Политика

Канал под Соединенные Штаты

Вашингтон обеспокоен возвращением России в Латинскую Америку

  
22719

Экспертов США всё больше беспокоит усиление присутствия России в Латинской Америке. Так, обозреватель The Wall Street Journal задаётся вопросом: почему наибольшее внимание Кремля в регионе получает Никарагуа — страна с населением всего в 6 млн человек, занимающая второе место в регионе по уровню бедности? «Разумного объяснения российским инвестициям в Никарагуа пока нет», — цитирует издание «Газета.ru».

Одно из предположений американских экспертов состоит в том, что Россия идёт на сближение с Никарагуа в надежде построить канал альтернативный Панамскому. «Поскольку Москве выгоден „политически привилегированный“ путь для нефти и других товаров».

В статье также приводится версия о том, что Россия может использовать Никарагуа для расширения разведывательной деятельности в регионе или поддерживать режим Ортеги «назло» США. В любом случае, заключает автор, за сотрудничеством России и Никарагуа стоит понаблюдать, чтобы понять более широкие стратегические интересы Кремля и выяснить, представляют ли они угрозу для США.

Можно вспомнить и то, что традиционно антиамерикански настроенная Венесуэла становится в последние годы едва ли не лучшим другом России на обоих континентах Западного полушария. Значит ли это, что Россия, вспомнив опыт СССР, собирается дружить со странами Латинской Америки против США?

— Американцы волнуются зря, — считает эксперт по Латинской Америке, старший преподаватель РГГУ Михаил Белят. — На мой взгляд, происходит нормальный процесс нашего возвращения в этот регион. В советское время здесь имело место идеологическое, военное противостояние с США. Наше мощное присутствие в Латинской Америке было обосновано главным образом политическими мотивами. Сейчас на первом месте мотивы экономические. Только в одной Венесуэле наши капиталовложения превышают сумму в 20 миллиардов долларов. И в ближайшие годы, согласно планам развития отношений с этой страной, они должны достигнуть 40 миллиардов. Это достаточно серьёзные цифры.

Что касается Никарагуа, тут тоже всё понятно. Это очень перспективная для нас страна. Причём не столько в отношении природных ресурсов, которых там, честно говоря, маловато. Сколько в плане её географического положения. Оно всегда привлекало внимание, как тех же США, так и СССР. Дело в том, что в Никарагуа существуют совершенно идеальные условия для строительства альтернативного Панамскому трансокеанского канала. Этот проект сегодня рассматривается всерьёз. На мой взгляд, он будет сверхвыгодным для его участников. Мне кажется, тут и кроется основная причина нашего возвращения в Никарагуа.

«СП»: — В регулярном в последние годы пикировании России с США часто фигурируют страны Латинской Америки, которые позиционируются, как наши верные партнёры. Значит ли это, что мы хотим дружить с ними против США?

— Нет, мы не пытаемся использовать Латинскую Америку против США. У нас сейчас нет для этого ни сил, ни политического влияния. К тому же я лично не вижу никакого противостояния России и США. Политические столкновения и конфликты неизбежны во взаимоотношении между странами. Они происходят даже между ближайшими союзниками. Как, например, между США и Канадой, США и Евросоюзом. Это нормальная политическая рутина. И вовлекать в такие конфликты третьи страны с нашей стороны было бы крайне неосторожно.

Все проявления солидарности с нами стран Латинской Америки продиктованы, на мой взгляд, логикой развития политических отношений в этом регионе. Здесь никогда не испытывали большой любви к «гринго». У них были весьма серьёзные основания для этого. Это и откровенный грабёж населения этих стран со стороны транснациональных компаний США, это и большая «американская дубинка», которая два века висела над этим регионом, это, наконец, прямые военные вторжения и государственные перевороты, которые устраивали здесь Соединённые Штаты. Ни одна страна Латинской Америки не питает добрых чувств к США. Может быть, Венесуэла дальше других зашла в антиамериканской риторике, но, по сути, у неё на языке то, что у других — на уме. И Россия тут вовсе ни при чём.

«СП»: — Велики ли риски неоправданных финансовых трат, в случае, если Россия всерьёз решит заняться «никарагуанской альтернативой» Панамскому каналу?

— Я не думаю, что это риск сильно велик. Тем более, что есть уже опыт США, построивших Панамский канал. После знаменитых французских афер, когда были разворованы миллиарды долларов, американцы взялись достраивать канал и фактически владели им 100 лет. Они не испытывали при этом никаких сложностей. Наоборот получали огромные дивиденды. Да и сейчас имеют свою долю прибыли. Когда пролетаешь над Панамских каналом в безоблачную погоду, то видны сотни судов, которые ждут своей очереди, чтобы пройти по нему. Каждый проход судна стоит немалых денег. Альтернативный канал ничего, кроме больших прибылей для тех, кто его построит, не сулит…

«СП»: — Смирятся ли американцы, что им придётся потерять часть прибыли от Панамского канала?

— Этот канал не только юридически, но и во многом экономически находится сейчас под контролем Панамы. Она получает от него основную долю прибыли. США теперь имеет гораздо меньше барышей. Поэтому сейчас они уже не так категорически против подобной альтернативы. В течение всего 20-го века американцы действительно делали всё возможное, чтобы не допустить её. Даже диктаторский режим Сомосы во многом был внедрён США в Никарагуа именно с этой целью. Сейчас политическая и экономическая ситуация в Латинской Америке изменилась. Не думаю, что США будут сильно против никарагуанского трансокеанского канала.

— Я считаю разумным, что мы возвращаемся в Латинскую Америку, — считает директор Международного института новейших государств, политолог Алексей Мартынов. — Было бы глупо не использовать тот потенциал, который наработан в регионе в советское время. Там по-прежнему помнят, что русские немало сделали для экономического развития Латинской Америки. Мы не собираемся в тех краях разворачивать свои военные группировки, как утверждают некоторые американские «ястребы». Наши интересы связаны, в основном, с добычей и переработкой углеводородов. Плюс поставки вооружений, в частности, комплектующих для той техники, что уже продана.

«СП»: — Однако страны Латинской Америки традиционно не любят США. Не получается ли, что сближаясь с ними, мы демонстрируем солидарность и в этом вопросе?

— Вполне логично, что США не очень нравится наша дружба с тамошними государствами. Американцам, конечно, хотелось бы контролировать огромные запасы углеводородов, которые находятся у них, как они считают, под боком.

С другой стороны, если США не могут выстроить добрососедские отношения с Латинской Америкой, то мы тут ни при чём. Из-за недовольства Вашингтона нам совершенно не обязательно отказываться от выгодных отношений с партнёрами.

Хочу напомнить, что та же Никарагуа стала первой страной, которая пять лет назад признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Старого друга СССР и России Ортегу не пришлось уговаривать в отличие от лидеров других, более близких нам стран. Это яркий пример того, как столь удалённая от нас маленькая страна может быть полезна и даже незаменима.

«СП»: — Способна ли Россия осуществить проект альтернативного трансокеанического канала в Никарагуа?

— Разговоры об альтернативном канале идут уже давно. Причём сама идея принадлежит отнюдь не России и даже не СССР. Острой необходимости в таком канале, на мой взгляд, сегодня нет. Панама вполне успешно освободилась от излишнего протекторального внимания США и обеспечивает проход всех законных судов мира вне зависимости от политической ситуации. Но с другой стороны два канала всё равно лучше, чем один. Потому что ситуация в той же Панаме может измениться.

В одиночку проект альтернативного канала не под силу никому — ни России, ни даже США. Очевидно, что если он и будет реализовываться, то для этого придётся создавать международный консорциум.

СПРАВКА СП

Никарагуанский канал — проект строительства нового водного пути между Карибским морем и Тихим океаном по территории республики Никарагуа. Трасса должна частично проходить по реке Сан-Хуан и озеру Никарагуа.

Идея впервые заинтересовала испанского короля Карла V в 16 веке. Однако в конечном итоге межокеанский канал был построен в Панаме. В настоящее время правительство Никарагуа поддерживает план строительства Никарагуанского канала в качестве альтернативы Панамскому. 4 июня 2012 года парламент Никарагуа принял закон, который предусматривает строительство такого канала.

Согласно последнему проекту Никарагуанского канала, при его строительстве предполагается извлечь 2,7 млрд. куб. м почвы. Его протяженность составит 286 км (для сравнения: длина Суэцкого канала — 171 км, а Панамского — 82 км), глубина — 22 м (Суэцкого — 13 м, Панамского — 12,5 м), максимальная ширина фарватера — 114 м (у Суэцкого — 60 м, у Панамского — 150 м).

Благодаря описанным параметрам никарагуанским водным коридором смогли бы пользоваться крупнотоннажные морские суда грузоподъёмностью до 270 тысяч тонн (панамский конкурент может пропустить транспорты дедвейтом не более 70 тысяч тонн, а после модернизации, которая должна быть завершена к 2015 году, — не более 130 тысяч тонн).

Хотя перешеек Никарагуанского канала гораздо шире, чем Панамский, но зато на нём нет крутых гор, и, кроме того, здесь можно воспользоваться большим озером и судоходными реками. Всё это удешевляет строительство канала. 13 июня 2013 года парламент Никарагуа проголосовал за передачу китайской компании «HK Nicaragua Canal Development Investment Co., Limited» в концессию на 50 лет строительство Никарагуанского канала.

Фото ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня