Политика

Гейдар Джемаль: Закон о митингах играет против России

Либералы и силовики внутри элиты перешли к открытому противостоянию

  
28

В среду Совет Федерации еще до обеда принял скандальный закон об ужесточении санкций за нарушения на митингах. 132 сенатора проголосовали «за», и лишь 1 — «против». Еще один сенатор воздержался.

В верхней палате только один активно выступал против принятия законопроекта — Людмила Нарусова, вдова Анатолия Собчака и мать известной телеведущей Ксении Собчак. «Как известно, только вчера приняла Госдума и сегодня мы уже его рассматриваем. Такая торопливость была, по-моему, только один раз, когда мы принимали решение о вводе войск (в Южную Осетию — „СП“)», — эмоционально заявила госпожа Нарусова. Но коллег не убедила.

Сенаторы на скорую руку обсудили проект закона. При этом они отметили, что предлагаемые меры нужны, чтобы защитить население страны от «пуссирайщиков», а также защитить детей, «которых используют организаторы митингов».

В свою очередь, спикер Совфеда Валентина Матвиенко заявила, что не получала обращения от главы президентского совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Михаила Федотова с просьбой перенести заседание. «Мы такого обращения не получали», — кратко заметила госпожа Матвиенко (накануне господин Федотов уверял, что отправил обращение в СФ).

Чтобы законопроект стал законом, остался всего шаг: его должен утвердить президент Владимир Путин. Михаил Федотов, который просил одуматься и не принимать законопроект сначала спикера Госдумы Сергея Нарышкина, потом госпожу Матвиенко, намерен теперь подавать челобитную Владимиру Владимировичу. «Это будет сделано своевременно», — пообещал господин Федотов.

Но, скорее всего, старается глава СПЧ напрасно. Президент де-факто ответил ему и всем гражданам РФ — устами пресс-секретаря Дмитрия Пескова. «Путин будет возражать против этого закона только в одном случае — если этот закон будет противоречить общепринятым и применяемым в других странах практикам по реализации тех прав граждан, о которых идет речь в законе», — заявил Песков журналистам в Пекине. Песков подчеркнул, что в первую очередь речь идет о европейских странах.

Итак, сухой остаток: «Марш миллионов», запланированный на 12 июня, будет проходить уже в новых, ужесточенных, законодательных рамках. Новые рамки выглядят так:

—  при беспорядках в ходе массовых акций, повлекших ущерб имуществу и здоровью людей, с физических лиц будет взиматься штраф от 150 тыс. до 300 тыс. руб., с должностных лиц — от 300 тыс. до 600 тыс. руб., а с юридических лиц (партий и движений) — от 500 тыс. до 1 млн руб.

— 1 млн руб. теперь придется заплатить тем, кто организует «массовое одновременное пребывание и (или) передвижение граждан в общественных местах, не являющееся публичным мероприятием». Прежде всего речь идет о городских акциях вроде «Оккупай Абай» и «Белый круг». Санкции будут действовать, если акция повлекла за собой «нарушение общественного порядка, санитарных правил, правил поведения в общественных местах, функционирования объектов жизнеобеспечения и связи, причинение вреда зеленым насаждениям». Другими словами, во всех случаях.

— отныне участникам массовых акций запрещено прятать лицо за «масками» и использовать другие средства, мешающие распознать личность.

Как говорится, аминь.

Параллельно принятию «митингового» законопроекта развивается сюжет с согласованием «Марша миллионов» 12 июня. Камнем преткновения и на этот раз стал маршрут «марша». Оппозиция предлагает три варианта: шествие от площади Гагарина и митинг на Октябрьской, шествие по Садовому или бульварам и митинг на Сахарова, шествие по Якиманке и митинг возле кинотеатра «Ударник». Об этом сообщил в своем микроблогге в Twitter лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов. «В Мэрии сказали мне, что будут думать до завтрашнего утра, потом переговоры продолжатся. В общем, тянут до последнего, как и перед 6 мая», — написал ‏@s_udaltsov.

Некоторые оппозиционеры настроены еще более решительно. «Провели оргкомитет по #12июня. Решили настаивать на шествии внутри Садового кольца. Если мэрия откажет, выйдем все равно», — сообщил в Twitter один из лидеров «Солидарности» Илья Яшин.

Словом, власть закручивает гайки, а оппозиция заявляет, что не намерена выбрасывать белый флаг. Удержат ли «новые рамки» протестную активность, или послужат детонатором к социальному взрыву, рассуждает председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль.

«СП»: — Гейдар Джахидович, какие силы движут нынешней ситуацией?

— Очевидно, идет ужесточение борьбы. Власть боится развития протестных акций, потому что либералы и силовики (внутри властной элиты, — «СП») не доверяют друг другу. Противостояние между этими элитными группами перешла в новую фазу — это, кстати, стало понятно с того момента, как Навальный обнародовал имена своих спонсоров. Либеральный лагерь перешел в открытое противостояние, сочтя, что все козыри у него в руках.

Это недалеко от истины. Ресурсы партии силовиков, особенно в плане международной политики, достаточно ограничены. Сейчас совершенно очевидно, что внутриполитическая конъюнктура будет изменяться не в сторону действующей власти. Эта власть раздала массу обещаний, но падение цен на нефть и динамика экономического кризиса, который сегодня развивается стремительно, скоро не оставят от этих обещаний камня на камне.

На стороне оппозиции — в том числе системной, наверху — есть уверенность, что они играют беспроигрышную игру. Соответственно, действующая администрация пытается создать какие-то заглушки, стенки — чисто административного, юридического и силового характера. Она делает это, поскольку у нее сокращается маневр в плане демагогии, политтехнологи и политического подкупа. Эти козыри уходят из рук.

Понятно, на этом этапе куча людей, которые светились в оргкомитете протестного движения в декабре-январе, просто ушли из страха перед ожесточением сторон. Такие фигуры, как Акунин, Пархоменко, Рыжков, — сейчас уже нигде, и звать их никак. Остались достаточно радикальные люди, которые имеют собственную повестку — Навальный и Удальцов.

Это люди, которые достаточно обозначили свою позицию, достаточно набрали политический капитал — в том числе, что важно, политкапитал на улице. Поэтому сегодня они могут позволить себе ужесточить позицию — именно потому, что прошли непосредственный, физический опыт конфронтацией.

«СП»: — Путин подпишет законопроект?

— Думаю, Путин сам является источником этих законов. И его высказывание, что законы о митингах должны соответствовать европейским стандартам («Единственное, что мы должны сделать — внести в свое законодательство такие нормы европейского права, которые применяются во многих европейских странах при регулировании мероприятий подобного рода и которые, безусловно, являются демократическими, но, с другой стороны, создают определенный режим массовых мероприятий», — заявил Путин по итогам саммита Россия-ЕС в Петербурге, — «СП») — это, на деле, виньетка вокруг нынешней законодательной инициативы.

Другое дело, если законопроект будет подписан, и станет действующей нормой, это приведет к новому обострению ситуации. Таких крупных штрафов никто платить не будет — значит, взамен будут применяться тюремные санкции. Это будет давать множество предлогов к тому, чтобы портить внешние дипломатические отношения с Россией. А извне этих предлогов давно ждут.

«СП»: — Кто их ждет?

— США. Почему, спрашивается, Барак Обама согласился на приход Путина к власти? Он согласился не потому, что собирается с Путиным сотрудничать. Обама ясно увидел перспективы жесткой игры против России с приходом Путина. И сегодня эта игра, видимо, ему будет нужна.

Все нынешние санкции против оппозиции, рост противостояния и противоборства, будут играть на Обаму и Белый дом. Будут позволять перенести акценты с неудачных направлений, на которых Америка проигрывает, на направления, где Обама видит, что может взять реванш. Одним из таких направлений является Россия.

В противостоянии с Ираном США не может наращивать потенциал санкций, всякого рода деструктивных дипломатических мероприятий. Все равно, американцы упираются в глухую стену, и надо воевать. А воевать с Ираном Обама не хочет и не может.

А вот с Россией потенциал давления гораздо глубже, гораздо больше антироссийских мероприятий можно провести без упирания в стену и без конфронтации. Поскольку уровень зависимости российских элит от американского благоволения неизмеримо выше, чем уровень зависимости Ирана. Несмотря на то, что Россия огромная и с ядерными ракетами, а Иран не располагает ни тем, ни другим.

«СП»: — Иран — более твердый орешек?

— Да. Поэтому переключиться на тролленье российского руководства для Обамы более выгодно, чем продолжать бесперспективное наступление на Иран. Да и давление на Сирию Обаме выгоднее увязывать не с противостоянием с Тегераном, а с противостоянием с Москвой. Москва и Пекин взялись быть гарантами существования режима Асада, и развивать наступление — дипломатическое, политическое, экономическое — на Москву более выгодно, чем говорить о том, что раз Тегеран стоит за Дамасском, мы будем еще сильнее наседать на Тегеран.

По сути, Госдума, «Единая Россия», власть, администрация и партия силовиков, — вступили на порочный внешнеполитический путь. Этот путь дает возможности игры со стороны их противников, дает козыри в руки оппонентов.

Если бы мероприятиями, которые проводит власть, можно было бы сразу купировать оппозицию, и уничтожить предмет разговора — может быть, это был бы правильный путь. Но оппозиции не исчезнет от того, что приняты законы по митингам. Наоборот, она станет более ожесточенной, пойдет в регионы. Регионы будут постепенно, в течение лета, мобилизовываться, чтобы быть готовыми к наступлению осенью.

«СП»: — И чем это плохо?

— Все это, в конечном счете, играет против страны, потому что дает возможность для ряда рекламных предвыборных мероприятий Обаме. Обама сможет продемонстрировать, что он — не партнер, не друг Москвы, что он от нее не зависит. Эти ходы Обамы, фактически, будут загонять Россию в тупик. Собственно, это и было нужно Обаме изначально, когда он договаривался с Путиным.

Интерес Обамы на сегодня — уже не Ближний Восток, как для неоконсерваторов и Буша. Интересы — это Москва и, в первую очередь, Пекин. Москва будет нейтрализована перед тем, как американцы всерьез займутся Пекином. А для этой нейтрализации подавление оппозиции классическая тема…

Другое мнение

Михаил Пашкин, председатель Координационного совета профсоюза сотрудников полиции Москвы, капитан милиции в отставке:

— Не знаю, кого нагонят на 12 июня в Москву. ОМОН точно будет. И спешность принятия законопроекта говорит о том, что все будет по закону — и по максимуму, я думаю.

«СП»: — Пострадавшие омоновцы на этот раз смогут решить квартирный вопрос — получить жилье в Москве?

— Вряд ли. На всех квартир не хватит. Но если действительно будет плохо в стране, и законы эти драконовские не помогут. Думаю, в первую очередь власть должна думать, как улучшать людям жизнь, а не о том, как ужесточать законы. Потом, если кого-то и накажут штрафом на 300 тысяч рублей — есть Европейский суд по правам человека, и, обратившись туда, гражданин эти деньги вернет. Пусть через год-другой. Поэтому, чем больше будут штрафовать, тем больше будут потом возвращать…

Фото ИТАР-ТАСС/ Александра Мудрац

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Эдуард Попов

Политолог, ведущий научный сотрудник Института русского зарубежья

Виктор Мураховский

Полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня