18+
среда, 20 сентября
Политика

Перезагрузки-2 не предвидится

Победа Барака Обамы мало что изменит в российско-американских отношениях

  
43

Америка выбрала своего президента. Действующий глава государства Барак Обама официально одержал победу, заручившись поддержкой 303 выборщиков (чтобы выиграть, нужно 270 голосов). Кандидат от республиканцев, мормон Митт Ромни, набрал 206 голосов — таким образом, отрыв составил добрую сотню голосов. Неизвестно пока, как проголосовала Флорида, но на общий результат это не влияет. Ромни уже позвонил Обаме, признал свое поражение и поздравил демократа с победой. Кроме того, республиканец выступил с краткой речью перед своими сторонниками в Бостоне.

Как отмечает британская служба BBC, Митт Ромни заготовил речь только на случай победы и потому импровизировал, но говорил искренне и признал поражение достойно и стильно. Барак Обама, напротив, имел две заготовки речи — на случай победы и поражения — и выступил перед сторонниками в Чикаго. «Мы — американская семья, мы либо падаем, либо взлетаем вместе, как одна нация», — сказал Обама, после чего поблагодарил всех избирателей, независимо от их выбора.

Почему все же американцы снова выбрали Барака Обаму? По оценке телекомпании CBS, 52% избирателей уверены, что государство должно делать больше для восстановления экономики страны. Эта статистика сыграла на руку Обаме: в ходе кампании его оппонент Ромни настаивал на передаче местным властям значительных полномочий государства. В частности, он пообещал в случае победы сразу ликвидировать федеральное Агентство по чрезвычайным ситуациям и отдать средства на борьбу с последствиями природных катастроф властям отдельных штатов. Грубо говоря, в лице Обамы Америка выбрала «социальную» модель государства.

А что означает переизбрание Барака Обамы для России?

«Обама — это президент, который признал, что США постиг серьезнейший кризис: финансовый, политический, социальный, даже кризис идентичности», — объясняет выбор американцев первый замдиректора Института США и Канады Виктор Кремнюк.

— Вся стратегия Обамы в первый президентский срок была построена на идее преодоления этого кризиса, — говорит Кремнюк. — Конечно, другая часть Америки, которую представляет Ромни, кризиса не признает. Она считает, что проблемы у США имеются, но их нельзя считать всесторонним кризисом. То, что большинство американцев в итоге поддержало Обаму, означает, что они согласны именно с его оценкой ситуации.

«СП»: — Как избрание Обамы отразится на российско-американских отношениях?

— Россия являлась наименее значимым фактором для Америки на нынешних выборах. Соответственно, и для России эти выборы не представляли проблемы. У Владимира Путина не сложились доверительные, рабочие отношения с Бараком Обамой. Как следствие, и Обаме неинтересно сотрудничать с Путиным. В итоге, между двумя президентами была достигнута негласная договоренность: мы занимаемся своими делами, американцы — своими. Это не означает, что обе страны вообще не вспоминают друг о друге: есть целый ряд международных вопросов, в которых интересы США и России тесно переплетены. Это Афганистан, Иран, Сирия. Как они будут решаться — посмотрим. Пока не похоже, чтобы по этим вопросам у нас было особо тесное сотрудничество.

«СП»: — Ситуация в Сирии и Иране после победы Обамы будет развиваться по ливийскому сценарию?

— Смотря что иметь в виду под «ливийским сценарием». Башара Асада, конечно, будут дожимать — Запад поклялся, что доведет дело до конца. Это означает, что Асада либо убьют, либо изгонят из страны. Не уверен, что Россия сумеет воспрепятствовать этому. Более того, на каком-то этапе Запад перестанет интересовать возможность договариваться с Дамаском через Москву.

«СП»: — Вы говорите, у Путина не сложились отношения с Обамой, и это плохо. Но мы часто слышим, что американский политический класс и российская элита относятся друг к другу с огромным взаимным недоверием, и личность президента тут ничего не меняет. Где правда?

— Наш политический класс вызывает очень скептическое отношение к себе в Америке и Европе. Там считают, что наша элита — это группировка, которая пробилась к власти, что она опирается на полицейскую силу и исповедует откровенно антидемократические взгляды, поэтому договариваться с Россией можно лишь в крайнем случае. Я не исключаю, например, что после принятия «закона Магнитского» из США начнут выдавливать неугодных представителей российской элиты, которые держат там деньги, а попутно заставят их ликвидировать недвижимость в Америке. Повторюсь: американцы видят, что происходит в России, и это вызывает у них сомнения в порядочности россиян, в том, что с нами вообще можно сотрудничать. Разумеется, Америка не пойдет на нас стеной — Россия не та внешнеполитическая проблема, которая требует серьезных и немедленных решений. Американцам куда важнее Китай и Ближний Восток.

«СП»: — Можно ли сказать, что все возможное в рамках «перезагрузки» достигнуто, и российско-американские отношения обречены на охлаждение?

— На мой взгляд, к «перезагрузке» мы даже не приступали. Была попытка улучшить отношения за счет потенциала, накопленного еще в годы Холодной войны — за счет баланса стратегических вооружений. Были отдельные элементы сотрудничества по Афганистану, но полноценного сотрудничества в этом вопросе не получилось. Были слабые надежды, что удастся договориться по ПРО в Европе, но и они не оправдались. В целом, получилась стабилизация отношений — на не очень высоком уровне сотрудничества, но хотя бы без враждебности. По сути, никто не хочет улучшения этих отношений. Путин сказал, что ему без разницы, кто победит в США, поскольку российская политика от этого не зависит. В ответ в Америке Ромни заявил, что Россия — это враг, а Обама над ним посмеялся. Вот и весь диалог, какое после него может быть улучшение отношений…

«Внешняя политика Америки не зависит от того, кого избирают ее президентом», — убежден президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

— Какая разница, имеете ли вы дело с республиканцем, который честно бьет вам в зубы, или с демократом, который якобы ради вашей же пользы ломает вам ребра в своих объятиях? — говорит Сатановский. — Результат все равно одинаков. Разумеется, риторика Барака Обамы исключительно миротворческая. Но, по факту, поддержка Обамой «арабской весны» снесла на Ближнем Востоке куда больше стабильных режимов, чем агрессивная политика его предшественника, республиканца Джорджа Буша-младшего. Да и обстановка в Сирии и Ливии, благодаря действиям Обамы, никак не радует. Неизвестно, сколько еще нужно убить американских послов на Ближнем Востоке (это случилось с послом США в Ливии Крисом Стивенсом после того, как в интернет попал трейлер фильма «Невинность мусульман»), чтобы американская политика в регионе перестала быть политикой слепоглухонемых. Но такую политику США проводят в течение уже 30 лет, независимо от того, кто в данный момент хозяйничает в Белом доме…

«Для России победа Обамы значит очень много», — возражает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.

— Ромни и Обама — представители принципиально различных групп американского бизнеса, которые по-разному относятся к России, — говорит Делягин. — Ромни — представитель бизнеса, который ориентируется на национальные интересы Америки. Выиграй выборы республиканец, Москве было бы с ним очень тяжело, он делал бы враждебные заявления и шаги, но делал бы их открыто, ясно, публично. С Ромни можно было бы разговаривать и договариваться — он выполнял бы соглашения.

Обама же представляет бизнес, который рассматривает Америку лишь как площадку для размещения глобальных транснациональных корпораций. Этот бизнес готов какое-то время идти в Америке по пути социализма для обеспечения внутреннего порядка (и если Обаме удастся пройти этим путем, он войдет в историю как величайший президент США). Но в отношении России его позиция однозначна: нашу страну глобальный бизнес рассматривается как объект освоения, суверенность которого признается только на словах.

В итоге с Обамой мы будем иметь иллюзию хороших отношений, очередные перестройки и перезагрузки. Но на деле глобальному бизнесу в России не нужен младший партнер, которым объективно является Путин — особенно в условиях мирового экономического кризиса. Ему нужен младший клерк, которым может стать тот или иной представитель российского либерального клана. Поэтому Америка — в перспективе — будет ориентироваться на замену Путина. В итоге с Обамой мы получаем вариант куда боле сложного и напряженного сотрудничества, чем с Ромни.

Я не рад победе Обамы. Он больше политик, чем Ромни, он не религиозный фанатик. Но иногда с религиозными фанатиками бывает проще, понятнее и симпатичнее, чем с самыми лощеными топ-менеджерами. Скажем, господин Макфол (его считают специалистом по «цветным революциям», — «СП») при Обаме останется послом США в России в течение ближайших четырех лет, и никто не объяснит нам, какие такие особенные функции на него возложены, которые не может выполнять обычный кадровый дипломат.

«СП»: — Приход Обамы к власти повлияет на развитие мирового экономического кризиса?

— Он замедлит развитие кризиса в Америке, а значит — во всем мире. Ромни — американский Алексей Кудрин, по своим взглядам — начал бы махать шашкой, сокращать поддержку экономики, мог бы загнать США и весь мир в глобальную депрессию уже в первой половине 2013 года. Обама, напротив, станет поддерживать американскую экономику всеми средствами, оттягивая ее крах. Так что, с экономической точки зрения, Обама — это хорошо.

Фото ИТАР-ТАСС/ EPA/ SHAWN THEW

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня