Политика

На саммите не поделили Сирию

Выпадет ли Россия из большой «восьмёрки» из-за разногласий с Западом?

  
9248

Саммит большой «восьмёрки», от которого ждали хоть каких-то подвижек в вопросе по ситуации в Сирии, может привести к совсем иным результатам. Резкое заявление канадским премьера Стивена Харпера, обвинившего Москву в том, что она поддерживает «головорезов» режима Башара Асада, дало основания говорить о возможном «выпадании» России из неформальной группы ведущих мировых держав. Всё тот же неожиданно расхрабрившийся Стивен Харпер заявил, что никакой «восьмёрки"-то на самом деле и нет. А есть большая „семёрка“ плюс один».

В последние годы Россия вольно или невольно часто оказывается для Запада раздражителем по многим важным вопросам мировой политики. Некоторые эксперты и политики заговорили о возрождении глобального мирового противостояния, существовавшего в годы холодной войны. Однако Россия далеко не СССР, в наших интересах такое противостояние? Стоит ли ожидать дальнейшего ухудшения отношений?

— Я не жду кардинальных изменений во взаимоотношениях между Россией и США в ближайшее время, — говорит первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников. — Политики будут, как и раньше, говорить общие слова о том, что ищут точки соприкосновения, договариваются. Наверно, в Женеве проведут конференцию по Сирии. И, скорей всего, будут звучать все те же фразы, которые обычно говорят, когда не удаётся придти к соглашению.

«СП»: — Сегодня Россия единственная страна в «восьмёрке», выступающая за сохранение режима Башара Асада. Может ли упорная позиция Москвы привести к тому, что нас действительно «уйдут» из G8?

— Нет, «восьмёрка» — это не Совет Безопасности ООН. Она создана для достижения других целей. В большей степени — для решения экономических вопросов. Поэтому нас там оставят. Правда, в G8 с нами и сегодня считаются в последнюю очередь. Мы давно уже по большинству вопросов остаёмся в подавляющем меньшинстве. Логичней говорить не о «восьмёрке», а о «семёрке минус один». Ничего особенно нового на нынешнем саммите мы не увидели.

«СП»: — А в принципе возможно найти какой-то компромисс между Россией и США по таким принципиальным вопросам, как ситуация в Сирии или американская ПРО в Европе?

— Я считаю, что в ближайшее время найти решение, которое бы устроило и Россию, и Запад — невозможно. Начать с того, что Запад хочет сместить Асада и только потом начать переговоры. То же самое вслед за западными политиками повторяют и сирийские «оппозиционеры». Но возникает вопрос: что это за переговоры, если уйдёт Асад? С кем будут договариваться, сами с собой? Сам смысл переговоров — попытка придти к соглашению между сторонами, которые не могут договориться. США же хотят, чтобы на этих переговорах были только их «сирийские друзья». Но «друзья» и так во всём с американцами согласны. Поэтому меня всегда удивляла позиция Запада: «Переговоры, но только не с Асадом». Кстати, сам Асад готов вступать в переговоры в отличие от его противников. Этот тупик, в который Запад толкнул переговорный процесс в Сирии, пока не имеет выхода.

— Отношения между Россией и главными странами Запада по-прежнему непростые. Думаю, обе стороны будут пытаться что-то сгладить. Но кардинально ничего не улучшится, — рассуждает заведующий кафедрой социологии международных отношений социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Павел Цыганков. — Но кардинально ничего не улучшится. Пока нет ни малейшего признака, что бесконечные переговоры по Сирии или по системе американской ПРО в Европе приведут к консенсусу. Позиции сторон вполне чёткие и несовместимые. На мой взгляд, российская позиция в плане моральном, правовом, стратегическом — безупречна. Отступать от неё для Путина вряд ли возможно. Но с другой стороны, Обама чётко дал понять, что под предлогом применения войсками Асада химического оружия Запад будет осуществлять поставки вооружений сирийской оппозиции.

«СП»: — То, что Запад не решается на одностороннее создании «беспилотной зоны», как это было в Ливии, — результат твёрдой позиции России? В частности, намерения продать Асаду С-300?

— Я думаю, что здесь идёт обмен разного рода «пробными шарами». Заметно, что позиция российского МИДа становится более наступательной. Мнение России в международных вопросах обойти сегодня не так просто, как ещё лет 10 назад. Минуя мнение России, как понимают западные дипломаты, нельзя устанавливать «беспилотную зону». Это может повлечь серьёзные последствия. Возможно, Запад будет добиваться своего поэтапно, «вкрадчиво», надеясь, что для России Сирия — не самый важный вопрос. И поэтому рано или поздно мы отступимся.

«СП»: — Многие страны в мире заинтересованы в том, чтобы США не выстраивали новый мировой порядок под себя. Есть мощный, развивающийся Китай, есть крепнущая Индия. Однако они довольно вяло показывают своё несогласие с политикой Запада. А Россия, экономическое положение которой весьма зыбко, оказывается на самом острие противостояния…

— Что касается экономической ситуации, то сейчас трудно найти страну, которая могла бы похвастаться стабильностью. В тех же США, несмотря на некоторые подвижки, далеко до урегулирования экономических проблем. Поэтому Россия не находится в каком-то особенно шатком положении. Кроме того, для Путина важно посылать сигналы, что с Россией в вопросах мировой политики надо тоже считаться.

Что касается Китая и Индии, то для этих стран традиционна осторожность. Они предпочитают решать международные вопросы, особенно те, которые не затрагивают их напрямую, чужими руками.

«СП»: — Во времена СССР за позицией противостояния Западу была определённая государственная мощь. Однако не получается ли сейчас, что мы действуем в ущерб себе, берёмся за задачи, которые нам не по силам? И это может иметь тяжёлые последствия для страны?

— Такая опасность есть. Риск в большой политике существует всегда. Здесь лидеры государств действуют в чём-то по наитию, в чём-то исходя из исторически сложившихся обстоятельств. Да, с точки зрения большой истории, как я уже сказал, позиция России безупречна. А если говорить о сегодняшних, завтрашних и даже послезавтрашних интересах, есть риск многое потерять. Но надо понимать, что из большой политики Россия при всём желании не сможет выйти, чтобы заняться лишь собственными проблемами и проблемами близлежащих стран. Всё очень тесно переплелось. Россия отчасти по стечению обстоятельств, отчасти по воле своего руководства оказалась втянута в тот же сирийский конфликт и так просто выйти из него не сможет.

— Как минимум, саммит показал, что тенденции к улучшению взаимоотношений между Россией и США нет, — считает политолог, директор Института новейших государств Алексей Мартынов. — Бросается в глаза решение о возвращении к расширенному формату общения между премьер-министром России и вице-президентом США. Если помните, в своё время существовал своеобразный тандем Гор-Черномырдин. В то время, как внешняя политика не является сферой ответственности премьер-министра. Это говорит о том, что отношения пока только ухудшаются. Делаются попытки найти какие-то дополнительные форматы. На мой взгляд, никаких принципиальных решений по сирийскому вопросу на саммите G8 принято не будет. США дали понять, что происходящее в Сирии относится к сфере их интересов и отступать не намерены.

«СП»: — Есть ли перспектива исключения России из «восьмёрки»?

— Не думаю. Тем более, что остальные страны «восьмёрки» больше Москвы заинтересованы в том, чтобы наша страна принимала участие в решение важных международных вопросов. Что касается конкретно Сирии, Россия не может идти на поводу у США, интересы которых очевидны. В частности, американцы хотели бы завершить многолетний проект по созданию так называемого большого Курдистана, который может быть осуществлён только в результате расчленения Турции, Ирака и Сирии. Мы наблюдаем, что США разными методами во всех этих странах добиваются поставленной задачи. К сожалению, ничего реального мы не может противопоставить в этом вопросе. Впрочем, допускаю, что у России припасены не только дипломатические рычаги влияния на ситуация на Ближнем Востоке.

Отказ США от одностороннего введения «беспилотной зоны» над Сирией — признак того, что торг продолжается. Понятно, что война ради войны никому не нужна. США, стимулируя вооружённое противостояние в Сирии, преследуют вполне конкретную цель — свержение режима Асада, расчленение Сирии и установление контроля над ее частями. Особенно над той, что войдёт в «Великий Курдистан». Надо понимать, что, по некоторым оценкам, именно на территории предполагаемого Курдистана будет находится до 70 процентов углеводородов на Ближнем Востоке.

Кстати, и тот же Китай имеет в регионе интересы, связанные с энергоресурсами. Именно поэтому США попытались «продавить» решение по Сирии через G8. В то время как в «двадцатке» в этом вопросе они могли остаться в меньшинстве. Мнение того же Китая там очень весомо. С другой стороны, все «высочайшие совещания» лидеров мировых держав мало на что влияют. Принимаемые решения не всегда выполняются теми же США, которые ещё 10 лет назад наглядно показали миру, что для них необязательно решение даже Совбеза ООН.

Фото ALEXEY NIKOLSKY / RIA NOVOSTI / KREMLIN POOL

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня