18+
воскресенье, 4 декабря
Политика

Новый президент Молдавии: «Политикой не занимался и не буду»

Такой подход способен привести к вхождению Молдавии в состав Румынии и новой войне с Приднестровьем

  
70

C 2009 года Молдавия жила без президента: четыре попытки избрать главу государства провалились, так как для этого кандидату на высокий пост требовалось получить голоса минимум 61 из 101 депутата парламента, а желанный результат блокировала оппозиция в лице коммунистов. В пятницу, 16 марта, республика президентом, наконец, обзавелась. Главой государства стал 63-летний юрист Николае Тимофти.

За Николае Тимофти проголосовали 62 депутата. Однако даже это не означает, что затяжной политический кризис окончился: по окончании выборов в Кишиневе начался марш протеста, собравший около 10 тысяч человек. В столице введены повышенные меры безопасности. Лидер молдавских коммунистов Владимир Воронин заявил: «Мы не признаем эти выборы, как не признаем и нынешний парламент. Мы продолжим акции протеста.».

В политическом портрете нового президента Молдавии для России самым важным является то, что, по его мнению, единственной идеей, которая могла бы объединить все молдавское общество, является евроинтеграция. Кроме того, накануне своего избрания Тимофти заявил, что не является противником объединения Молдовы с Румынией. Говоря о проблеме Приднестровья, он отметил, что «вопрос может быть решен исключительно мирным путем». Но дал понять, что выступает за суверенную и территориально целостную Молдавию.

Несколько странно в контексте избрания на высший государственный пост прозвучало заявление Тимофти, что «никогда не занимался политикой и не будет заниматься и в будущем».

Если новый президент Молдавии не собирается заниматься политикой, то что тогда он будет делать? Как собирается восстанавливать территориальную целостность государства, имея тлеющий приднестровский конфликт? Чего ожидать от него России? С этими вопросами «Свободная пресса» обратилась к российским экспертам.

Рассуждает заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин:

— Прежде всего, надо понимать, что президент Молдовы имеет достаточно ограниченные полномочия. Он действует в рамках парламентской политической системы. Все эти разговоры про Молдавию, Украину и их «европейский выбор» с учетом нынешней ситуации в Евросоюзе больше выглядят как некое заклинание, чем реальная политическая программа. В ближайшие десять лет представить себе, зачем Евросоюзу нужна Молдова, очень сложно.

Что касается объединения с Румынией, то такие заявления, по сути, ставят крест на объединительном процессе с Приднестровьем. И я думаю, что скоро президент Тимофти поймет: произносить такие вещи руководителю государства, которое вроде бы стремится объединиться со своей частью под названием Приднестровье, не стоит. Но это, наверное, придет несколько позже.

«СП»: — Насколько реальной будет фигура Тимофти как президента, если учесть отсутствие у него политического опыта и заявления, что он не собирается становиться политиком?

— Все начинают с этого, а потом как-то входят во вкус. Достаточно сложно представить, какие решения будет принимать человек, который всю свою жизнь провел в юридической сфере и не занимался политикой. Его избрание произошло, что называется, «от отчаяния». Других вариантов у ныне властвующей коалиции не было, кроме как предложить максимально нейтрального человека. Другой вопрос, как президент дальше себя поведет. Обычно максимально нейтральные люди, тем не менее, достаточно быстро начинают «оперяться» и проводить самостоятельную политику.

На вопрос, не попытается ли Румыния в случае объединения с Молдавией вернуть Приднестровье силой, отвечает директор Института политического и военного анализа Александр Шаравин:

— Исключать ничего нельзя. Но я сомневаюсь, что кто-то предпримет силовую попытку возврата Приднестровья. Думаю, что даже возможностей таких нет. Если предположить, что когда-нибудь Румыния объединится с Молдавией, то Приднестровье тут же отойдет к той же Украине. Я думаю, что Россия просто не допустит другого сценария. В конце концов, у нас там есть военнослужащие, которые разъединяют Молдову и Приднестровье. Они там для того и расположены, чтобы не допустить реализации «румынского» варианта.

Другое мнение у заместителя президента Академии геополитических проблем, доктора военных наук Константина Сивкова:

— Попытка объединения Молдавии с Румынией будет означать, прежде всего, резкое обострение конфликтности в самой Молдавии. Значительная часть ее населения совершенно не желает такого объединения. Поэтому там возникнет острый внутренний политический конфликт, что способно привести к общему обострению обстановки в регионе, что России совершенно невыгодно.

Кроме того, вхождение Молдавии в состав Румынии, конечно, будет означать, что на ее территорию будет распространена зона НАТО, что придвинутся войска альянса к нашей границе. Это также будет иметь серьезные морально-психологические последствия для населения Молдавии, поскольку румыны будут чувствовать там себя хозяевами, а молдаване окажутся в положении людей второго сорта. В положении людей третьего сорта окажется русскоязычное население, как это сейчас имеет место в Латвии.

«СП»: — Что следует ждать от приднестровского конфликта в случае, если объединение все же состоится?

— Если Молдавия вступит в состав Румынии, это будет однозначно означать начало новой войны в Приднестровье. Сомнений никаких. Кстати, не нужно это и натовцам. Сегодня Североатлантическому альянсу и так хватает проблем, например, с тем же Афганистаном, откуда им приходится бежать. Но если это все же произойдет, это практически наверняка вспыхнет военный конфликт с Приднестровьем. В него обязательно втянется Румыния, а Россия не сможет остаться в стороне. Это может стать прологом для очень серьезной войны.

«СП»: — Разве устав НАТО не обяжет государства, которые в него входят, выступить на стороне Румынии в таком конфликте?

— НАТО, которое сегодня переживает глубочайший кризис, это совершенно ни к чему. Поэтому я думаю, что если конфликт с Приднестровьем произойдет, НАТО сделает все возможное, чтобы его нивелировать и сгладить острую фазу. У НАТО сейчас на носу Сирия, проблемы с Ираном, они завязли в Афганистане. Зачем им еще конфликт из-за какой-то Молдавии?

Кроме того, нельзя забывать, что у России заключен договор об урегулировании приднестровского конфликта с Молдавией, где наша страна выступает гарантом безопасности. Ее обеспечивают наши миротворческие силы, которые разделяют конфликтующие стороны. Если Молдавия решит вступать в Румынию, то вопрос о приднестровском регионе и статусе наших миротворческих сил поднимется со всей остротой. Тогда Румынии и Молдавии либо надо будет идти на военный конфликт, а значит не только с приднестровскими силами, но и с российскими миротворцами, и с Россией, либо искать пути разрешения этой приднестровской проблемы мирным путем. Ситуация крайне усложнится.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня