тысячи таких же? Это уже определенное мужество и упорство. Приобрести свое лицо, стать узнаваемым — это еще и признаки способностей и определенной удачи.

Что же пожелать юбиляру?

Первое: быть примером в свободе распространения информации всеми возможными способами.

Второе: быть еще свободнее, прежде всего, от навязываемых нам всем и, порой, невольно подхватываемых пропагандистских стереотипов, вроде того, что вся Америка трепещет от нашего правителя и оружия (здесь требуется печальный смайлик).

Третье: всем организаторам, сотрудникам, авторам и читателям быть свободными от бед и болезней — жить с радостью и оптимизмом, несмотря на все объективные трудности и горести, но с чувством гордости за свое дело, свою работу, свою попытку влиять на ситуацию в нашей стране и мире конструктивно и позитивно.

С юбилеем!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня