Политика

Крепче за баранку держись, премьер

Есть ли у наших первых лиц шанс стать ближе к народу?

  
16193

Глава норвежского правительства Йенс Столтенберг на день поменял кресло премьер-министра, на водительское кресло. Желая узнать, что думают обычные норвежцы о наиболее острых проблемах страны, он решил «поработать» таксистом. Об этом со ссылкой на Associated Press сообщает РБК. Столь необычный жест норвежский политик совершил в рамках предвыборной кампании по выборам в норвежский парламент.

По словам Столтенберга, «если и есть место, где люди говорят откровенно, то это такси».

Представители норвежского премьера отметили, что люди положительно реагировали, когда узнавали в таксисте переодетого премьер-министра.

Несколько дней назад президент России Владимир Путин также совершил маленькое «хождение в народ», прогулявшись по улице Петербурга после того, как побывал на похоронах своего бывшего тренера по дзюдо Анатолия Рахлина. Правда, за ним в некотором отдалении следовали журналисты и охранники. Да и сама улица выглядела подозрительно пустынной.

В России ещё в середине 90-х годов многие стали относится к власти по принципу: лишь бы не мешали мне лично и пусть делают, что хотят за своими рублёвскими заборами. От обилия «мигалок», из-за которых перекрываются дороги в час-пик, и элитных особняков в лучших уголках ближнего Подмосковья, отчуждение простых граждан от власти только растёт.

Способны ли наши «первые лица» стать «ближе к народу», для начала хотя бы прибегая к опыту популистских «перевоплощений» норвежского коллеги?

— Почему нашим первым лицам и не покатать москвичей на такси. Они вполне могут на такое пойти. Мало того, это будет для них достаточно безопасно. — Считает блогер, главный редактор интернет-журнала «Русский обозреватель» Егор Холмогоров. — Потому, что они окружены такой атмосферой неприкосновенности, страха и тому подобных эмоций, что никто из граждан даже не подумает сделать что-то плохое. И даже, думаю, большинство людей, оказавшись в одной машине с «Путиным-шофёром» не будут разговаривать всерьёз о тех проблемах, которые есть у страны и общества. Скорее, будут изображать восхищение тем фактом, что их везёт сам президент.

Проблема, на мой взгляд, не в том, что наши политики не делают визуальных популистских жестов. Они их вполне нормально делают на телевидении, и на аудиторию в 140 миллионов человек такой телепопулизм так или иначе работает. Проблема в том, что они не принимают популистских политических решений. А любые здравые решения в интересах народа чаще всего в дискурсе наших властей объявляются популистскими. Прекрасный пример — проблема нелегальной миграции. Есть простые, ясные решения, которые поддерживает большинство населения нашей страны — введение визового режима со странами Средней Азии и Закавказья, высылка всех нелегалов из страны. Что вы услышите от наших первых лиц, если озвучите ему эти требования? Они скажут, что это — популизм. Под это понятие у них попадает многое из того, что объективно нужно стране, но при этом по тем или иным причинам не очень приемлемо для нашей элиты. И вот на такой популизм наши политики не способны. А жесты, красивые позы перед телекамерами — сколько угодно. И при определённых обстоятельствах они вполне могли бы изобразить что-нибудь в духе того, что устроил премьер-министр Норвегии.

«СП»: — С другой стороны мы на днях наблюдали «спонтанную» прогулку Владимира Путина по Петербургу, в которой его на некотором отдалении почему-то сопровождали журналисты и «люди в штатском». Это что таким образом проявляется недоверие современных госдеятелей к своему народу?

— Это уже отработанная бюрократическая система безопасности. Объективных оснований для подобного страха за жизнь президента нет. Потому что как раз импровизация гораздо безопаснее, чем запланированная пиар-акция. Крайне маловероятно, что в толпе в этот момент окажется вооружённый террорист, пылающий жаждой мести. Обычно нападения на высокопоставленных чиновников долго и тщательно планируются. В этом смысле тот же премьер-министр Норвегии с гораздо большей степенью вероятности может «получить пулю» во время повседневного исполнения своих прямых обязанностей, чем разъезжая по Осло на такси. Это, в частности, показал пример, Брейвика, который едва не взорвал норвежское правительство.

«СП»: — В своё время русские цари могли позволить себе без охраны прогуливаться по столице. Есть ли надежда, что в «демократической России», мы в обозримом будущем сможем наблюдать нечто подобное?

—  Я считаю, что на самом деле для демократических республиканских стран нормой является не отстранённость власти от граждан. Если порассуждать на тему, «если бы президентом был я», то я бы старался ездить на работу на метро и на такси. Совсем не потому, что хотел бы понравиться населению, а просто потому, что считал бы это нормальным для себя и для своей работы. Потому что между чиновником и простыми людьми из-за привилегий, которые, якобы, экономят драгоценное время руководителям, дают им много работать и больше успевать, возникает барьер. И все эти «экономии» не окупаются. В принципе такой отрыв политической элиты от своего народа — ненормальное явление. Мы ведь живём не в условиях абсолютной монархии или восточной деспотии. В стране, претендующей на звание демократической не должны случаться такие истории, как с активистом Федерации автомобилистов России Вадимом Коровиным, который не «заломил шапку» перед автомобилем с «мигалкой» и тут же оказался в кутузке.

— Думаю, что со стороны Йенса Столтенберга данная акция была чистой воды популизмом, — считает политолог, декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — У нас тоже в своё время Ельцин ездил в целях обретения популярности на общественном транспорте и один раз появился в районной поликлинике.

Может быть, высшим чиновникам имеет смысл спускаться с небес на землю и пытаться увидеть жизнь не из окна «персонального автомобиля», но показывать свою близость к народу так, как это сделал норвежский премьер-министр, вряд ли стоит. Не думаю, что в России подобная довольно топорная пиар-акция была бы принята за чистую монету и сильно бы прибавила политику популярности.

«СП»: — Расхожим местом уже стало говорить, что наша политическая элита живёт в своём мире, отгораживаясь от наших проблем за высокими рублёвскими заборами…

— Такого рода тенденции наблюдаются во всём мире. Европейская элита, в частности, в своё время сбила градус протестной активности населения некоторыми уступками в социальном плане. И таким образом, ослабила внимание к себе. У элиты действительно свои ценности, интересы, свои места отдыха.

Не демонстрируя рядовым гражданам пренебрежения в открытую, она относится к ним по принципу «пипл хавает». В свою очередь, у обычных граждан, несмотря на развитие СМИ, мало подлинной информации о том, как на самом деле живут высокопоставленные чиновники, мало возможностей для контроля за их деятельностью. А политическая элита в свою очередь уверена, что при необходимости всегда сможет развернуть общественное мнение в нужном ей русле или купить лояльность наиболее опасных для неё политических деятелей. Повторяю, это глобальная мировая тенденция.

«СП»: — Тем не менее, подобная отрешённость политических элит от своих народов не может пойти на пользу ни одной из стран, в том числе и России.

— Элита зачастую впадает в некую самоуспокоенность, полагая, что обладание информационными и силовыми ресурсами позволит ей бесконечно держать ситуацию под контролем. Но, как показывают известные нам примеры последних лет, такая элита может пройти «точку невозврата». Её представителям потом только и остаётся, что удивляться, с чего это случилась революция. Что касается, России, то, на мой взгляд, точка невозврата ещё не пройдена. Но отчуждение между властью и народом имеет место.

— В каждый период истории страны свои условия, определяющие поведение власти, — считает председатель движения «Народный собор» Владимир Хомяков. — Приведу простой пример. Николай Первый, которого часть «прогрессивной общественности» называла Николаем Палкиным, за то, что он казнил декабристов и «устроил реакцию», вообще ходил по Петербургу без всякой охраны, посещал службы в храме, как обычный прихожанин. Иностранцы удивлялись, почему у «душителя европейской свободы» нет охраны. Им отвечали, что у царя весь русский народ — его охрана. Он мог отложить встречу с чиновником и понести гроб простого солдата, умершего в бедности. После волны терроризма, которая прошлась по России во второй половине 19 века, цари стали поосторожней и Николай Второй без охраны выйти в народ не позволял себе. Хорошо это или плохо — не знаю. Это объективная реальность.

Я думаю, что Путина, в смысле близости к народу, надо сравнивать не с Йенсом Столтенбергом, а с Обамой или английской королевой. Что-то я не помню, чтобы они катались на такси или работали санитарками в больнице. У великих держав всегда есть геополитические противники. Речь тут не в боязни собственного народа, а в том, что элементарный служебный долг предписывает им не совать свою башку куда ни попадя. Позёрство очень хорошо для оппозиционного деятеля, который очень хочет выбиться во власть. В наших условиях работа президента таксистом была бы именно позёрством, которое бы не укрепляло, а ослабляло его авторитет. Ближе к народу надо быть несколько иначе. Надо наладить систему обратной связи между народом и политической элитой, чего сейчас нет.

«СП»: — Но нужна ли «система обратной связи» людям, которые отгородились от простых граждан, в частности, при помощи «мигалок», и неплохо себя чувствуют в своём «привилегированном мире»? Ведь так недалеко и до потери чувства реальности…

— Опасность такой потери есть всегда у любого властителя. Царёк маленького островного племени, поставивший перед своим бунгало охрану из двух человек, вполне может отгородиться от народа и потерять чувство реальности.

Лично меня бесят те же «мигалки» на машинах третьеразрядных чиновников, которые хотят таким образом самоутвердиться, показать себя не такими, как все.

В случае же с первыми лицами государства спецтранспорт оправдан, так же, как оправдан свободный проезд скорой помощи или пожарных в экстренных случаях. Мы бы наверняка не стали требовать, чтобы уникальный хирург начал вдруг носить утки за больными, чтобы понравиться медсёстрам, вместо того, чтобы проводить операции. Так и руководители страны должны заниматься своим делом.

Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Климентьев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня