18+
суббота, 10 декабря
Политика

Полиция заколебалась

Чем закончится борьба власти и оппозиции за лояльность силовиков

  
13

13 июня стало известно, что в 2012 году на оплату работы омоновцев, привлекаемых к охране правопорядка на массовых мероприятиях будет потрачено почти 3 миллиарда рублей. По информации «Известий», такое решение принято спецкомиссией Госдумы по расходам на национальную оборону. У всех на слуху и недавнее показательное «дарение» квартир омоновцам, пострадавшим во время беспорядков на Марше миллионов 6 мая. То есть власть всячески даёт знать силовикам — ваши услуги не останутся неоплаченными.

С другой стороны, Марш миллионов 12 июня показал, что оппозиция не против переманить силовые структуры на свою сторону. Во время шествия к проспекту Сахарова корреспондент «СП» не раз был свидетелем, как демонстранты приглашали омоновцев из оцепления присоединиться к ним. А во время митинга среди выступающих оказался бывший полицейский Роман Хабаров, который убеждал собравшихся, что многие из его прежних коллег не хотят служить «воровской власти».

Сопоставив эти факты, нетрудно сделать вывод, что между оппозицией и властью идёт борьба за силовиков. Чем она закончиться?

— Сейчас события в стране развиваются по сценарию цветной революции. — Рассуждает ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Павел Салин. — И не потому, что их кто-то планирует из-за рубежа, а потому что рецепты, которые в своё время описал американский политолог Джин Шарп универсальны для большинства стран. Поэтому любой, кто хочет дестабилизировать ситуацию, может прибегнуть к этим рецептам и рассчитывать на успех.

Деморализация силовых структур и перетягивание их на свою сторону — ключевой аспект любой цветной революции. Если при этом сохранится раскол в элите (когда её часть будет апеллировать к протестующим) — революционная ситуация в России перейдёт в решающую стадию. Власть и оппозиция это прекрасно понимают. Поэтому сейчас развернулась борьба за лояльность силовой корпорации в широком смысле слова — это и полиция, и ФСБ, и МЧС, и армия. Но в данный момент в центре внимания всё-таки полиция.

Поэтому когда сюжет о награждении омоновцев квартирами показали по телевизору, это был сигнал всей силовой корпорации, что за лояльность её члены будут получать бонусы.

«СП»: — Что в этой ситуации делает оппозиция?

— Оппозиция в свою очередь действует по двум направлениям. Первое — демонстрация того, что часть полицейских с ней. Именно поэтому случай с Хабаровым сейчас всячески пиарится, и преподносится, как факт, что полиция переходит на сторону «восставшего народа».

Второе. Оппозиция пытается вбить клин между руководством силовых структур и рядовыми сотрудниками, которые недовольны многочисленными сверхурочными. Причём, эта тактика применяется давно. Ещё до декабрьских протестов прошлого года в СМИ вбрасывалась информация о том, что якобы в дивизии Дзержинского командиру за лояльность власти дали миллион рублей, командирам рот по 100 тысяч, а остальным ничего не дали — они, мол, срочники, и так будут лямку тянуть. Таким образом «низовым силовикам» пытаются привить мысль о том, что власть с ними поступает несправедливо, и зачем же её тогда защищать…

Третье. У нас перед глазами яркий пример противостояния главы Следственного комитета России Бастрыкина и коллектива «Новой газеты». Что мы видим? Конфликт между представителями двух социально-профессиональных корпораций: медийной (её либерального крыла, поддерживающего протестующих), и корпорацией силовиков. Сейчас медийная корпорация всячески давит на власть, чтобы она заставила Бастрыкина извиниться. Если это произойдёт, силовики воспримут это как слабость власти и решат, что она их сдала. Следовательно, у «силовой верхушки» не будет никакой уверенности, что при очередной скандальной истории с кем-то из них не поступят также.

Кстати, подобным образом оппозиция пытается воздействовать на рядовых сотрудников полиции, непропорционально применивших силу. Характерный пример — история с «жемчужным прапорщиком», которого осудили главным образом под давлением СМИ. Если подобные случаи будут повторяться часто, это сильно повлияет на готовность полиции служить власти.

Таким образом, прогнув силовиков перед медийщиками, власть рискует потерять последнюю и единственную опору.

Есть и ещё один момент. Сейчас аппетиты высшего и среднего звена силовой корпорации начинают расти. Они почувствовали, что власть в них очень сильно нуждается. Поэтому на неформальном уровне они требуют от власти большего, чем она даёт им в виде официальных поощрений. Например, в последний год-два во многих городах России мелкий и средний бизнес обложен весьма серьёзной данью именно со стороны полиции. Имеет место так называемый «тамбовский синдром». В Тамбове с помощью административного ресурса на выборах в 2011 году в облдуме «Единая Россия» получила большинство. После этого полиция с согласия центральной власти обложила местных предпринимателей данью. В итоге — это привело к социальному бунту. На его освещение было наложено информационное эмбарго, об этом почти не писали. Подобная ситуация повторилась в нескольких регионах.

Если власть решит дать укорот силовикам, покусившимся на средний и малый бизнес, это тоже чревато для неё потерей поддержки силовиков. Правда, этот вариант наименее вероятен. Выбирая между бизнесом и силовиками, власть всегда выбирает последних. Именно поэтому сейчас мелкий и средний бизнес всё больше склоняется к тому, чтобы финансировать оппозицию.

«СП»: — Возможно ли, что отторжение силовиков от власти будет развиваться по одному из описанных вами сценариев, и в итоге в обозримой перспективе через полгода-год оппозиция добьётся «нейтрализации» силовиков?

— Многое зависит от того, будет ли власть в ближайшее время урезать финансирование силовых структур. Мы видим, что Минфин уже готовится на 4 триллиона сократить расходы на перевооружение. Про силовые структуры тоже заходит речь. Правда, пока без конкретики.

Кроме того, для достижения такой серьёзной цели, как нейтрализация силовиков, у оппозиции должна появиться более конкретная программа, где они в том числе расскажут, как покончить со злоупотреблениями в той же полиции. Там ведь многие рядовые сотрудники тоже недовольны сложившимся положением вещей. Но они при этом не видят альтернативы. А вот, если они её увидят и призадумаются, монолитность силовой корпорации может дрогнуть. В ближайшие 2−3 года силовики под воздействием агитации оппозиции, может быть, и дистанцируются от власти. Пока же, до конца года, события, скорей всего, будут развиваться по инерционному сценарию. Лидерам оппозиции вряд ли удастся перевести протест на новый уровень. Размытые лозунги о честности выборов и свободе политзаключённым практически перестали играть мобилизующую роль.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня