18+
понедельник, 23 октября
Политика

Французы хотят заставить платить за кризис богатых

В первом туре выборов президента Франции выиграл социалист Олланд

  
7

Первый тур президентских выборов во Франции закончился неожиданно. Действующий президент Николя Саркози уступил первое место Франсуа Олланду — кандидату от главной оппозиционной силы, Социалистической партии. После подсчета 99,9% бюллетеней, Саркози набирает 27,08%, а социалист Олланд — 28,61% голосов. Причем, в Париже результат оппозиционера еще более убедительный — 34%. В новейшей истории Франции такое случается впервые.

Сюрпризом оказался и неожиданно высокий результат националистов. 18% французов поддержали лидера «Национального фронта» Марин Ле Пен.

Четвертое место отошло лидеру коалиции «Левый фронт» Жану-Люку Меланшону — 11,12%, пятое — 9,11% - основателю центристского Демократического движения Франсуа Байру. Остальные кандидаты набрали существенно меньше. Кандидат от партии «Европа, Экология — «зеленые» Эва Жоли — 2,27%, представитель Новой антикапиталистической партии Филипп Путу — 1,15%, троцкистка Натали Арто — 0,57%.

Главные соперники — второй тур состоится 6 мая — уже обменялись заявлениями. «Я становлюсь кандидатом всех сил, которые хотят закрыть нынешнюю столицу и открыть новую», — сказал Олланд, и обвинил Саркози, что тот «играет в игру правых экстремистов». Саркози, в свою очередь, заявил, что знает «страхи и нужды французов: защита границ, иммиграция, работа, безопасность». «Благодаря нашей мобилизации мы можем завершить второй тур с надеждой. Я призываю всех тех, кто любит родину, присоединиться ко мне», — сказал нынешний президент Франции.

Выберет ли Франция социализм, и как ее выбор повлияет на судьбу Евросоюза, рассуждает немецкий политолог, директор программ России и стран СНГ Германского совета по внешней политике Александр Рар.

«СП»: — Александр, как в Европе смотрят на проигрыш Саркози?

— Французские президентские выборы всегда проходят специфически, там свои правила игры. Специфика не в том, что за пост президента борются много кандидатов, а в том, что у каждого из них есть собственный электорат.

Так было всегда в послевоенные годы, и оттого президентские выборы во Франции проходили в два тура. Поэтому и в нынешней ситуации я не вижу ничего ненормального. Действительно, Олланд — кандидат от главной партии оппозиции, социалистов — получил на полтора процента больше Саркози. Но Саркози — на удивление — тоже получил достаточно много голосов.

Нужно учитывать, что 27%, которые набрал Саркози, кажутся маленькими только на бумаге. На деле, другие кандидаты получили намного меньше. Здесь, конечно, самая главная сенсация — успех Марин Ле Пен — 18% голосов. Такого высокого результата никто не ожидал, и именно он, мне кажется, показывает тренд вправо в настроениях избирателей.

«СП»: — Что будет во втором туре?

— До второго тура остается три недели. Как показывает опыт французских кампаний, сейчас развернется борьба между двумя главными лидерами за электорат тех кандидатов, которые не смогли попасть во второй тур. И тут прогнозы экспертов расходятся.

Одни говорят, что электорат Марин Ле Пен поведет себя так, как на предыдущих выборах — будет автоматически голосовать за Саркози, как за более правого кандидата. Если так, Саркози поддержат широкие круги Франции, что обеспечит ему победу во втором туре. С другой стороны, среди кандидатов, выбывших в первом туре, есть левые и даже ультралевые. Все они будут призывать свой электорат голосовать за Олланда. Их тоже немало. Если посмотреть на структуру французского электората, окажется, что страна фактически расколота: и правого, и левого кандидатов готовы поддержать примерно равное число людей.

«СП» — Насколько эта ситуация характерна для Европы в целом?

— Франция — типичная европейская страна. В Европе сейчас многим кажется, что финансовый кризис, в котором находится ЕС, и из которого никак не может выйти, можно преодолеть жесткими мерами правого толка. Например, ограничить въезд мигрантов из других стран, особенно не европейских, ввести более жесткое законодательство внутри страны, бороться с коррупцией и преступностью.

Но практически столько же людей считают, что в кризисе виноваты банки и богатые. Эти люди хотят политику левого толка. Они будут голосовать за то, чтобы богатым повышали налоги, чтобы вводили налоги на имущество и на роскошь. Это тоже очень популярные лозунги во Франции и в Европе.

«СП»: — Вы считаете, победит все же Саркози?

— Я так не говорил. У Саркози есть шанс, и его рано списывать со счетов. Шанс у него есть благодаря электорату Марин Ле Пен — если, конечно, Саркози убедит французов, что правоцентристская политика более правильная для выхода из кризиса. Но этот выбор — между лево-центристами и право-центристами — типичен для всей нынешней Европы. В Германии мы видим то же самое, борьба за центр и его правый и левый фланги идет сейчас на полную катушку.

Словом, у Саркози есть шанс, но он есть и у Олланда. Пока трудно сказать, кто из двух кандидатов победит.

«СП»: — Предположим, что Олланд победит. Приход социалистов к власти приведет к кардинальным переменам во Франции?

— Думаю, в такой большой стране, как Франция, где устоялась социально-рыночная модель экономики, где есть договоренности между различными политическими силами, а элиты чувствуют ответственность за Европу, больших потрясений не будет. Если бы к власти пришел представитель радикального лагеря — левого или правого — ситуация была бы более опасной и неопределенной. Но в нынешней, думаю, все пройдет стабильно.

Тем более, для французов очень важно — как и для немцев — участвовать в построении общей Европы. Хотя они всегда эмоционально кричат, что Франция должна, в первую очередь, думать о собственных проблемах, французские политики действуют по-другому, и нацелены на европейский консенсус.

«СП»: — Как же по-другому? К примеру, Ангела Меркель в последнее время то и дело спорит с Олландом, разве нет?

— Споры Менркель с Олландом, действительно, достаточно драматические. Но это и понятно: Меркель полностью поддерживает Саркози, она боится его потерять. Все договоренности между Германией и Францией по выходу из кризиса могут действовать только в случае, если к власти придет Саркози. Олланд уже заявил, что будет пересматривать рад принципов, на которые согласились французское и немецкое правительства.

Однако я бы не принимал его слова за чистую монету. Олланд действует лево-популистскими методами, чтобы заполучить избирателя на свою сторону. Но буквально на следующий день после избрания он и немецкий канцлер сядут за стол переговоров, и будут договариваться.

«СП»: — От каких принципах Олланж грозит отказаться?

— Французы и немцы вот уже три года работают над новым финансовым пактом поддержки друг друга в решении финансового кризиса. Они собираются не набирать больше долгов, сокращать расходы, контролировать финансовые махинации в стране. Это трудный, но надежный выход из кризиса.

Олланд же в своей программе говорит, что нельзя выезжать из кризиса на спинах малоимущих граждан и социально-слабых слоев населения. Он выступает, наоборот, за то, чтобы деньги печатались, чтобы меньше экономили. Фактически, позиции Олланда гораздо ближе к позициям Барака Обамы в Америке, чем к позициям консерваторов во Франции и Германии, которые решили, что Европа не пойдет по американскому пути, и не будет печатать деньги.

«СП»: — Как в Германии относятся к выборам во Франции?

— От того, кто будет править Францией, во многом будет зависеть общая для европейцев внешняя и оборонная политика, а также фискальная политика, экономика ЕС и ее социальное состояние. Кроме того, французские выборы, возможно, повлияют и на выборы в Германии в 2013 году. Как ожидается, 40% электората будут голосовать за Меркель и за консервативную политику. Но 35−40% немцев будут голосовать за социальную политику и повышение налогов на богатых. Поэтому выборы во Франции для немцев — событие большой политической важности…

Биржи против Олланда

Едва стало известно, что Николя Саркози уступил в первом туре социалисту Франсуа Олланду, европейские фондовые рынки начали снижаться. Французский CAC 40 упал на 1,62%, немецкий Dax — на 2,3%, британский FTSE 100 — на 1,52%.

Причина — в заявлениях Олланда. В отличие от Саркози, который подчеркивает необходимость жесткой экономии и сокращении долга, Олланд заявил, что стимулирование экономического роста является более эффективным вариантом. Олланд также сообщал, что он намерен сосредоточиться на стимулировании роста экономики через трату денег, а не экономию. Инвесторы же, слушая Олланда, всерьез опасаются, что в случае его победы Франция не сможет эффективно контролировать госдолг.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня