Политика

Из ток-шоу — в министры

Новые назначения в правительстве РФ вызвали у многих специалистов недоумение

  
31

Эксперты продолжают обсуждать состав и имена нового правительства РФ. Хоть кабинет министров обновился примерно на ¾, некоторые фамилии в нем - просто хорошо забытые старые.

Несмотря на заверения В. В. Путина о своей «внепартийности» и готовности «активно сотрудничать с бывшими коллегами по президентской гонке», и «даже с оппозицией», ключевые позиции в кабинете министров по-прежнему за представителями партии «Единая Россия».

«Единоросы», к слову, в числе первых — ещё не успели высохнуть чернила на тексте указа о структуре и составе нового правительства РФ! — выступили с публичным «одобрям-с». Такое впечатление, что их отзывы были написаны загодя и только ждали своего часа. Скажем, губернатор Петербурга Георгий Полтавченко сначала в твиттере, а затем через смольнинскую пресс-службу торжественно провозгласил: «Новые фамилии говорят о том, что взят курс на обновление, о котором неоднократно говорили Президент России Владимир Путин и премьер-министр Дмитрий Медведев. Вливание „свежей крови“ в исполнительный орган — это правильно. Важно, что сохранена преемственность: продолжат работу люди, которые доказали эффективность на своих постах. Это говорит о продуманном подходе при формировании кабинета министров. Сочетание новых сил и опыта подразумевает, что Правительство начнет работу „с колес“, не раскачиваясь».

Впрочем, с подобными оценками согласны отнюдь не все. Прокомментировать для «СП» новые назначения в российском правительстве согласились известные далеко за пределами города петербуржцы, истинные профессионалы своего дела.

Игорь Курдин, капитан первого ранга в отставке, создатель и бессменный руководитель Клуба моряков-подводников:

Я бы, конечно, лучше помолчал. Сожрут ведь меня потом вместе с клубом. В последние месяцы, после того, как я был откровенен с журналистами, комментируя президентскую компанию-2012, госорганы просто замучили разными проверками. То пожарные «цепляются» к мелочам, то хозяева здания, в котором мы арендуем небольшое помещение, грозят разрывом отношений. Впрочем, молчать ещё трудней. Потому что не знаю в нашей стране ни одного военного человека, который бы не мечтал об отставке министра обороны Сердюкова. У офицеров Российской армии, к великому сожалению, он давно непопулярен. Предполагаю, что, будучи гражданским человеком, он действует исключительно как исполнитель воли президента, главного идеолога реформы армии. И в этом смысле удобен власти. Но реформа такого сложного организма, как современная армия невозможна без глубокого знания самой её сути, без профессионализма.

«СП»: — Из того, что сделано Анатолием Сердюковым на посту министра обороны, можете отметить положительные начинания?

— Наверное, если очень постараться, то можно это положительное найти. Но я сейчас об ином. Анатолий Эдуардович — не самостоятелен в своей работе, на своей должности. У него нет собственного видения тех же реформ. Своего мнения. Отсюда — много показушного. В реформах — полумеры. Он практически не учитывает мнение общественности. Критику в свой адрес кадровых военных, многоопытных военачальников откровенно не терпит.

«СП»: — Вы знаете такого человека или несколько человек, кто мог бы, на ваш взгляд, стать тем министром обороны, который нужен сейчас России?

— Пофамильно не стал бы никого называть. Тем более, дело уже сделано, Сердюков остался на посту. Скажу так: нужен человек, который мог бы, оценив со стороны свежим глазом проведенные реформы, исправить допущенные ошибки и только потом продолжить важную работу по переводу нашей армии и флота на современные рельсы. Нужен человек с новым взглядом, самостоятельный и не держащийся за министерское кресло.

Ирина Бойко, директор Центра региональной инновационной политики:

— «Смену лиц» в российском кабинете министров можно с некоторой натяжкой оценить положительно. Так как есть надежда, что новые правительственные чиновники, в отличие от своих предшественников, достаточно уже «изношенных», окажутся восприимчивы ко всему новому, а, значит, появится люфт для новых идей, людей и возможностей, что крайне важно в эпоху глобальной нестабильности. Кроме того, властная элита волей-неволей придет в движение, начнется, по-видимому, не такая уж и глубокая, но все же смена управленческих кадров. Как показывает опыт, до момента застоя, то есть, до состояния, когда элита все свои усилия направляет лишь на то, чтобы сохранить пригревшую и прикормившую ее систему, проходит около трех лет.

«СП»: — А кого из нового состава министров вы считаете носителем новых идей? Уж не министра ли культуры Владимира Мединского, который был замом у давно мечтавшего об отставке Александра Авдеева?

— Его я не знаю. Как и Олега Говоруна, ставшего министром регионального развития, хотя он человек из системы … Да, вы, пожалуй, правы, здесь трудно заподозрить кого-то — в новизне. Но важно, что потребуется. Либо «мускульная сила» удержания системы (на что, собственно, и делает акцент Путин), либо действительно нечто новое, то есть с опорой на интеллектуальные способности. Что удивило, так это отсутствие министерств, которые должны были бы стать стратегическими локомотивами, выполнять ключевую роль в правительстве, управленческими структурами первого уровня, определяющими политику остальных министерств. Вспомним Японию. В сложнейший момент выбора стратегии своего экономического развития, эта страна создала ключевое Министерство внешней торговли и промышленности (МВТП). Министерство финансов при таком раскладе стало играть вторичную роль, соподчиненную МВТП. Потому что главное — это куда двигаться в реальном производстве. А затем подводить под это финансовые ресурсы (у японцев даже использовалось так называемое «дефицитное финансирование»), а не наоборот.

«СП»: — Считаете, России нужно, чтобы именно министерство внешней торговли было главным?

Нет, нам главное — технологически-ориентированное развитие регионов, когда они используют свой интеллектуальный потенциал, на этой почве усиливается конвергенция между регионами, повышается равномерность внутреннего развития — это и есть формула экономически сильной России. Поэтому, я считаю, главным — Министерство регионального и инновационного развития. В России при всей звучности темы инновационного развития страны и многочисленных уверений премьера и президента в том, что «инновации являются генеральным направлением развития», в новом кабинете министров ему места не нашлось — даже в виде «приставки», например, к министерствам промышленности, или экономразвития. Это означает лишь то, что все противоречия, которые возникают в экономической политике из-за непонимания темы инновационного развития и отсутствия профильного министерства, неизбежно приведут к конфликту между министерствами. Прежде всего, финансов и экономразвития, промышленности, сельского хозяйства и других.

В то же время появляются такие сомнительные министерства, как по делам Дальнего Востока, по связям с открытым правительством.

«СП»: — Почему вы считаете сомнительным «Дальневосточное министерство»? О том, чтобы активней развивать наш Дальний Восток, речь идет не первый год!

Для России важное значение имеет не только инновационное развитие, но и усиление центростремительных, интеграционных процессов внутри страны, укрепление ее внутреннего экономического и политического пространства. Этому должно было бы способствовать создание в федеральном правительстве ключевого министерства регионального и инновационного развития. Но вместо этого выделяется отдельный регион, наделенный полномочиями выше федерального уровня. Ни к чему иному кроме дополнительных конфликтов в правительстве это не приведет.

«СП»: — Что скажете о персоналиях?

— Что касается отдельных новых назначенцев, сомнительным с точки зрения эффективности работы представляется назначенный министром экономического развития Андрей Белоусов. Никакого нового вектора в экономическом развития предложить он не в состоянии. Николай Федоров назначен по тому же принципу, что и его предшественница Елена Скрынник. Профессиональная компетенция здесь в расчет явно не принималась. Аркадий Дворкович на позиции вице-премьера в роли «любимой игрушки». Не только как экономист-стратег, но даже как экономист-эксперт или аналитик он остался на уровне американской магистратуры.

Аркадий Крамарев, заслуженный юрист РФ:

Отставку «силового министра» Рашида Нургалиева давно ожидали. Она напрашивалась — слишком много претензий было в последнее время к его подчиненным. Вопрос в том, чем лучше новый назначенец. Сможет ли исправить допущенные ошибки, принимать самостоятельные решения? Слышал, что Колокольцев — профессионал. Лучше или хуже будет при нем, покажет только время. Точно знаю, что у Нургалиева из несомненных плюсов был большой управленческий опыт. На министерском посту это важно.

Леонид Шиянов, председатель физкультурно-спортивного общества профсоюзов Петербурга и Ленинградской области «Россия»:

То, что Виталий Мутко сохранил за собой портфель министра спорта, закономерно и объяснимо: кого-то надо же будет наказывать за провал на летних Играх в Лондоне! А провал, увы, неминуем. За последние годы большой спорт, несмотря на вливаемые в него бюджетные миллиарды, все больше приходит в упадок. По той простой причине, что давно уже нет массового и, самое важное, детского спорта, из которого и «вырастает» спорт высших достижений. Виталий Леонтьевич в этом деле не профессионал. Он вообще волей случая попал на спортивную работу: после того, как пришлось уйти из Смольного (Анатолий Собчак проиграл в середине 1990-х выборы Владимиру Яковлеву и состав городского правительства, в котором Мутко был вице-губернатором, курировавшем «социалку», почти полностью сменился — авт.). Приютил его тогда футбольный клуб «Зенит». Думалось, на время. А вот как повернулось…

«СП»: - Но он, кажется, приобрел со временем диплом физкультурного вуза.

— Я вам больше скажу, он даже числится в этом спортивном вузе профессором кафедры футбола!

Евгений Калинин, глава комитета по физкультуре и спорту районной администрации:

— Не имею ничего против лично Виталия Леонтьевича Мутко, но совсем не в восторге от того, как он ведет спортивное направление в правительстве России. Спорт высших достижений у нас явно не на высоте. Провал на зимних Играх 2010 года в Ванкувере показал это со всей очевидностью. Тогда Мутко сохранил за собой высокий чиновный пост: мол, не его вина, только возглавил министерство. Что, интересно, скажет сейчас, после Игр в Лондоне? На большой успех нам там рассчитывать явно не приходится. Хорошо бы сохранить прежние позиции, замкнуть тройку по итогам общего зачета. Ведь вся политика возглавляемого им министерства сводится к приглашению известных зарубежных тренеров, как, например, в футболе. Идеология простая: купим Спаллетти (Хиддинга, Адвоката и т. д.) и всё будет о, кей! Как результат — своих тренеров уже почти не осталось. Ни тех, кто выводит в мастера, ни детских.

Олег Басилашвили, народный артист СССР:

— Безумно жаль, что с поста министра культуры ушел Александр Авдеев. Прекрасный человек — интеллигентный, думающий, образованный, порядочный. Но надо признать, наши министерства — не для таких людей как он. Не так давно в приватном разговоре Александр Алексеевич признался мне: то, что творится в российском правительстве, можно охарактеризовать одним словом — ужас. С точки зрения внутреннего состояния он тяготился своей работой. А о его преемнике Владимире Мединском я толком ничего не знаю. Кроме того, что он достаточно молод, без малого 42 года, успел поработать в Госдуме, где возглавлял комитет по культуре, да часто мелькает на телеэкране в разных ток-шоу.

Фото ИТАР-ТАСС/ Алексей Дружинин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня