Политика

Путин ищет национальную идею

Как понимать речь президента на Валдайском форуме

  
15701

В минувший четверг Владимир Путин, выступая на итоговой конференции Валдайского клуба, сформулировав концепцию национальной идентичности. В виде тезисов она выглядит так:

— На Россию давят катастрофы ХХ века, после 1991 года национальная идея не сформировалась, так как в этом не были заинтересованы элиты.

— Сейчас российской идентичности угрожают и процессы в других странах: на Западе «отрицаются нравственные начала и любая традиционная идентичность, проводится политика, ставящая на один уровень многодетную семью и однополое партнерство, веру в Бога и веру в сатану».

— Определить идентичность можно только с участием всего общества в дискуссиях, формирование ее на националистической основе недопустимо. В центре новой России должен стать человек, а гражданственность может быть сформирована при развитии местного самоуправления.

— Есть границы дискуссии: суверенитет, самостоятельность, целостность России безусловны.

—  Главной силой России будут не природные ресурсы или ядерное оружие, а образованные, творческие, физически и духовно здоровые люди.

— Нужно восстанавливать роль русской культуры и литературы, которые станут фундаментом для самоопределения граждан, источником самобытности и основой для понимания национальной идеи.

В пятницу выступление президента прокомментировал лидер КПРФ Геннадий Зюганов. «Речь идет о том, что Путин впервые заговорил о том, что страна не может существовать без национальной идеи. Я рассматриваю выступление Путина, как политическое и идеологическое обоснование крайне необходимой смены курса и отставки нынешнего правительства», — сказал Геннадий Зюганов. Он также отметил, что ждал такого заявления 20 лет, и что эта речь президента должна была прозвучать перед Федеральным собранием и нацией.

Значит ли это, что Россия действительно меняет вектор развития?

— Намерен ли Владимир Путин менять курс? Посмотрим, что будет через полгода-год, — считает директор Центра исследований политической культуры России, депутат Госдумы Сергей Васильцов. — На мой взгляд, наши руководители уже очень много назаявляли. У нас каждый год провозглашается новая доктрина — то модернизация, то сырьевая сверхдержава. Это такая политическая технология — конкретные дела подменять звонкими заявлениями. Проходит полгода-год, и власть о заявленных доктринах благополучно забывает. И на следующий год делает новое звонкое заявление. Поэтому я к подобным вещам отношусь с большим недоверием, если не с иронией.

«СП»: — А слова Путина о необходимости восстанавливать роль русской культуры?

— Думаю, власть не может игнорировать нынешнюю ситуацию. То, что у нас происходит с русским населением, местами напоминает геноцид. Ползучий, тихий, можно даже сказать — ласковый. Тем не менее, мы вымираем по 600−700 тысяч в год, а взамен происходит целенаправленное разбавление населения закачанным извне. По некоторым данным, у нас в стране уже около 10 миллионов мигрантов.

А на счет культуры, образованных творческих людей… После того, что власти сотворили с Академией наук, слова президента звучат несколько странно. Сегодня ученый в России — самый нищий человек. Академический доктор наук, профессор, получает примерно столько же, сколько гастарбайтер, который работает дворником у него под окнами — порядка 20 тысяч рублей. Ну, какая это наука, какие образованные люди?!

В советское время ученый был самым высокооплачиваемым человеком в стране. Самая большая зарплата была не у генерального секретаря ЦК КПСС, а у президента Академии наук. В научной сфере действовала система оплаты, которую разрабатывал в свое время Сталин. Младший научный сотрудник должен был получать зарплату в размере трех зарплат квалифицированного промышленного рабочего. А сейчас?

Молодежь в науку не идет. Я всю жизнь проработал в РАН. Лет пять назад заглянул на ученый совет — смотрю, много молодых лиц. Спрашиваю зав. аспирантурой: что, неужели молодежь в науку пошла? Он смеется: ни один из аспирантов в науке оставаться не хочет, они идут в бизнес и административный аппарат, там кандидатские дипломы ценятся.

Поэтому слова Путина — это хорошо. Но лучше бы сначала реально подняли значимость Академии наук, реально развили культуру — а то в Новгороде могильными плитами XVII века дорожки выстилают.

«СП»: — Вы говорите, нужно дать Путину полгода -год. А что можно сделать за это время, чтобы обозначить смену курса?

— У нас любое дело — это проблема денег и власти. Если нет ни того, ни другого — можно башкой биться о ближайшую стену, потому что ничего не выйдет. Начнем с проблемы денег. У нас сегодня государству принадлежит всего 9−10% собственности в стране. Это значит, у нас нищее государство, которое ничего не имеет, и может только жить на налоги. Эти налоги, кстати, крупный бизнес еле-еле платит, вывозя деньги за рубеж (50 млрд долларов в этом году).

Все это надо прекратить и госсектор восстановить, чтобы у государства были деньги — на медицину, образование, науку, армию. Все это можно сделать за полгода. Когда надо, наша власть умеет такие вещи делать очень хорошо — вспомните Ходорковского, Березовского, как все у них удачно изымали. Но на этот раз нужно только изъять, но не передавать собственность в руки следующего Абрамовича, пустить на народные нужды. Долю госсектора необходимо довести хотя бы до 30−40% - как на всем Западе, на который у нас равняются. Я уже не говорю про Скандинавию, которая тоже Запад, и в которой госсектор больше 50%.

«СП»: — А что делать с проблемой власти?

— В России опять ввели мажоритарную систему выборов в Госдуму. А кто у нас в мажоритарных округах царь и Бог на выборах? Криминал, бизнес и чиновники. Плюс, теперь у нас 50 партий. Это значит, у нас будет не власть, а полнейший бардак. Придет гражданин на избирательный участок, а там ему дадут книжечку размером с «Войну и мир» — вот, дорогой друг, список партий, выбирай и голосуй. Будет при таком подходе хорошая, сильная, квалифицированная власть? Ответ очевиден — не будет. Это тоже можно поправить и вернуть политическую систему в нормальное состояние.

Как видите, первые элементарные шаги сделать власти никто не мешает. Главное — было бы у Кремля желание. Но как раз в этом заключается основная проблема…

— Путин уловил очень важный тренд: в условиях, когда социальные гарантии под вопросом, есть проблемы в этно-национальных отношениях, растет разрыв между богатыми и бедными, нужно более четко прописать образ страны, к которой мы движемся, -говоритдиректор Центра по изучению постсоветского пространства, заместителем декана исторического факультета МГУ, политолог Алексей Власов. — Другими словами, достичь мобилизационного эффекта за счет более ясного формулирования национальной идеи, особенно обращенной к молодежной аудитории. Деидеологизация привела только к негативному эффекту, к ослаблению внутренних скреп, которые пока еще связывают Россию. В этом плане, думаю, любой здравомыслящий человек может только поддержать то, что сказал Путин.

Мы — как модно сейчас говорить, креативный класс — хотим внятно и ясно сформулировать ценностные ориентиры, мотивы развития страны. Мне кажется, очень важно, что Путин сказал эти слова не перед политической элитой, а обращаясь к представителям гуманитарного сообщества. Политический пафос здесь совершенно не причем, но президент во многом прав.

«СП»: — Каким же должен быть этот образ страны?

— Это должно сформулировать само общество. Если президент готов дать возможность развернуть общественную дискуссию по вопросу, какой мы хотим видеть Россию, на каких ценностных ориентирах будет построено общество в условиях, когда у нас есть и православная цивилизация, и мусульманская, и достаточно много атеистов — это хорошо. Это будет реальное дело, потому что идеология развития будет не навязана сверху, а смоделирована снизу. Если я правильно понял, Путин и обращается к интеллектуальному сообществу с предложением высказаться по этому вопросу.

«СП»: — Вы сами — часть этого интеллектуального сообщества. О каких моделях развития вообще может идти речь?

— Не думаю, что нужно отказываться от сырьевой направленности экономики ради того, чтобы придумать новую госпрограмму. Я бы сформулировал так: главными ценностными ориентирами России на ближайшее десятилетие должны стать сильное образование и крепкая семья. Сейчас в сознательную жизнь входит поколение, которое родилось после распада СССР, и ценностные ориентиры должны быть обращены именно на них. Каким должен быть образ страны, помимо высоких стандартов качества жизни? Мой ответ — образование, которое обеспечивают социальные лифты, плюс здоровое в нравственном отношении общество. Как это раскрыть, через какие конкретно механизмы — сходу не отвечу. Но то, что образование и семья должны быть в центре новой идеологии, — абсолютно уверен.

Если Россия вернет себе приоритеты в образовательной и научной сфере, почему бы ей не стать Меккой образования? Не только для постсоветского пространства, но и для Восточной Европы, для Азиатско-Тихоокеанского региона? Интеллектуальный потенциал плюс здоровая нация — это может стать хорошим мотивом для нового поколения…

Сергей Шаргунов, главный редактор «Свободной прессы»:

— Мне удалось подойти к Владимиру Путину по более конкретному поводу — подробно рассказать ему о некоторых заключенных по «Болотному делу». Он внимательно выслушал и обещал подумать на эту тему. Кроме этого, президент рассказал историю, связанную с «Болотным делом», которую попросил не цитировать. Могу только сказать, что совесть моя чиста: я сделал что мог. Думаю, определенная «болотная» линия была на этом форуме. Например, Михаил Делягин тоже подходил к президенту и говорил про 6 мая. Это важно. Когда речь идет о судьбах людей, значительная часть которых невиновны — искренняя молодежь, попавшая в заварушку — нужно использовать все средства, чтобы выцарапать их на свободу.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Руслан Шамуков

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Франц Клинцевич
Франц Клинцевич

Свобода прессы сопоставима со свободой слова, но ни то ни другое особо не нравится порой власть предержащим. Мне самому не раз доводилось сталкиваться с крайне негативной реакцией на свои высказывания, когда не только намекали, чтобы держал язык за зубами, но и в отместку лишали должностей. Правда и собственный взгляд на те или иные события дорогого стоят — это позиция, за которую можно чем-то пожертвовать, но никогда не изменять своим принципам.

Желаю «Свободной прессе», которая вот уже 10 лет верна своим идеалам, придерживаться этого и в последующем, оставаясь и «свободной» и «прессой»!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня