Политика

«Приход к власти фашистов реальнее, чем мы думаем»

Захар Прилепин встретился с украинским оппозиционером, членом Объединения «Боротьба» Виктором Шапиновым

  
22617

Давно хотелось об этом написать. Приезжаешь, бывает, в какую-нибудь не очень далёкую страну — из числа республик СССР или стран Варшавского блока, и через какое-то время ловишь себя на одном болезненном чувстве.

«В этой стране, — понимаешь ты, — идёт наглядная реабилитация фашизма. Неужели никто этого не замечает?»

Не подумайте, что это выражается исключительно в русофобской риторике, характерной для власти или для медиа — к этому мы давно привыкли. Никто не обязан нас любить, да и не любить нас тоже есть за что: наследили, накопытили.

Проблема в другом. Собственную идентичность эти страны ищут почему-то в тех временах, когда они носили фашистскую или квазифашистскую форму, ловили своих евреев и переправляли куда велено, а потом воевали с красными оккупантами.

И при этом, едва вот, к примеру, я оказываюсь в Европе, местная пресса тут же начинает пытать меня на предмет «русского фашизма», всяких там нацболов и новейшей сталинианы.

«Побойтесь Бога! — всякий раз хочется мне закричать, — у вас тут в половине соседних стран полиция ходит в стилизованной под фашистскую форме и памятники ставят профашистским головорезам — а вы всё в России ищете то, что у самих под боком!»

Но то, что у них под боком, они видеть хотят не очень — все эти страны понемногу ползут в разнообразные евросоюзы, и вообще, в отличие от России, воспринимаются как вполне цивилизованные.

Другое моё удивление связано с тем, что если встретишь в описанной выше стране российского либерала — на гражданском форуме ли, в кафе ли — то сидит он зачастую в кругу той публики, среди которой его в принципе быть не должно.

В России наши патентованные либералы собаку съели на борьбе с «фашистами»: ищут (и находят!) их то под лавкой, то под потолком, то в газете, то на митинге — но едва выберутся за кордон к ближайшим соседям — как нюх пропадает.

Или, наоборот, обостряется?

Здесь они только и делают, что говорят о фашизме, там они о нём забывают сразу и навсегда!

…Сам писать на эту тему я не мог: тут вопрос крайне щепетильный, и обидеть никого не хотелось бы.

Хотелось бы, всё-таки, общаться с теми людьми, которые находятся внутри ситуации.

И вот один из них: Виктор Шапинов, социальный активист, член Объединения «Боротьба» (Украина).

Тут, наверное, надо сказать, что Украина — безусловная сердечная радость моя: страна, в которую я стремлюсь, народ которой близок и, надеюсь, понятен мне. Киев, да и Львов тоже — города, любимые мной (хотел написать «родные» — однако, боюсь, некоторые украинцы не поймут и родства не признают).

Но! Из песни слов не выкинешь. Если есть проблема — надо обсуждать.

— Забавно наблюдать из России, как все наши патентованные антифашисты либерального лагеря, едва выезжают в страны СНГ, немедленно оказываются в компании политиков и общественных деятелей, скажем так, сомнительного толка — а зачастую откровенных поборников нацизма и нацистской героики. Как в Украине с этим дела обстоят?

— К сожалению, также плохо. Россияне вообще обычно не разбираются в украинской политике, думают штампами. О поклонниках УПА, батальона «Нахтигаль» и дивизии СС «Галичина» в российских либеральных СМИ часто пишут как о «демократах». Мы даже отправили в редакцию «Эхо Москвы» открытое письмо, когда новостная служба этой уважаемой радиостанции написала о пришедших в зал заседаний Киевсовета нацистах-боевиках в масках и с ножами как о «гражданских активистах». Эти «гражданские активисты» также развернули там знамя с «кельтским крестом» — известным европейским неонацистским символом. Так вот, «Эхо» нам так и не ответило… На митингах антипутинской оппозиции я сам пару раз видел знамя ВО «Свобода» — а это ультраправая, неонацистская партия. Один из ее лидеров — Юрий Михальчишин, ныне депутат парламента — выпустил для «партийной учебы» сборник статей Геббельса, Муссолини, Рёма, Штрассера и других фашистских преступников. Все это легко узнать просто из интернета, или обратившись к украинским антифашистам.

— В интернете много чего написано, давайте лучше мы с вами разберёмся по пунктам. Что побуждает часть украинских политических элит или квазиэлит искать своих предшественников именно в тех временах — я говорю о Второй Мировой и прямых перебежчиках на сторону нашего общего врага.

— Ключевым моментом здесь является антикоммунизм. Героями и «отцами нации» должны быть все, кто боролся с коммунизмом. А в 30−40-е флагманом борьбы с коммунизмом была нацистская Германия. Вот поэтому и героизируются Бандера, Шухевич и другие коллаборационисты. Историю Украинского государства приходится вести от этих «героев». Иначе придется признать, что сегодняшняя украинская государственность — это продукт позднесоветской бюрократии УССР, которой было выгодно не подчиняться общесоюзному центру в условиях начавшегося раздела общенародной собственности. Проще говоря, украинская часть советской бюрократии хотела сама определять, что и кому достанется на подконтрольной ей территории. Именно этот корыстный и далекий от национальной духовности мотив и был основой создания независимой Украины. А национализм был лишь удобной ширмой для прикрытия масштабнейшего передела собственности. По этим лекалам создавались все постсовестские государства, включая Российскую Федерацию, которая раньше национальных республик заявила о своей независимости от союзного центра и была мотором «парада суверенитетов».

— Что вы думаете по поводу российских либеральных деятелей — им-то всё это зачем?

— Вы имеете ввиду дружбу с украинскими националистами?

— Именно.

— Думаю, здесь цементирующим звеном является все тот же антикоммунизм. Либералы ведь по сути не хотят ничего менять, кроме персон у власти. А реальная проблема, которая выводит людей на улицы — и в России и в Украине — это чудовищная несправедливость приватизации и созданного ей ублюдочного олигархического капитализма. Либералы не меньше Путина боятся левых. Боятся, что все придется вернуть народу, за все ответить, в том числе за беспредел 90-х, к которому они причастны не меньше Путина, а может быть и больше.

— Какие-то конкретные имена можете назвать? …и описать конкретные случаи?

— Сотрудничество российских либералов и крайне правых в бывших советских республиках — это не случаи, это система. Для нас самое печальное — это поддержка, прежде всего — медийная, партии «Свобода», бывшей Социал-Национальной партии. Ксенофобская и расистская программа партии «Свобода», агрессивная риторика ее вождей, в разные годы призывавших своих сторонников «бороться с жидами и москалями», советовавших русскоязычным детям в детских садах Львова «паковать чемоданы и уезжать в Московию», известна всем в Украине. Почему на это закрывают глаза такие уважаемые издания, как «Эхо Москвы» — большой вопрос.

— Большой вопрос, на который мы с вами уже дали ответ: зоологический антикоммунизм. Может быть, конечно, у них есть собственные ответы на эти вопросы — но они их пока не оглашают… Ваше личное к этому отношение?

— Это очень опасно, прежде всего для самой оппозиции. Помните, когда в 1993-м году Ельцин своим указом распустил Верховный Совет, то первоначально Европарламент осудил российского президента. Затем, как по мановению волшебной палочки, в рядах защитников Белого Дома появились баркашовцы со своими свастиками. После этого ельцинисты могли говорить на Западе, что защитники парламента — это фашисты. И спокойно расстреливать сторонников Конституции из танков, не боясь осуждения Запада.

— Тогда назревает другой вопрос: а есть ли в Украине левая оппозиция?

— Да, есть. Обычно таковой считают Компартию Украины, но ее трудно назвать оппозиционной — она самый верный союзник правящей олигархической Партии Регионов и президента Януковича. Наверное, и левой ее трудно назвать, раз она сотрудничает с олигархией. Есть наше Объединение «Боротьба», по-русски — «Борьба». Это новая левая партия, созданная всего два года назад, которая пока насчитывает лишь чуть более тысячи членов. Мы активно работаем с профсоюзами и протестными группами. Пожалуй, ни один заметный рабочий протест за последние два года не прошел без участия наших активистов. На сегодня мы, наверное, единственная политическая сила, которая четко заявляет, что мы против олигархической власти, но также и против либерально-националистической «оппозиции». Такая позиция востребована обществом, поэтому наша поддержка растет. Если брать Россию, то нашим аналогом скорее всего будет «Левый Фронт», с которым мы тесно сотрудничаем, но есть и отличия.

— Находите ли вы в этом парадокс — когда во всём мире оппозиция либо уже левая, либо левеет — в России самыми прогрессивными считаются оппозиционеры либерального толка, что, прямо скажем, дурной тон — это ж вчерашний день.

— Во всем мире понимают, что дело в системе, а не в лицах у власти. У нас — в России и в Украине — пока удается водить людей за нос, заявляя, что дело лично в Путине или Януковиче. Прозрение, видимо, придет с развитием глобального кризиса. Ведь из кризиса капитализма, как мы знаем из истории, по большому счету, два выхода — социализм или фашизм.

— Я сам иронично отношусь к тому, когда вашу оппозицию люди Януковича именуют фашистами, или когда ваша оппозиция обвиняет в том же самом фашизме Януковича. Вместе с тем, итоги нашего разговора не располагают к иронии. В вашей стране действительно есть шансы прихода к власти крайне правых? Или они всегда будут оставаться за плечами как бы приличных, либерального толка политиков?

— Наша так называемая оппозиция — это блок либералов (Кличко), национал-либералов (Яценюк) и, прямо говоря, фашистов («Свобода» Тягныбока). Заключив такой блок, либералы втащили фашистов в большую политику. Приход фашистов в парламент поддерживала и власть, предоставляя им несоразмерное их тогдашнему рейтингу место на ТВ. Да и прямо финансируя их — есть свидетельства получения денег Тягныбоком прямо в Администрации президента Януковича. Есть факты, когда мероприятия ВО «Свобода» проводились в помещениях, принадлежащих депутатам Партии Регионов Януковича. Проблема власти в том, что она думает всех перехитрить, «развести» каким-то хитрым политтехнологическим приемом. Сейчас их «ноу-хау» — это попытка вывести во второй тур президентских выборов Тягныбока, чтобы у избирателя был такой выбор: Янукович или фашист. Но фашисты давно приобрели собственную динамику, это уже не просто «проект власти», как думали многие еще год назад. Мы видим пример Венгрии, где к власти пришла ультраправая партия Йоббик. Приход к власти фашистов реальнее, чем мы думаем. Глубина нынешнего кризиса, по оценкам ведущих экономистов, будет не меньше, чем в годы Великой Депрессии, а тогда в большей части государств Европы установились фашистские режимы.

— Признаться: удивлён. Могу лишь надеяться, что ваши прогнозы окажутся ошибочными.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Денис Парфенов

Секретарь Московского горкома КПРФ, депутат Госдумы

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня