18+
воскресенье, 4 декабря
Политика

Омоновцу больно, Малахову жалко, нам печально

Захар Прилепин: есть ли в России репрессии?

  
11962

На днях пришлось выступать в компании двух хороших русских писателей. Один много и убедительно говорил про репрессии в России, а другой вдруг попросил микрофон и сказал, что репрессий нет, и говорить тут не о чём.

Вообще вопрос этот имеет не только социальное, но и философское наполнение.

Одни говорят про «кровавый режим», а другие издеваются по этому поводу.

Поэтому давайте мы сразу разрешим все вопросы и скажем прямо: есть мнение, что репрессий вроде бы и как бы нет, но за политическую активность могут посадить либо вовсе невиновного, либо человека, чья вина едва ли может быть доказана.

…могут посадить и сажают.

Поэтому, в конечном итоге, вся эта ирония по поводу «кровавого режима» неуместна. Пока одни иронизируют в фейсбуке, другие либо уже сидят, либо идут по уголовным делам.

На вас когда-нибудь заводили уголовное дело?

Рад за вас, если нет. Потому что это не самые лучшие ощущения в жизни. Как минимум, юмор в соцсетях сразу кажется не очень смешным.

Несколько облегчает ситуацию, когда под статью попадает хоть сколько-нибудь известный человек. Медиа за этим пристально следят, и это обстоятельство хоть как-то дисциплинирует следователей и судей с прокурорами.

Хуже, когда дело происходит в провинции.

Ещё в 90-е годы стало заметным, что за пределами Москвы ретивые правоохранители могут посадить любого, кто встаёт поперёк. В наших тьмутараканях сплошь и рядом работают на редкость дремучие люди, которые в отличие от циничной московской «эфэсбухи» всерьёз уверены, что каждого «несогласного» надо отстреливать и закатывать в цемент, и в этом состоит их священный долг.

Нижний Новгород в этом смысле не совсем глушь — здесь работает ряд известных правозащитников, и, по сути, традиции вольномыслия достаточно сильны. Автор этих строк тоже в Нижнем обитает.

Но, с другой стороны, у местных правоохранителей периодически возникают неконтролируемые желания быть самыми ретивыми в числе иных ретивых. Опять же, если есть шанс заслужить похвалу Москвы — чего бы не постараться.

И стараются.

Последняя новость: возбуждение уголовного дела на Юрия Староверова.

Член исполкома НО партии «Другая Россия» Староверов — хорошо известен и в местных краях, и за его пределами как последовательный оппозиционер. Но, в виду того, что за одну причастность к оппозиции сажать еще не велено, ответственным лицам приходится подбирать соответствующую фактуру для «уголовки».

Понятно, что Староверов тащит на себе очень серьёзную часть оппозиционной и правозащитной деятельности в Нижнем, является в местных краях фигурой едва ли не культовой и порядком надоел всем, кто призван блюсти порядок и чинопочитание. Однако и «надоел» — тоже не повод для уголовного дела.

По крайней мере, мне так кажется.

А вот тем, кто стоит за этой «уголовкой», кажется иначе.

Вкратце, история видится так. 15 сентября 2012 года на пл. Свободы был оппозиционный митинг, который наши правоохранители традиционно решили разогнать.

Надо сказать, что митинг собрал большое количество народа, в основном пенсионеров. Резонным поводом для собрания стало введение лимита на 39 поездок в общественном транспорте для льготников, что, естественно, пенсионерам не понравилось — и они тут в своём праве: почему, собственно, старику нужно ехать, скажем, в больницу бесплатно, а обратно — уже за деньги?

Разгонять митинг начали, как у нас водится, по принципу «раззудись плечо, размахнись рука». Стариков благоразумно обходили стороной, зато с организаторами митинга не церемонились.

Характерно, что применение спецсредств в виде тех же дубинок в наших краях, с определённого момента, — большая редкость. Несмотря на то, что митинги в Нижнем Новгороде проходят часто, последний раз дубинки у нас видели 24 марта 2007 года — но тогда был Марш несогласных. Но там был резонанс и шок для системы, а тут сначала приняли решение, не без некоторой наглости, глушить музыкой оппозиционный митинги, а потом перешли к силовым методам.

Полицейские, к тому же, были без жетонов, без нашивок, не представлялись и не предупреждали о применении спецсредств.

Но применяли всё равно.

Оппозиционной активистке Екатерине Зайцевой попало дубинкой по голове. Результат: ушиб головного мозга и последующая госпитализация.

Надо сказать, закон о полиции категорически и в любых ситуациях запрещает бить по голове.

Журналист Михаил Иоселевич пытался происходящее фотографировать — ему для острастки сломали фотоаппарат.

Фотограф Илья Мясковский тоже попал под раздачу — хотя собственно в митинге не участвовал, а выполнял свои профессиональные обязанности.

Юрий Староверов, находящийся, что называется, в гуще событий, попытался защитить Мясковского…

«…деды лупили клюшками по шлему омоновца, избивавшего Мясковского, бабки его фашистом клеймили, я же спокойно и тихо связывал движения, помня о ст. 318», — рассказывает сам Староверов.

…результатом стало уголовное дело № 353739 по ч. 1 ст. 318 УК РФ — применение насилия, не опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти. До пяти лет лишения свободы, между прочим.

Следственную работу по Староверову провёл (цитирую по «шапке» постановления) «следователь следственного отдела по Нижегородскому району г. Нижнего Новгорода следственного управления следственного комитета РФ по Нижегородской области лейтенант юстиции С.С. Малахов».

В постановлении подробно описывается, как во время оппозиционного митинга Староверов Ю.В. обидел прапорщика ОМОНа Лебедева И.В.

Согласно постановлению, прапорщик полиции Лебедев вместе со своим коллегой Борисовым А.А. проводил задержание активного участника несогласованного мероприятия Мясковского И.Х. (того самого фотографа), и в это время «у Староверова возник преступный умысел, направленный на применение насилия, не опасного для прапорщика Лебедева».

Эти юридические формулировки всё время приводят меня в тихий восторг, замешанный на тихом ужасе.

Стоит себе Староверов на митинге, и вдруг преступно решает помешать прапорщику ОМОНа тащить фотографа. Причём, вопреки своему преступному решению, Староверов хочет применить насилие, не опасное для жизни прапорщика. Софт-насилие, так сказать. Что, безусловно, благоразумно с его стороны.

По-русски выражаясь, Староверов прапорщика обхватил за плечи, дабы помешать правоохранителю размахивать дубинкой и, как пишут в постановлении, «сделал при этом не менее двух шагов, продолжая удерживать Лебедева И.В. за шею и за голову».

«Не менее двух шагов», судя по всему, серьёзно осложняют дело. Вот если бы Староверов сделал один шаг — тут было бы не о чем говорить. А «не менее двух» — это «уголовка» и до пяти лет. По два с половиной года за каждый шаг.

Прапорщик Лебедев в своих пояснениях по данному делу заявил, что испытал от действий Староверова «сильную физическую боль».

Болезненные пошли омоновцы какие-то.

Я видел и прапорщика, и Староверова тоже хорошо знаю. Думаю, прапорщик раза в полтора Староверова тяжелее. Едва ли Староверов, обняв прапорщика, мог так больно ему сделать. По крайней мере, наблюдение видеозаписи происшедшего не позволяет надеяться, что прапорщику хоть на мгновение стало больно и грустно. Напротив, есть ощущение, что ему хорошо и весело. Он, к тому же, был в шлеме.

Но шутки в сторону.

Теперь, согласно постановлению, Староверов имеет право знакомиться с материалами уголовного дела, возражать и обжаловать, если ему что-то не нравится и защищаться иными способами, не запрещёнными УПК РФ.

Не знаю, есть ли у самого Староверова какие-то «иные способы» на уме, но лично у меня возникает желание сделать следователя Малахова С.С. не менее известным, чем его однофамильцы из числа телеведущих.

Потому что гражданин начальник Малахов С.С. отказал в возбуждении уголовного дела по факту избиения и госпитализации активистки Екатерины Зайцевой, пострадавшей на том же митинге. Подумаешь, ушиб головного мозга! Тоже мне, проблема. Полечилась и вышла.

Есть, правда, все медицинские документы и видеозапись, где омоновец бьёт дубинкой девушку по голове — её просмотрело более 400 000 граждан России! Но Малахову С.С. всё это показалось несущественным.

Зато вот ужасающую физическую боль, причинённую омоновцу, Малахов С.С. принял очень близко к сердцу. Когда омоновца в шлеме обнимают, ему, само собою, больнее, чем когда девушке бьют по незащищённой голове резиновой палкой.

…Может, с такими чувствительными нервами Малахову С.С. другую работу надо поискать?

Русская пословица гласит «Закон что дышло, куда повернёшь, туда и вышло». Кажется, у нас ещё есть желающие жить в полном соответствии с этой народной мудростью.

…Кстати, если кто-то печалится о здоровье прапорщика Лебедева, то недавно его видели и зафиксировали на матче «Волга» — «Анжи». Рассказывают, что прапорщик Лебедев, с дубинкой наголо, пытался догнать в чём-то провинившегося болельщика.

Болельщик, береги прапорщика. Иначе тебе не позавидуешь.

Об авторе
Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня