18+
среда, 18 октября
Политика

«Тэпходон-2» на старте — ПРО США на боевом взводе

КНДР заканчивает подготовку к запуску ракеты «в космос», и с этим ничего не поделать

  
86

Северная Корея уже установила ракету типа «Тэпходон-2» на пусковой платформе на мысе Мусудан. Госсекретарь США Хиллари Клинтон уже заявила, что это является нарушением резолюции Совбеза ООН 1718: «Мы четко заявили Северной Корее, что они должны строго придерживаться шестисторонних переговоров по ядерной проблеме Корейского полуострова, которые, по нашему мнению, должны быть возобновлены как можно скорее». Что означают северокорейско-американские страсти, и какова позиция России в этом вопросе, объясняет гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин.

«СП»: — Алексей Алексеевич, как рассматривать информацию о грядущем запуске «Тэпходона-2»?

— И руководство Японии, и руководство США, которые наиболее оперативно реагируют на заявлениях Северной Кореи о запуске очередной ракеты, прекрасно известно об уровне ракетостроения этого государства. Сейчас для Северной Кореи важно подтвердить и, если хотите, институализировать, что страна динамично развивается и готова дать ответ на любую агрессию. Это важно для, так сказать, внутреннего пользования. Для подтверждения, что северокорейское руководств по-прежнему на плаву — а Япония и США, как известно, делают очень много для того, чтобы снизить уровень доверия в мире к этому государству. Поэтому Северная Корея всячески подчеркивает, что является суверенным государством. В этой связи, конечно, информация о запусках тех или иных ракет преподносится как очередное достижение северокорейской индустрии, и должна рассматриваться, прежде всего, в этом ключе.

«СП»: — Как вы считаете, нынешний запуск будет удачным?

— Прежний запуск «Тэпходона-2» был неудачным. Едва ли что-то изменится в ближайшем будущем. Судя по тому, что Северная Корея является чрезвычайно закрытым государством, какие-то новые идеи, новые технологии северокорейскими учеными едва ли были открыты за последнее время, да и прошло его слишком мало. Ни одно из близлежащих государств, или государств, входящих в G8 или даже в G20, никогда не признаются, что сотрудничали с Северной Кореей в технологическом смысле, поскольку это вызовет огромный отрицательный резонанс во всем мире.

«СП»: — Клинтон уже резко высказалась по поводу планов КНДР, но дальше слов у американцев не идет. Почему?

— Совершенно очевидно, что для США весьма полезно и в имиджевом смысле очень дальновидно привлекать внимание к факту запуска северокорейской ракеты. Это отвечает стратегическим планам Вашингтона в этом регионе — иметь несколько постоянных центров агрессии. Удерживать позиции доминирующей державы — а, безусловно, США является таковой в военном смысле — гораздо проще и дешевле, чем наращивать экономический потенциал. Кстати, такие запуски отлично отвлекают внимание от внутренних американских проблем в экономике. Поэтому резкие заявления руководства США и Хиллари Клинтон вполне объяснимы.

То, что США практически ничего не предпринимает, чтобы подобные пуски ракет не производились — важный показатель. Для Америки весьма удобно, что Северная Корея держит в напряжении страны региона, да и весь мир.

«СП»: — Что можно сказать про реальный уровень развития северокорейского ВПК?

— Здесь, особенно в части развития ядерной программы, существуют большие сомнения. Благодаря практически полной изоляции, Северная Корея варится в собственном соку. Единственный внешний источник заимствования технологий, в том числе ядерных — это Китай. Но Китай, как известно, тоже очень закрытая страна, и отлично хранит свои секреты. Китай не заинтересован, чтобы у Северной Кореи было ядерное оружие. И это позволяет с большой долей уверенности говорить, что рассуждения о ядерном потенциале Северной Кореи, и наличие у нее оружия массового поражения можно отнести к гипотетическим, и сравнить с иракской угрозой времен Саддама Хусейна.

«СП»: — Какая позиция России в этом вопросе?

— Позиция России представляется наиболее грамотной и взвешенной. Россия практически никогда не реагирует на «предварительные» заявления как Северной Кореи, так и США и Японии. С другой стороны, по факту безусловно осуждает с позиций международного права любой пуск ракеты, как проявление агрессии. Тем не менее, Россия оставляет право за любой суверенной страной развивать свой ВПК, как она считает нужным — в рамках международных законодательных норм. Если существует ограничения, они должны выполняться. Такова официальная позиция России, и другой, насколько мне известно, просто нет.


Какую ракету пытается сейчас запустить Северная Корея

На полигоне Мусудан-ни сейчас идет монтаж многоступенчатой ракеты, условно именуемой за границей «Тэпходон-2». Американская космическая разведка уже зафиксировала на стартовой площадке две смонтированные ступени ракеты. Сверху они прикрыты колпаком, который поддерживает установленный рядом кран. Судя по всему, там может монтироваться спутник.

По мнению западных и японских экспертов, первая ступень ракеты представляет собой твердотопливный ускоритель. Как полагают некоторые специалисты, он создан по китайским технологиям. Вторая ступень — это уже поставленная на вооружение в КНДР баллистическая ракета «Нодон» на жидком топливе. Она разработана на основе устаревших советских технологий середины прошлого века.

Дальность полета «Тэпходон-2» оценивается в 6−8 тыс. км. Однако в зависимости от веса головной части теоретически ее можно увеличить, как полагают, до 10 тыс км. По расчетам экспертов, «Тэпходон-2» способен нести груз от 650 до 1000 кг.


Как проходил предыдущий пуск «Тэпходон-2»

В 2006 году КНДР произвела единственный пуск межконтинентальной баллистической ракеты «Тэпходон-2». Тогда, по данным американской разведки, ракета пролетела всего 40 секунд и развалилась в воздухе. Российская сторона тогда осудила эти ракетные испытания. Официальный представитель МИД РФ Михаил Камынин заявил: «Такого рода действия однозначно не способствуют укреплению стабильности и взаимопонимания в регионе, а также обостряют ситуацию вокруг северокорейской ядерной программы».

МИД КНДР, в свою очередь, ответил, что проведение ракетных испытаний является «неотъемлемым и суверенным правом КНДР». «Никто не вправе указывать нам, можно это или нельзя», — сказал на пресс-конференции в Пхеньяне представитель МИД Северной Кореи Ли Хен Ток. По его словам, Пхеньян не нарушал взятых на себя обязательств.

Директор Центра проблем стратегических ядерных сил генерал-майор Владимир Дворкин заявил тогда: «Надежной информации о том, какой тип ракеты был запущен, нет. Можно только предполагать, что это „Тэпходон-1“ или „Тэпходон-2“. Если это „Тэпходон-1“, то это мог бы быть второй испытательный пуск, потому что первый, совершенный в августе 1998 года, закончился неудачей. Если же предположить, что сегодня был запущен „Тепходон-2“, то нужно учитывать то, что в технических характеристиках „Тэпходона-1“ и „Тэпходона-2“ есть значительные различия, и пуск последнего должна была предварять целая система конструкторских доработок по выявленным авариям, продолжил эксперт. — А для того, чтобы провести системные доработки, нужна очень разветвленная система траекторных измерений. Судя по всему, в Северной Корее такого нет. Таким образом, до состояния оружия эти системы не доведены, они находятся на нулевой стадии. Поэтому запуск — это чистый блеф».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня