Политика

Тираспольский узел

Приднестровье через год после выборов: шаг к признанию или подготовка к «сдаче»?

  
233

30 декабря прошлого года вступил в должность второй президент Приднестровской Молдавской республики — Евгений Шевчук. Закончилась более чем 20-летняя эпоха безраздельного правления Игоря Смирнова — Приднестровье в этом сильно отстало от своих соседей по так называемому СНГ-2, в государствах которого сменился уже не один демократически избранный президент.

Безусловно, нельзя умалять заслуги И. Смирнова перед ПМР, как в плане создания государственности, так и ее укрепления. Однако за 20 лет, в течение которых Смирнов оставался фактически безальтернативным кандидатом на пост главы государства, многое изменилось как в самом Приднестровье, так и за его пределами. Отношение многих приднестровцев к президенту в конце 2011-го года можно было сформулировать так: «Игорь Николаевич, мы вам бесконечно благодарны за все, что вы сделали для республики, но сейчас, пожалуйста, уйдите!». Эпоха «вождей» ушла в историю, республика жаждала перемен, что и вылилось в результаты голосования.

Конечно, тут нельзя забывать и о коррупционных скандалах связанных со Смирновым и его семьей. К «смирновскому клану» существовало очень много претензий не только у граждан ПМР, но и у главного покровителя республики — Москвы. Москва решила, что пора менять Смирнова. Естественно, менять на «своего» человека, каковым был «назначен» руководитель партии «Обновление», союзника «Единой России» — Анатолий Каминский. Москва начала давить на Смирнова, вынуждая отказаться от участия в выборах: начались проблемы с финансовой помощью, на Смирнова и его семью были вылиты тонны компромата на российском ТВ, началось преследование сына Смирнова и его жены, проживавших в России и имевших в ней свои финансовые и политические интересы. Смирнов оказался несговорчивым, всю мощь государственной пропагандистской машины он обрушил на ставленника Кремля Каминского.

Результатом медийных войн Москвы и Тирасполя в итоге воспользовался Евгений Шевчук. Молодой, но амбициозный политик пользовался огромной популярностью в стране за то, что не поддерживал ни одну из сторон, выступая одновременно противником двух фактических ветвей власти: государственной в лице Смирнова и олигархической в лице компании «Шериф», монополизировавшей значительную часть приднестровской экономики и стоявшей за «Обновлением». Шевчук сам выходец из «Шерифа», бывший когда-то председателем «Обновления» и главой Верховного совета снискал репутацию «мученика» своим демаршем против соглашений между Смирновым и «Обновлением» о фактическом разделе влияния в 2010-м.

В итоге уже в первом туре, состоявшемся 11 декабря, он занял первое место, набрав 38,55 процентов, оставив далеко позади кремлевского фаворита Каминского и выбив из гонки Смирнова, которому все опросы прочили очередную безоговорочную победу. Смирнов понял, что «мочил» не того, кого было нужно, что напрасно слушал своих советников, которые уверяли его в том, что его огромному авторитету в обществе ничто не угрожает. Но было слишком поздно. Во втором туре Шевчук с легкостью и почти 50-ти процентным отрывом разделался с «обескровленным» Каминским. Смирнов навсегда покинул президентский дворец. Чиновники, еще после первого тура осознавшие, что дружба с новой властью — единственный способ сохранить свои места, дружно присягнули новому лидеру страны. Произошли значительные изменения в лицах приднестровской политики — молодая команда Шевчука быстро заняла все ключевые посты в руководстве республики.

Можно ли говорить о том, что Москва потерпела очередное поражение в зоне своих интересов? Ведь, придя к власти, Шевчук заявил, что ориентация на Россию остается неизменной, как и стремление к международному признанию. И первый свой государственный визит Шевчук нанес в Москву с недвусмысленным намерением заручиться поддержкой Кремля. Вспомним, как когда-то так же поступил победивший «кремлевского ставленника» Хаджимбу президент Абхазии Сергей Багапш, который совсем скоро стал в Москве «своим». В то же время власти Молдовы осторожно заявили о том, что новый лидер Приднестровья это новые перспективы урегулирования конфликта, в отличие от несговорчивого и принципиального Смирнова. Надо полагать, ни для кого не секрет, что по-молдавски урегулирование конфликта означает ликвидацию де-факто независимого Приднестровья и окончательный вывоз оттуда российских войск и боеприпасов.

Сегодня, по прошествии года, хотелось бы вновь попытаться получить ответы на эти вопросы и понять, who is Mr. Shevchiuk, и какое будущее он может принести непризнанной республике. Чтобы выяснить, какие изменения произошли во внешней политике Приднестровья «Свободная пресса» связалась с начальником управления публичных коммуникаций МИД ПМР Игорем Шорниковым.

«СП»: — Как бы Вы кратко охарактеризовали сегодняшний внешнеполитический вектор Приднестровья? Изменился ли он со времени появления нового президента и нового правительства?

— Да, за последний год вектор изменился значительно. До этого у нас всегда основной целью внешней политики была нормализация отношений с республикой Молдова, урегулирование конфликта. После того, как у нас появился новый президент Евгений Шевчук, он объявил евразийскую интеграцию национальной идеей Приднестровья. И во исполнение этого курса поручил Министерству иностранных дел подготовить концепцию внешней политики. Концепция была подготовлена и 20 ноября этого года утверждена. Главным приоритетом стала евразийская интеграция, а урегулирование конфликта с Молдовой стало вторым приоритетом. Наша цель — участвовать в интеграционных процессах на пространстве Евразии. Это и Таможенный Союз, и Единое экономическое пространство, и участие в создании Евразийского союза, взаимодействие с Россией, Белоруссией, Казахстаном. Сейчас МИД как раз реализует этот курс, так что я считаю, что изменения кардинальные.

«СП»: — Успешнее ли продвигается при новом руководстве республики процесс урегулирования конфликта с Молдовой?

— О какой-то большой готовности вряд ли можно говорить. Дело в том, что изменилась риторика молдавских властей по отношению к Приднестровью — стало меньше воинственности. Пока каких-то значительных подвижек мы не видим, но надеемся, что в ближайшем будущем нам удастся в этом направлении как-то продвинуться.

«СП»: — Изменилось ли отношение Москвы к Тирасполю? Не секрет, что Кремль ставил в ходе президентских выборов на другого кандидата…

— Изменения в отношениях с Россией значительны. Если сравнивать итоги этого года и прошлого, то прошлый можно было бы назвать странным в отношениях с Москвой. Проходило мало встреч, было мало контактов. Сейчас эти контакты активизировались, и даже по статистике количество встреч нашего президента увеличилось, по-моему, в семь раз, если я не ошибаюсь. Визиты высоких лиц из Москвы, дипломатов высокого ранга, депутатов Государственной Думы участились, произошла серьезная активизация. Мне кажется, уже в следующем году мы сможем реализовать какие-то совместные проекты с Москвой.

Некоторые эксперты разделяют позицию руководства республики и считают, что Приднестровье однозначно сохраняет свою внешнеполитическую ориентацию на Россию и способно наладить конструктивный диалог и с Москвой, и с Кишиневом. Слово Владимиру Букарскому, старшему эксперту Приднестровского филиала Совета по национальной стратегии России:

«Внешнеполитический вектор Тирасполя не изменился радикально. Приднестровье по-прежнему настаивает на своём существовании в качестве независимого государства, во внешней политике ориентируется на Россию. В новой Концепции внешней политике ПМР задекларирована цель участия во всех интеграционных проектах, в которых участвует Россия (в частности, вступление в Таможенный Союз, участие в проекте создания Евразийского Союза). С другой стороны, новое руководство стремится к смене имиджа республики, пытается сделать Приднестровье более открытым на международной арене. За последний год резко увеличилось число визитов в республику представителей иностранных делегаций.

Кремль долго решал для себя вопрос, who is Mr. Shevchiuk. Однако, судя по тому, что число визитов официальных российских делегаций в Приднестровье за последний год резко увеличилось, а Дмитрий Рогозин был назначен спецпредставителем Президента по Приднестровью, Шевчук быстро находит с Кремлём общий язык и способен заручиться поддержкой Москвы.

В то же время приднестровское руководство, оставаясь принципиальным в вопросах независимости, стремится решать с Кишинёвом текущие вопросы, касающиеся интересов простых людей. Это называется «тактикой малых шагов». В этой связи стороны значительно продвинулись навстречу друг другу, особенно в первой половине 2012 года. Однако нынешнее молдавское руководство является однозначно прозападным и полностью зависимо от западных стран. Премьер-министр Молдовы Влад Филат, будучи прагматиком, готов к сближению с Приднестровьем по «тактике малых шагов», но его партнёры по партии и коалиции, равно как и лидеры западных стран, оказывают на него давление и вынуждают отказываться от достигнутых договорённостей. Ряд молдавских политиков, включая избранного в этом году президента Николае Тимофти и министра обороны Виталия Маринуцэ, делают резкие заявления в адрес Москвы и Тирасполя. Некоторые эксперты заговорили даже о возможности повторения кровавых событий лета 1992 года".

Однако оптимизм разделяют далеко не все. По мнению Романа Коноплева, главного редактора РИА «Днестр», эксперта ряда приднестровских аналитических центров, новое руководство ПМР фактически ведет республику к сдаче, а Москва окончательно утратила какое-либо влияние в регионе.

«Новый президент начал свои «реформы» с МГБ. Сегодня этот бывший очаг влияния Москвы жестко зачищен. Вместо людей Антюфеева (Владимир Антюфеев, министр государственной безопасности ПМР в 1992—2012 гг.), которых теперь запрещено вообще брать на работу в Приднестровье, теперь ставленники спецслужб Украины. Кураторы СБУ негласно находятся во всех без исключения министерствах и ведомствах сегодняшнего Приднестровья. Украина весьма активно прикармливает новую приднестровскую элиту.

Надо заметить, что сваливание ПМР в орбиту Украины — процесс закономерный, тут ключевую роль играет фактор границы. Не стоить упускать из внимания тот факт, что многие руководители ПМР инкорпорированы в те или иные направления приграничного бизнеса, контрабанды табака и алкоголя и т. д. Украинский бизнес, военная элита, разведка — все крепко связаны интересами на приднестровском участке. Все эти люди зарабатывают миллиарды евро на использовании «серой зоны».

Сегодня ключ от решения конфликта на Днестре находится в Киеве. У Москвы в регионе лишь горстка миротворцев и солдат ОГРВ. У Киева — разветвленная сеть агентуры во всех министерствах, подконтрольное КГБ ПМР. Киев сконцентрировал в своих руках колоссальное влияние и способен изменить судьбу Приднестровья в течение одного дня, с помощью нескольких телефонных звонков. В том числе, не оглядываясь на Москву. Была бы только политическая воля.

Москва же сегодня вынуждена изображать хорошую мину при полностью проигранной партии. На приднестровском направлении Россию льстецы и демагоги многократно обвели вокруг пальца. Люди, из уст которых годами лились и льются до сих пор сладкие речи по поводу «Великой России», «геополитического форпоста» и тому подобного, за спиной у Москвы давным-давно интегрированы в схемы других государств. Россию разводят просто «по-одесски». В итоге, Россия платит, Украина зарабатывает, граждане России подвергаются преследованиям и пыткам, а миротворцев шпыняет Молдова и все мировое сообщество".

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня