Политика

Погром в Молдавии — финал романа Воронина с Россией

В ближайшее время позиции коммуниста-президента обречены стать более прозападными

  
9

Спецподразделения молдавской полиции взяли под контроль здания парламента и президентской администрации в Кишиневе. По данным Франс пресс, полиция арестовала около десяти протестующих и очистила от людей площадь перед парламентом. Корреспондент Рейтер сообщил, что и здание президентской администрации, и здание парламента оцеплены десятками сотрудников спецподразделений полиции и что протестующих не видно. Разовьются ли события в Молдавии в очередную «оранжевую» революцию, для чего был организован молодежный бунт в республике, рассуждает гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин.

«СП»: — Алексей Алексеевич, что произошло в Молдавии?

— В Молдавии на президентских выборах используется схема, по которой проводятся выборы на всем постсоветском пространстве. Это огромный административный ресурс со стороны действующей власти, который задействован и при подсчете результатов голосования. Эти же обстоятельства традиционно используются проигравшей стороной, оппозицией, чтобы оспорить результаты выборов либо в суде, либо на улице — в зависимости от развитости так называемых негосударственных организаций на территории региона, а также целей и задач, которые поставлены перед ними.

Дискредитация проигравшей стороны ведется, чаще всего, на международном уровне. Например, путем обращения в Европейский суд по правам человека. Что касается Молдавии, взрывоопасное развитие ситуации было подготовлено политикой самого президента Воронина, точнее, его маневрами между Москвой и Евросоюзом. Ошибка Воронина была в том, что в угоду Евросоюзу он позволил создать на территории Молдавии различные негосударственные организации и институты, которые вроде бы являются элементами гражданского общества, а самом деле представляют собой организации гражданского воздействия. Технологически именно они — опорные элементы для проведения подобных акций.

В ходе мероприятий по организации избирательной кампании г-н Воронин увлекся не только усилением взаимоотношений с ЕС (в последнее время стало понятно, что Евросоюз мало чем реально поможет, поскольку встал на сторону Румынии), но и переговорами с Москвой, встретился с лидером Приднестровской республики Игорем Смирновым. Все эти факторы сыграли против Воронина — победив со значительным отрывом, он, тем не менее, спровоцировал довольно серьезное гражданское противостояние.

Причем оно явно носило технологический характер. Например, в Белоруссии, где Александр Лукашенко также флиртовал с Евросоюзом, все негосударственные организации находятся под плотным контролем КГБ, поэтому там такая ситуация невозможна.

«СП»: — А это не начало «оранжевой» революции? Оппозицию активно поддерживает Румыния, которая сделала ставку на политические перемены в Молдавии.

— Нет. Такая цель, судя по всему, не ставилась перед технологами молдавских негосударственных организаций. Задачей было сделать Владимира Воронина гораздо менее промосковским, и гораздо более «прозападным», сдвинуть основные векторы его политики, которые наметились в последнее время. Это сближение с Москвой, решение вопроса Приднестровской Молдавской республики. Свергать Воронина не планировалось — в кресле президента он устраивает и Евросоюз, и США, как фигура достаточно управляемая. Если замена Воронина все же произойдет, это будет большой удачей для технологов, которые замыслили нынешние уличные выступления. Удачей — потому что у них нет серьезных позиций в стране. В Молдавии нет сильной оппозиции, это не Украина.

«СП»: — Как поведет себя Воронин, его удастся сдвинуть в сторону Запада?

— Я полагаю, да. Г-н Воронин напуган событиями, это очевидно. Правоохранительные органы и спецслужбы, как объявлено, более или менее контролируют ситуацию. Но задачей как раз и состояла в том, чтобы напугать Воронина. И она выполнена.

«СП»: — Мы получим какой-то долгоиграющий майдан в Молдавии?

— О долгоиграющем майдане речь не идет. Если бы целью ставилась смена власти, события носили бы более насыщенный характер. Совершенно очевидно, продолжения не последует. Это стало ясно, когда начались погромы, и европейская события осудила эти события. С погромов революция не начинается, «оранжевые» революции на постсоветском пространстве начинаются именно с майдана. А в Молдавии ситуация довольно быстро перешла в русло радикальное и даже экстремистское. Что, безусловно, не может приветствоваться добропорядочными европейскими демократами.

«СП»: — Какие шаги мы можем ожидать от Воронина в его отношениях с Кремлем в свете этих событий?

— В Кремле, полагаю, прекрасно понимают, что происходит. Аналогичные процессы происходили в свое время в Андижане. Мы все помним, что после этого президент Узбекистана довольно близко общался с Москвой, с российским руководством, и это продолжалось длительный период. Затем, однако, противоречия взяли верх, и он опять начал проводить политику, которая не вполне отвечает интересам партнерства с Россией.

Полагаю, г-н Воронин сделал выводы. Ему намекнули, что возможен вариант, при котором его власть будет признана не вполне легитимной. Для него это, думаю, стало хорошим уроком, и его позиция в ближайшем будущем будет более прозападной. Роман с Россией, судя по всему, для Воронина закончен.

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Самуйлов

Политолог, кандидат исторических наук

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня