Политика

Незримые пассы доброжелателей

Алексей Сахнин о Навальном и расколе элит

  
8437

Люди, которые принимали решение допустить Алексея Навального до участия в московских выборах, вроде бы являются функционерами режима и заинтересованы в его стабильности. Можно предположить, что в своем решении они руководствовались некоей логикой, доступной и прочим смертным. Например, они полагали, что электоральные шансы Навального невелики, а его поражение деморализует оппозицию и продемонстрирует всем ее несостоятельность. В тоже время Собянин получит дополнительную легитимность. А с этой легитимностью он сможет впоследствии претендовать на роль политического представителя правящего класса, т.е. возможного преемника Путина. Почему бы и нет.

Люди, которые принимали решение дать Навальному реальный срок, казалось бы, также не чужды интересам режима и вряд ли заинтересованы помогать оппозиции. Они не могли не понимать, что суровый приговор поднимет рейтинг борца с коррупцией и продемонстрирует всем, что власти оценивают его как опасного противника. И все же, у них тоже могла быть своя логика. Скажем, такая. Да, рейтинг и вообще «акции» Навального в протесте вырастут, но ведь не настолько, чтобы поднялась волна народной революции? Нет. А вот из тюрьмы он не сможет участвовать в московских выборах и вообще перестанет мутить воду. Береженого бог бережет. Впрочем, они могли думать и не о Навальном вовсе, а о том, как помочь или навредить своим аппаратным противникам.

Наконец, люди, которые принимали решение о том, чтобы выпустить Навального на свободу, — тоже не представители революционного подполья. При этом они понимали, что их решение опять повышает рейтинг оппонента, привлекает к нему внимание СМИ, и вообще ставит его в центр идущей предвыборной кампании. Причем эта искусственная раскрутка оппозиционера ничего не прибавляет Собянину, кроме риска вылететь во второй тур с непредсказуемыми последствиями.

Возникает вопрос: все эти решения принимали одни и те же люди или очевидные противоречия между ними стали результатом того, что взаимоисключающие приказы отдавали разные ребята, успевавшие в какой-то момент дорваться до штурвала?

Если все это скоординированная политика, значит, налицо интрига, достойная мадридского двора. Значит, внутри власти есть люди, достаточно влиятельные для того, чтобы писать приговоры патентованным оппозиционерам, и при этом заинтересованные в том, чтобы помогать Алексею Навальному наращивать свои популярность и влияние. Или даже в том, чтобы возобновить протестную мобилизацию.

Если же эти три решения принимали разные люди, то следует констатировать потерю управляемости в системе. Мало того, что разные группы имеют взаимоисключающее видение ситуации и противоположные интересы, так они еще начинают открытую войну между собой, и некому стать между ними арбитром.

В любом случае, мы можем констатировать новый масштабный раскол элит. И вовсе не по традиционной линии напряжения между «системными либералами» и «консервативными силовиками». Как мы хорошо знаем из историй Ходорковского, Гуриева и даже из Болотного дела, судебные вердикты по политическим делам всегда находились вне зоны влияния системных либералов. Да и после возвращения Путина, массовых протестов и волны репрессий конструкция власти изменилась, влияние либерального крыла упало (что ничуть не изменило социально-экономического курса). Так что теперь раскололись уже верные путинцы.

Конфликт олигархии с ее либеральным крылом в 2011 г. стал спусковым крючком, запустившим процесс массовой протестной мобилизации. Не исключено, что сегодня мы стоим перед новой волной уличных протестов, которые могут быть спровоцированы объявлением официальных итогов московских выборов, но на этот раз распространятся и за пределы столицы. Вопрос в том, как поведет себя сам Навальный. Использует ли он открывшиеся возможности для того, чтобы возобновить уличное наступление на коррумпированный режим или предпочтет не дразнить «жабу» накануне апелляции? Попытается ли он играть, координируя свои усилия с партнерами внутри власти, или станет наращивать собственный политический вес, чтобы выступать в качестве самостоятельной политической фигуры?

Если в президентской администрации действуют оппозиционные штирлицы, которые тайно помогают борцам с режимом, то знают ли эти борцы их в лицо? Или Навальный получает пассы от неизвестных ему доброжелателей?

В принципе, рейтинговый гешефт Навального может быть побочным эффектом от борьбы какого-нибудь Бастрыкина (который видит в репрессивной кампании источник своих полномочий и своего влияния) с каким-нибудь Чайкой (который из межведомственной ревности ставит коллеге подножки). Ну или борьбы одной коалиции высокопоставленных бюрократов, которые пытаются снабдить Собянина политическим капиталом, против другой коалиции, которая стремится просто зафиксировать сложившийся status quo, не допустив усиления аппаратных конкурентов. Но раз уж эта борьба бульдогов под ковром приобрела такие масштабы и перешла в плоскость публичной политики (что было до сих пор строжайше запрещено в рамках путинской политической модели), то почему бы в какой-то момент одному из бульдогов не заключить тактический союз с борцом против коррупции?

Иными словами, на повестке дня вопрос о сделке между некой группой внутри власти и Навальным, подобно тому, как либеральное крыло болотного движения в 2011−13 гг. старалось координировать свои действия с «системными либералами» внутри действующей элиты. Кто-то с той стороны кремлевских зубцов либо напрямую помогает оппозиционеру, либо делает это в рамках борьбы со своими оппонентами из соседнего кабинета. И, в принципе, не так важно, участвует ли сам Навальный в этой сделке или ее существование для него является приятным сюрпризом.

Важно другое: в чем, собственно, может быть предмет такой сделки. Ну, мелкие радости от сиюминутных выгод — это понятно. Например, отнять у Собянина легкую и честную победу на легитимных выборах, допускаю, может доставить кому-то много удовольствия. Или поставить под сомнение компетентность работы подопечных Бастрыкина, выставив его в глупом виде. Бог весть, какие фантики они там делят сегодня. Но в чем может быть суть союза между Навальным и его неведомыми доброжелателями внутри власти по большому счету? Ведь, помимо аппаратных интриг, эти парни реально создают серьезный политический капитал одному из самых известных критиков режима Владимира Путина. Почему они не боятся этого делать? Что такого в улыбке Алексея Анатольевича убеждает их, что им за это ничего не будет? Или наоборот, им за это будет что-то хорошее.

Я вовсе не склонен к конспирологии и не хочу упрекать Навального в закулисных переговорах с путинскими функционерами за спиной тысяч участников протеста. Я лишь пытаюсь понять, может ли Навальный стать при каких-то обстоятельствах приемлемой фигурой для какой-то части нынешней правящей элиты. Может ли она поставить на него.

Многие, особенно на левом фланге демократического движения, многократно упрекали Навального в отсутствии программы и безответственном популизме. Эта критика подразумевала, что вместо содержательного обсуждения фундаментальных проблем и глубоких социальных реформ, речь идет «всего лишь» о борьбе с коррупцией. А это, подразумевали критики, — слишком поверхностная тема, ведь коррупция является следствием других, более глубоких социальных болезней.

Все это так, но у проекта «борьба с коррупцией» может быть и самостоятельное политическое содержание. Нравится это кому-то или нет. Ведь борьба с коррупцией — это всегда борьба с коррупционерами. Вопрос в том, кто будет признан коррупционером.

Если российская элита вновь оказалась расколота, то именно борьба с коррупцией может стать основным инструментом выяснения отношений между враждующими группировками. Борьба с коррупцией способна идеологически (а, если надо, и юридически) оправдать масштабный передел собственности и влияния, которым чреваты любые внутриэлитные конфликты. И для этого дела политический проект Навального может оказаться очень кстати, ведь он не ставит под сомнение фундаментальные основы российской социально-политической системы.

Сознательная ставка на патентованного борца с коррупцией как на перспективного политика может быть сделана именно теми силами внутри нынешнего руководства страны, которые заинтересованы в масштабном переделе собственности. Кстати, ни Володин, ни Собянин, которых информированная газета «Ведомости» называет главными лоббистами освобождения Навального из-под ареста, не являются земляками и бывшими сослуживцами Владимира Путина, которых Алексей Навальный критикует чаще всего…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня