18+
пятница, 17 ноября
Политика

В Кремле — Политбюро?

Поиск новой модели управления страной идет вслепую

  
33

Коммуникационный холдинг «Минченко консалтинг» представил доклад «Большое правительство Владимира Путина и Политбюро 2.0». Содержащийся в нем анализ политической ситуации в сегодняшней России основан на результатах экспертного опроса более 60 экспертов, (представителей политической и бизнес-элиты страны). Эксперты при этом выступали на правах анонимности.

По мнению авторов доклада, политологов Евгения Минченко и Кирилла Петрова, формирование новой структуры исполнительной власти продемонстрировало новый кадровый стиль Владимира Путина. Традиционная схема создания системы элитных «сдержек и противовесов» усложнена. В результате, по мнению авторов, возникает система, напоминающая советское Политбюро ЦК КПСС.

Внутри администрации президента создан фактически резервный по отношению к правительству «пульт управления» в лице помощников президента и контролируемых ими профильных управлений. Стоит учесть, что по своему кадровому наполнению эти управления могут конкурировать с министерствами и департаментами правительства по скорости прохождения бюрократических процедур.

Президент сформировал ряд новых комиссий (в том числе по ТЭК и по контролю за исполнением собственных предвыборных обещаний), в которые входят как министры, так и представители АП. Тем самым демонстрируется контроль президента и над правительством, и над администрацией. Фактически реализована давняя мечта В. Путина — внедрить в России американскую модель, при которой президент руководит всей вертикалью исполнительной власти.

Правящая элита, считают эксперты, помимо решения собственно управленческих задач, ориентирована на то, чтобы обеспечить свою устойчивость на длительном временном промежутке. Для этого ей необходимы:

1. Конвертация власти в собственность (через новый этап приватизации, использование бюджетных средств и преференций со стороны властных структур для развития прибыльных бизнесов, создания новых «рент»);

2. Обеспечение передачи обретенной в 1990—2000-х годах собственности по наследству;

3. Легитимации приобретенной собственности, как в России, так и за рубежом.

В качестве полноправных членов «Политбюро 2.0» обозначены лидеры крупных элитных групп, имеющие свои позиции как в бизнесе, так и в госструктурах (причем и федерального, и регионального уровня) и выступающие в роли постоянно действующих игроков политико-экономической сцены. В число этих фигур вошли: премьер-министр Дмитрий Медведев, вице-премьер Сергей Иванов, глава «Роснефти» Игорь Сечин, тандем Геннадия Тимченко и Юрия Ковальчука, группа Сергея Чемезова, Сергей Собянин, Вячеслав Володин.

Напрямую в кризисный сценарий и «перезагрузку» коллективного органа власти не играет ни одна из элитных групп. Однако возможными бенефициарами подобного развития событий являются группы, в рядах которых достаточно харизматиков для завоевания широкой поддержки населения, а также ресурсов СМИ для раскрутки новых фигур.

Существует вероятность победы реакционного сценария, предлагающего «радикальное оправославлевание» власти, силовое подавление оппозиции и курс на противостояние Западу. Однако, учитывая упомянутые в докладе задачи российской элиты, вероятность этого невелика или время его реализации будет непродолжительным.

«СП» обратилась к президенту коммуникационного холдинга «Minchenko consulting» Евгению Минченко с просьбой прокомментировать ключевые положения его доклада.

«СП»: — То, что доклад назван «Политбюро 2.0», это аллюзия на какие-то приметы советского времени, в частности, на брежневский застой?

— Нет, никаких эмоциально окрашенных намёков мы не планировали. Аналогия с Политбюро напрашивается только потому, что этот орган формально не входил в структуру исполнительной власти, но обладал большим влиянием, чем, к примеру, Совет министров СССР. Вот примерно также получается и сейчас. Есть структуры исполнительной власти, а есть ещё некий круг людей, осуществляющих неформальные согласования перед принятием основополагающих решений в стране. В этот круг входят как те, кто включены в исполнительную власть, так и те, кто находятся за её пределами.

«СП»: — Из доклада следует, что с одной стороны пресловутая «вертикаль власти», не более, чем пропагандистский штамп. А с другой — выходит, что сейчас у нас сложилась система, о которой Путин давно мечтал. Он теперь полностью контролирует вертикаль власти. Как можно согласовать эти два утверждения?

— Очень просто. Да, сегодня по сути создана система, при которой и правительство, и администрация президента за счёт дублирования полномочий и намеренного пересечения сфер ответственности нуждаются в арбитре. С другой стороны — всё-таки Путин не всевластный падишах, а именно арбитр. Он вынужден учитывать интересы различных групп влияния. Его главная задача, чем он и полезен для элиты, — умение найти компромиссы, достигнуть баланса.

«СП»: — На ваш взгляд, система «Политбюро 2.0» способна работать только при Путине, или если, к примеру, Владимир Владимирович по состоянию здоровья не сможет возглавлять её, найдутся запасные «арбитры»?

— Конечно же, в случае ухода Путина из политики эта система претерпит серьёзные изменения. Но гипотетически она вполне устраивает верхушку российской элиты, которая ориентирована в основном на инерционный сценарий развития страны. То есть будет примерно то же самое, с небольшой коррекцией. Но и внешнеполитическая и внешнеэкономическая конъюнктура может преподнести ряд неприятных сюрпризов и общественное мнение в отношении власти может сильно поменяться. Если нас ждут серьёзные катаклизмы, эта система будет трансформирована, либо придётся её менять.

«СП»: — Вы пишите в докладе о неустойчивом равновесии в кругу элиты. Однако большинство экспертов склоняется к мысли, что силовики и консерваторы чувствуют себя гораздо уверенней, чем либералы, с которыми отождествляется Медведев. Последнего вообще считают чуть ли не кандидатом «на вылет» из большой политики.

— Медведева, я думаю, серьёзно недооценивают. У него есть свои аппаратные рычаги. Его влияние на экономику России сейчас увеличится. Но условием этого является отказ от политических амбиций и потеря его людей в силовых структурах. Большая часть «медведевских людей» из силовых структур уже ушла. Остался только Коновалов и ситуативный союзник прокурор Чайка. Но последний, возможно, тоже начнёт «дрейфовать» в сторону Путина. Но зато у Медведева возникает возможность выстраивания собственных групп по тем или иным вопросам, блокирование с другими элитными кланами. Поэтому, думаю, он не проиграл отказавшись от поста президента. Тем более, что после дела «Пусси Райт» у либералов появляется новый ресурс. Внешнеполитическая конъюнктура для России резко ухудшилась и тут могут опять понадобиться либералы с их наработанными связями с западным истеблишментом, чтобы они как-то смягчили ситуацию. Если вдруг Путин поведёт страну к автаркии, начнёт создавать «железный занавес», тогда, вроде как, либералы будут не нужны. Но я не думаю, что Россия сейчас может себе позволить такой путь.

«СП»: — Россия или элита?

— Элита. Для них важна легитимация приобретённой и приобретаемой собственности на Западе. И очень важно быть частью мирового истеблишмента. А политика «железного занавеса» осложняет их положение в этом смысле. Понятно, что кто-то, как Абрамович, например, уже успел грамотно перебазироваться на Запад. Он живёт в Швейцарии, достаточно серьёзно инспирирован в западные структуры. Для него любые занавесы над Россией создадут серьёзные неудобства, в том числе и бытовые. Это касается значительной части элиты.

«СП»: — В докладе говорится об управляемой нестабильности общества и страны, выгодной элитной группе, сконцентрировавшейся вокруг Медведева. Эта группа способна сейчас спровоцировать такую рукотворную нестабильность?

— Эта группа не то, чтобы специально работает на неё. Просто Медведеву удобно, когда вспыхивают искры протеста, поднимают голову люди с либеральными взглядами. В такой ситуации он нужнее для Путина, который всегда может сказать общественности: «Смотрите, ребята, рядом со мной целый либерал во главе Кабинета Министров».

«СП»: — В докладе упоминается о группах, в недрах которых зреют некие «харизматические фигуры». Способна ли сейчас власть совершить такой же фокус, как с Путиным в 1999 году, когда из ниоткуда стране был предложен новый национальный лидер?

— Такого рода людей, как Путин, сейчас в «запасниках власти» нет. Но мы видим, что группа Собянина целенаправленно выращивает свердловского губернатора Евгения Куйвашева именно, как публичную, а не только аппаратную фигуру. Не исключаю, что попытается изобразить новый старт Владимир Якунин, как это удалось группе Сергея Чемезова с их предвыборным проектом «Уралвагонзавод».

"СП": — Фрагментация элитных групп, о которой вы упоминаете, не приведёт к тому, что власть, как сороконожка запутается в своих ногах и не сможет управлять страной?

— Нет, я думаю, это ситуативные процессы, глобальной структуры власти они не затрагивают. Люди во власти слишком сильно переплетены родственными связями, бизнес-интересами и прочими подобными вещами. Поэтому не в их интересах так уж сильно ломать систему «Политбюро 2.0».

Глеб Павловский комментирует доклад «Политбюро 2.0»

— Это текст из серии тех, которыми открывают политический сезон. Это добросовестная компиляция, основанная на аналитических материалах прессы. Образ Политбюро мы, политологи, довольно часто используем в своих комментариях, говоря об окружении Путина. Я и сам этим грешил. Он годится только в качестве образа. Он не соответствует реальному положению вещей. Нет группы, которая коллегиально обсуждает вопросы и проводит в жизнь принятые решения. Есть группа выгодоприобретателей из друзей Путина, бенефециаров финансовых и политических выгод от системы. Эта группа шире названного в докладе круга лиц. Путин в ней является своего рода «защитным символом», в тени которого скрываются эти люди.

Трудно рассматривать данное описание, как реальную модель принятия решений функционирования нашей власти. Сегодня вообще среди политологов есть недостаток серьёзного анализа. Поэтому важно перейти от медийных ярких и хлёстких реплик, которые я и сам порой выдаю, к профессиональному разбору того, что из себя представляет модель нашей власти, каков у неё уровень политических рисков. Интуитивно мы понимаем, что модель внутренне нестабильна и уровень риска растёт. Но надо наконец от метафор переходить к анализу фактов, как они есть.

Что касается харизматических «резервов» власти, харизма это не консервы, которые можно вскрыть и предъявить. Она появляется в той или иной ситуации. Тот же Ельцин не был харизматической фигурой до конца 80-х годов. Так и сегодняшние харизматики — скучные люди, которые сами не знают, кем они станут, когда кризис обострится.

«СП»: — Вы готовы согласится с тем, что нынешняя власть заинтересована в связях с Западом и уже поэтому ни в коем случае не пойдёт на то, чтобы, скажем, установить железный занавес?

— В этом утверждении сразу две натяжки. Сегодняшняя власть, даже если бы хотела предпринять нечто подобное, не имеет достаточной политической легитимности, ни административной силы для этого. Второе. Наша власть — филиал мирового рынка. У неё нет никакого экономического основания, кроме игры на мировом рынке.

«СП»: — Есть ли сегодня во власти группы, которые провоцируют управляемую нестабильность, упомянутую в докладе?

— Я привык рассматривать факты, а не домыслы. А факты показывают, что в 2012 году плохо управляемая нестабильность является политикой Кремля, прежде всего Путина. Каков курс Медведева сказать невозможно в силу отсутствия действий премьера и его правительства. Мы видим довольно энергичные действия по взлому правил политической системы со стороны Кремля. При этом нарушаются всевозможные правовые нормы и процедуры. Если этот тренд продолжится, нестабильность перестанет быть управляемой. Те, кто проводят этот курс, окажутся игрушками, а, скорей всего, жертвами того хаоса, который они создают.

«СП»: — Для чего же тогда они его создают?

— Здесь сочетание многих элементов. Например, страх президента оказаться не нужным в новых условиях, мстительность целого ряда чиновников, да и в целом потеря управления. Прежняя модель управляемой демократии перестала работать после 24 сентября прошлого года, когда произошла пресловутая рокировка правящего тандема. Идёт поиск новой модели. Он идёт на ощупь. Люди импровизируют. Но то, с чем они импровизируют, явно сложнее их представления как с этим работать. Можно резюмировать, что нынешняя внутриполитическая команда проявила себя за эти полгода, как глубоко некомпетентная. Она просто не справляется с управлением экономикой и страной.

Фото: Сергей Михеев/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня