Политика

Лебединая песнь Союза

Герман Садулаев о «генералах, которые что-то пытались»

  
7109

Как же хочется иногда, чтобы в город вошли войска! Наши, советские. Под красным знаменем. Которые не будут танцевать лезгинку или гопак на площадях, не станут играть на губных гармониках, не начнут облавы и погромы. А просто встанут, красиво и несокрушимо. На площадях и парковках перед гипермаркетами танки будут лениво вращать башнями, пехота пройдётся вольным шагом по бульварам, в небе будут мурлыкать моторные самолёты с красными звёздами на крыльях, а перекрёстки вместо беременных гибэдэдэшников займут русые девушки с сильными ногами, в юбках по колено, в военных гимнастёрках и с флажками в руках. Как на старых фотографиях.

И бардак сразу кончится. Я в этом уверен. Быстро, сам собой, автоматически кончится. Всё тёмное, неприличное, злое зароется под землю. Мешочники, спекулянты всех мастей и калибров, от уважаемых банкиров до достопочтенных владельцев металлургических комбинатов, соберут свои пожитки в клетчатые баулы и встанут в очередь на грузовики, вывозящие «беженцев» от советской власти в какую-нибудь демократическую Финляндию. Пусть едут. Мы никого держать не будем. А те, кто останутся, вздохнут свободно: дождались!

Для себя я расшифровываю аббревиатуру ГКЧП так: генералы, которые что-то пытались. Спасти, сохранить, остановить, изменить, повернуть вспять процессы деградации и распада. И пусть это было объективно невозможно. Они хотя бы пытались, и совесть у них чиста. О своём отношении к «путчистам» я писал год назад в материале «Красные самураи», и повторяться не буду. Вкратце скажу лишь, что, возможно, в самый последний раз за нашу историю, высшие должностные лица, принявшие на себя руководство страной, старались не ради себя, своего положения, власти, богатства, не ради членов своих семей и их клиентуры, а ради государства, ради земли и народов, для блага всех, а себя были готовы принести в жертву.

Они даже ввели войска в Москву. Четыре тысячи солдат и офицеров, 362 танка, 427 бронетранспортёров и боевых машин пехоты. В операции участвовали: спецназ «Альфа» КГБ, дивизия имени Дзержинского, 106 тульская дивизия ВДВ, Таманская и Кантемировская дивизии. В принципе, достаточно, если бы они сразу начали всех «мочить». Если бы ликвидировали самых горластых «демократов». Но они никого не убивали. И не собирались. Говорят, танки вышли без боевых снарядов. И вот Ельцин забрался на броневичок Таманской дивизии и убедил солдат встать «на защиту демократии». Говорил, наверное, что он за простой народ, и что ездит на трамвае. Ничего не рассказал таманцам про то, какие будут ваучеры, какая приватизация, какие будут у нас залоговые аукционы, какие у нас появятся богатые олигархи и как всё остальное население чуть не вымрет от болезней и голода. Не рассказал, как будут повсюду на территории бывшего СССР гнать, преследовать, убивать русских, какие уже совсем скоро начнутся бесславные войны, сколько их, военных, погибнет бессмысленно, и как будут унижены остальные, оставшиеся в живых, но без средств к существованию, в новом мире, где вознесены только дельцы, воры и предатели Родины.

Хорошо это или плохо, но ГКЧП не собирался сам решать за советский народ, как ему дальше жить. ГКЧП дал шанс одуматься, осмотреться, понять, в какую яму мы сползаем, остановиться, и повернуть историю вспять. Это был момент, специально устроенный провидением, для того, чтобы население разделило ответственность за будущее своей страны. Если бы ГКЧП не было, можно было сказать: народы не виноваты, всё решили за них, они сидели тихо-мирно в своих Таджикистанах, когда номенклатурные верхушки провозглашали «суверенитеты» и разрушали наш общий дом, СССР. НО ГКЧП был. И телевизор, он к 1991 году был у каждой советской семьи. И все знали, что происходит. Не было никого, кто не знал. Но никому не дурили головы пропагандой. Объявили чрезвычайное положение. И включили балет. Это важно.

Наверное, это просто потому, что не могли наладить телевещание, быстро записать нужные программы, и так далее. С внешней точки зрения. Но с внутренней — это был великий знак. Дорогие советские люди! Семьдесят лет вы воспитывались и образовывались на лучших образцах мировой культуры. Вам чуть ли не насильно со школы вдалбливали русскую классику: Гоголь, Достоевский, Толстой, Чехов. Вас учили мыслить ответственно и социально. Вас старались оградить от заразы индивидуализма, фашизма, корыстолюбия и нравственного вырождения, которые катились с Запада мутной волной, вместе с попсой и клоака-колой. И вот настал день экзамена.

Больше не будет никаких подсказок. Мы не будем вам «промывать мозги», как «демократы», не будем агитировать за советскую власть и всё такое. Вы уже всё знаете и всё должны понимать. Вот, балет: «Лебединое озеро». Белый лебедь, чёрный лебедь, между землёй и небом война. Выбирай, на какой стороне ты.

И нам теперь нет ни объяснений, ни оправданий. То, в чём мы живём — это то, что мы выбрали в августе 1991 года. Армия не виновата. Население не встало на защиту страны. Ведь ГКЧП — это была не хунта греческих «чёрных полковников» и даже не сегодняшние военные диктаторы Египта. «Путч» обращался к народу, но народ не хотел больше побед и строительства социализма под красным знаменем, народ хотел джинсов и колбасы. И, как справедливо говорили древние тибетские мудрецы, если кто променяет величие своей истории на джинсы и колбасу, то он не достоин ни истории, ни джинсов, ни колбасы. Очень скоро многие поклонники колбасы едва выживали на гнилой картошке.

А красное знамя, ненавистное всем паразитам и предателям, сразу же после краха ГКЧП, на следующий день, 22 августа 1991 года, было сорвано со всех флагштоков страны. Вместо знамени победы было поднято знамя предателей, власовский триколор.

Что было делать? ГКЧП не могло призвать настоящую советскую армию и настоящий советский народ. Для этого пришлось бы вернуться в прошлое, в 1945 год. Да, если бы прямо из Берлина 1945 года, вместо демобилизации, советские части прошествовали бы в Москву 1991 года, тогда они спасли бы страну.

Однако что я хочу сказать. Мы выжили и укрепились, но не благодаря победе «демократии», а вопреки. У нас теперь есть и джинсы, и хлеб, и хорошие автомобили. Есть и гордость за свою страну. А те наши бывшие соотечественники, которые откололись, сбежали из Союза в свои «национальные государства», теперь у нас в оранжевой национальной одежде кладут асфальт, если не нашли себе других покровителей. После позорного и нелепого поражения на Кавказе в 1997 году, Россия вернулась и восстановила территориальную целостность. А в 2008 году на попытку «прощупать» возможность военного вторжения ответила так, что щупать её больше никто не захочет.

Россия — великая страна, её не так легко уничтожить, даже с помощью самого современного политического оружия: массированного квадратно-гнездового экономического неолиберализма и точечной «демократии» дистанционного наведения.

Мы вернулись, пока ещё только на словах, но вернулись, к идее сильного и справедливого государства. А, значит, должны восстановить историю и символы. В 1994 году Борису Николаевичу Ельцину хватило ума и благородства подписать указ об амнистии участников ГКЧП. Теперь же им должны быть оказаны почести. И красное знамя, рано или поздно, но обязательно вернётся на свой флагшток.

Фото: Владимир Мусаэльян и Александр Чумичев /Фотохроника ТАСС/

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Виктор Мураховский

Полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня