18+
вторник, 27 сентября
Политика

КПРФ — праздничный портрет на фоне кризиса

Демонстрация, проведенная КПРФ 7 ноября в Москве, показывает, что коммунистам не удалось возглавить народное недовольство экономическим кризисом

  
855

Чужие здесь не ходят

Уже много лет КПРФ получает у властей разрешение на шествие 7 ноября по центральным улицам столицы. Вот и в этом году краснознаменные колонны прошли от Пушкинской до Театральной площади по Тверской и Охотному ряду.

Я шел на эту демонстрацию с большим, можно сказать, научным интересом. Ведь ноябрьские акции КПРФ должны были много сказать о политической температуре общества в период экономического кризиса. Кто придет на демонстрацию? Обычная пожилая массовка коммунистических акций в Москве? Или более широкие слои московского населения, пожелавшие сказать власти свое «фи» в ответ на прямую и явную угрозу своему благополучию?

Пробираясь сквозь милицейские металлоискатели, Пушкинскую площадь заполняли немолодые завсегдатаи уличного протеста. Была и молодежь, но тоже своя, знакомая красная политтусовка Москвы. Отсутствие «посторонних» явствовало и из общей численности демонстрантов — примерно 7−8 тысяч. А ведь только московская организация КПРФ насчитывает 10 тысяч коммунистов.

Марш сквозь строй

Всё это сильно напоминало движение колонны военнопленных.

Милиция очень плотно контролировала шествие. От проезжей части Тверской колонну отделяли металлические заграждения. С обеих сторон по пути демонстрации — цепочки вэвэшников с дубинками. Можно сказать, шли сквозь строй. А первым рядом демонстрации была… цепь милиционеров. Всё это сильно напоминало движение колонны военнопленных. Клерки, отдыхавшие после трудового дня в кафешках на Тверской, без опаски смотрели сквозь стекла на демонстрантов.

Не обошлось без задержаний. На подходе к Манежной площади милиция выхватила из толпы пять активистов «Левого фронта» — молодежной организации, возглавляемой депутатом Госдумы из фракции «Справедливой России» Ильей Пономарёвым. Очевидно, терпение правоохранителей переполнили горящие фаеры и агрессивные кричалки «фронтовиков». Одно дело, когда комсомольцы скандируют «One solution — revolution!» — нестрашно, да и не всем понятно. Совсем другое, когда кричат «Медведев — это кризис!», «Путин — это кризис!». Упоминание в негативном контексте этих двух фамилий — сегодня самый верный путь отправиться с уличной акции в кутузку.

КПРФ опять зевнёт кризис?

Экономический кризис — это ветер в паруса КПРФ. Но сумеет ли крупнейшая оппозиционная партия страны воспользоваться своим шансом? Ведь компартия России успешно «прозевала» уже не один кризис — и дефолт 1998 года, и «седую революцию» января 2005 — массовые протесты стариков против монетизации.

Нынешний кризис, безусловно, самый глубокий за всю историю российского капитализма. Он касается практически всех. В 1998 году упали, прежде всего, номинированные в долларах зарплаты московского среднего класса. Но вскоре начался промышленный подъем из-за вызванного девальвацией рубля роста конкурентоспособности отечественной продукции. Также почти сразу после дефолта начали расти мировые цены на нефть.

В январе-феврале 2005 года шокированные монетизацией пенсионеры дошли до перекрытия дорог. Но их дети и внуки остались дома.

Сегодняшний кризис уже вызвал падение доходов практически всех слоев общества и грозит массовой безработицей. Никакого промышленного роста не предвидится, а нефтяные цены падают, обещая серьезные бюджетные проблемы.

Очевидно, что скоро сотни тысяч рабочих и офисных пролетариев будут освобождены от нудной необходимости ездить на работу. У многих от обилия досуга и пустоватого кошелька возникнет желание заняться политикой. Под знамена какой партии они придут?

Казалось бы, КПРФ — самый естественный выбор. Но всё дело в том, что компартия в нынешнем виде, как ни странно, довольно далека от народа.

Средний возраст членов КПРФ в последние годы колеблется между 55 и 60 годами. Такие возрастные партии никогда в мировой истории революций не делали. Типичный большевик образца 1917 года был моложе тридцати.

Для немолодого большинства КПРФ партия — своеобразный клуб «Для тех, кому далеко за…». Тут своя жизнь — собрания и партконференции. Порой — увлекательная внутрипартийная борьба, которая приносит победителям, кроме морального удовлетворения, вполне реальные призы — мандаты депутатов и ставки их помощников. И нечастые уличные акции, посвященные в основном событиям далекого прошлого — 22 апреля, 1 мая, 9 мая, 7 ноября. В общем, герметичная жизнь, которая может подарить чувство собственной значимости, но практически никак не касается остального народа.

Конечно, есть в КПРФ активисты, занимающиеся реальными проблемами населения. В Москве и Питере коммунисты играют немалую роль в организации борьбы жителей с уплотнительной застройкой. Есть отдельные «красные» профсоюзы, например, «Защита» в Курганской области.

Но таких активистов, действительно борющихся против наступления капитала и власти на права трудящихся, пока слишком мало.

Слово вождям

Органы явно получили указание: представителям запрещенной партии — не место на легальных политических акциях.

Дошли до Театральной площади. Здесь демонстрантов второй раз пропускают через металлоискатели. Милиция отсекает от колонны группу нацболов, выделяющуюся черными знаменами с серпом и молотом в белом круге. Как узнаю потом, тоже самое случится и на демонстрации в Питере.

Митинг. В хорошо сидящей форме летчика выступает первый секретарь Московского городского комитета КПРФ Владимир Улас. Потом Зюганов. Из речей вождей можно узнать немало интересного. Например, то, что на Западе сейчас все перечитывают марксов «Капитал», ищут в нем ответы на вопросы, поставленные глобальным кризисом экономики. Книгу уже смели с полок магазинов Англии и Германии, а в Турции готовятся издавать (притом, что коммунистическая пропаганда там до сих пор была уголовным преступлением). Комсомолец из Твери рапортует — на выборах в гордуму 12 октября КПРФ набрала аж 31,5% голосов…

Общий посыл выступлений — за кризис должны платить не трудящиеся, а крупный бизнес и власть, чья экономическая политика завела в тупик. Это, конечно, не вызывает возражений. Но вот о чем не узнаешь из речей лидеров КПРФ, так это о конкретных делах партии в защиту ушибленных кризисом трудящихся. Лично я ждал магического слова «забастовка», но так ни разу его не услышал. А ведь забастовка, по сути, единственный реальный способ борьбы трудящихся за свои права. Организовали коммунисты забастовку хоть на одном предприятии в ответ на сокращения рабочих? Никто из вождей об этом не говорит. Ясно, что нет. Планируются ли такие действия в будущем в ответ на разрастание кризиса? Тоже нет ответа.

Выступления ораторов перемежались концертными номерами, в основном ностальгического характера — «Яблочко», «Не ходил бы ты, Ванёк, во солдаты».

Завершается митинг-концерт песней подмосковного комсомольца на мотив хита Валерия Кипелова «Я свободен». В комсомольской редакции припев звучит так:

Я уволен — как кредит теперь платить?

Я уволен — как по ипотеке жить?

Я уволен — я с бомжами наравне…

Я уволен — наяву, а не во сне…

Прохожие у Большого театра заинтересованно поворачивают головы…

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье