Политика

«Стыдно за страну, которая вынуждена это видеть»

Госдума лишила Геннадия Гудкова депутатского мандата

  
65

В пятницу, 14 сентября, Государственная Дума лишила мандата Геннадия Гудкова — одного из самых заметных деятелей «Справедливой России».

«За» лишение Гудкова-старшего депутатского мандата проголосовал 291 народный избранник («Единая Россия» и ЛДПР), «против» — 150 (КПРФ и «Справедливая Россия). Трое депутатов воздержались. Единственным «единороссом», который проголосовал против лишения Гудкова мандата, оказался Станислав Говорухин. Александр Хинштейн, ранее также обещавший поддержать Гудкова, в голосовании участия не принял. В самой «Справедливой России» трое человек также высказались «за» лишение депутатских полномочий своего однопартийца: это Игорь Зотов, Николай Лакутин и Алексей Митрофанов.

«Справоросса» обвинили в том, что он занимался незаконной предпринимательской деятельностью: участвовал в управлении бизнесом во время действия полномочий депутата Госдумы. Главным доказательством стал некий протокол продления полномочий директору одной из компаний, принадлежащих Гудкову. Правда, и сам теперь уже бывший депутат, и его коллеги по фракции заявили, что протокол поддельный и изготовлен «на скорую руку» сотрудниками силовых ведомств.

Во время обсуждения вопроса о досрочном прекращении депутатских полномочий «эсера» парламентарии не стеснялись своих эмоций. Когда Гудков покидал трибуну, ему из зала кто-то крикнул «Иуда!». На что сам экс-депутат лаконично ответил в микрофон: «Пошел на …».

Еще перед началом пленарного заседания нижней палаты парламента лидер «Справедливой России» Сергей Миронов заявил: «Сегодня в высшем органе законодательной власти Конституция будет попрана. И это действительно позорная страница в истории Государственной Думы». Со своим «последним словом» Гудков обратился прямо перед голосованием. Он напомнил о гонениях на политических деятелей прошлого и настоящего, упомянув Эво Моралеса и Индиру Ганди. «Вы меня в президенты готовите? Я готов, с 2018 года», — заявил Гудков с трибуны. Он обвинил власть в нарушении Конституции, действиях «по понятиям», а также в игнорировании мнения мирового сообщества. «Этим решением вы запускаете механизм самоуничтожения власти. Народ уже не загнать на кухни. И он будет требовать честной жизни и честных выборов. Мне стыдно за страну, которая вынуждена это видеть. Я готов уйти. Но уйти, чтобы вернуться и построить новую Россию», — завершил свое выступление Гудков.

После голосования оставшийся без депутатского кресла Гудков заявил, что будет оспаривать решение Госдумы в Верховном суде, куда подаст иск в ближайший понедельник. Причем, по словам «эсера», обращаться к российскому правосудию он будет не ради возвращения мандата, а чтобы доказать «никчемность» Государственной думы.

«Свободная пресса» попросила экспертов прокомментировать вынужденную отставку Гудкова, а также обозначить возможные последствия этого события.

Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов:

— После лишения Гудкова мандата нужно внимательно проследить за сигналами, которые будут исходить от власти. Первый вопрос: является ли это личным шагом в отношении Гудкова, который, по мнению власти, нарушил некую «корпоративную этику», или это действия против него как своеобразного «лица оппозиции».

Вторая интрига — это в какой степени власть ответит на запрос аналогичной проверки в отношении депутатов-«единороссов», у которых есть бизнес.

Исходя из этого, можно будет делать какие-то выводы о глобальных последствиях потери Гудковым депутатского кресла.

Алексей Макаркин, вице-президент Центра политических технологий:

— Гудков — это не Навальный и не Удальцов. Его позиция звучала примерно так: с властью возможно договориться. Для оппозиции «дело Гудкова» — удар в том смысле, что репрессии, получается, развернуты даже против одного из умеренных ее представителей. Однако вряд ли протест против этих репрессий примет форму массовых акций.

Когда сам Геннадий Гудков выступал на крупных акциях протеста, ему, напротив, кричали, чтобы он сдал депутатский мандат. Большинство оппозиции считает, что парламент — неэффективная площадка борьбы. Факт, что в таком парламенте Гудкова лишают мандата в глазах этой части оппозиции — лишь дополнительный аргумент в пользу честных выборов. Изгнание депутата не воспринимается ею как трагедия.

Тем не менее, это ставит два основных вопроса: почему парламент принимает решения, которые должен принимать только суд, и почему парламент показательно наказывает одного депутата, хотя многие его коллеги занимаются бизнесом? Поэтому «дело Гудкова» не закончено. На мой взгляд, в перспективе оно проведет к радикализации оппозиции…

Владимир Прибыловский, президент информационно-исследовательского центра «Панорама»:

— Не думаю, что изгнание Гудкова из парламента — при всей беспрецедентности ситуации — имеет большое значение для политической жизни России. Это лишь событие, которое находится в одном ряду с множеством других действий власти против оппозиции и ее лидеров. Я имею в виду изъятие 1,5 миллиона евро у Ксении Собчак, давление на Удальцова, дело Навального… «Дело Гудкова» в этом ряду — не самое важное.

В том, в чем обвиняют Гудкова, виновны десятки депутатов из прокремлевских партий — «Единой России» и ЛДПР. Конечно, сейчас на них пойдет накат, и только в этом заключаются последствия «дела Гудкова» для власти. Возможно, Кремлю даже придется сдать кого-то из не очень нужных депутатов, чтобы успокоить общественное мнение.

«СП»: — А какие могут быть последствия для оппозиции?

— Изгнание эсера, возможно, усилит противостояние людей, которые оказались в приблизительно той же ситуации, что и Геннадий Гудков — бизнесменов, связанных с политикой, которые стали перебегать на сторону оппозиции. Кто-то из них испугается нынешней показательной порки, но кто-то, кто зашел уже слишком далеко и, как Гудков, отрезал себе путь назад, будут более серьезно относится к участию в протестном движении.

В то же время нельзя сказать, что Гудков стал сверхпопулярным лидером оппозиции. Конечно, когда его стали прессовать, к нему возникло определенное сочувствие, но нельзя сказать, что он любим соратниками. Его сын Дмитрий, замечу, пользуется в оппозиционных кругах большим авторитетом, чем отец.

Это и понятно: Геннадий Гудков как минимум 10 лет служил Путину, но в 2010 году ошибочно поставил на фигуру Медведева. Получается, он всего лишь сделал неверный выбор — переоценил Медведева и недооценил возможности Путина. Поэтому лишение Гудкова депутатского мандата не подстегнет протест. Возможно, будут мелкие пикеты, но в целом Геннадий Гудков — не та фигура, репрессии против которой усилят протестные настроения…

Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы:

— «Дело Гудкова» включает в себя аспект внутриэлитный. Оно увеличивает негативный потенциал внутри элиты и тем самым создает определенный риск для власти. Но, с другой стороны, власть этот риск неплохо отработала. Ее аргумент — апелляция к делу Мавроди, которого практически так же лишили в свое время депутатского мандата. Гудкова сегодня пытаются представить чуть ли ни как Мавроди наших дней — дескать, он жуликоватый товарищ, не то что все остальные.

Логика здесь понятна, и на сегодняшнем заседании Думы ее озвучил политолог Вячеслав Никонов: дескать, уважаемый Гудков, вы стали тем, кем стали, благодаря службе в КГБ и поддержке партии власти, а если вы хотите двинуть против власти свою небольшую армию людей, официально имеющих право носить оружие, — будьте готовы к последствиям. Для элиты эта логика выступает в качестве успокаивающего сигнала: мол, Гудков — исключительный случай и вас не касается.

В деле есть и имиджевая составляющая. Гудков — и по биографии, и внешне — никак не тянет на борца с режимом. Он выглядит как типичный чиновник: немного обрюзгший, с усами. Это несоответствие тоже достаточно удачно обыгрывается, и во многом поэтому ждать поддержки Гудкова на улицах широкими массами оппозиции не приходится. Его изгнание не скажется на протестной активности.

Тем более, замглавы СКР Елена Леоненко, выступая в Госдуме, процитировала запись телефонного разговора Гудкова с сотрудником одного из главных управлений МВД, где политик просит прекратить изъятие оружия у своего ЧОПа. Политик якобы говорит, что «я завтра подниму прессу, и все люди с бульваров со всякими писателями Акуниными и Парфеновыми завтра же придут по моей просьбе и останутся там на несколько дней, а, может, и на неделю». Если подтвердится, что Гудков действительно говорил что-либо подобное, это тоже не добавит ему очков в глазах оппозиции.

Словом, я считаю решение по Гудкову рискованным для власти, для устойчивости нашей элиты в целом. Но, с точки зрения политической режиссуры, оно было обыграно неплохо…

Фото: ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня