Политика

Без Майдана в голове

Определение вектора интеграции для Молдовы — вопрос жизни и смерти

  
4865

Отказ Украины подписывать договор с ЕС и протестная активность в ее столице несколько затмили в медийном пространстве другие события прошедшего в Вильнюсе саммита «Восточного партнерства». Не добившись своей главной цели — ассоциации Украины, ЕС довольствовался парафированием договора с Грузией и Молдавией.

На торжественной церемония президент Литвы Даля Грибаускайте заявила: «Это очень реальный и серьезный шаг вперед для программы «Восточного партнерства». По словам молдавского премьера Юрия Лянкэ, подписанная договоренность «символизирует доверие, открытость и сотрудничество между Молдавией и Европейским союзом».

«Эта стадия для нас очень важна, так как она представляет дорогу вперед нашим отношениям, которая, уверен, однажды приведет мою страну в ЕС», — заявил премьер-министр. Напомним, что Кишинев намерен окончательно подписать соглашение с Евросоюзом в течение следующего года.

Как уже много говорилось, договор об ассоциации никому не обещает вхождения в ЕС. К тому же, следует подчеркнуть, что речь пока идет о парафировании договора, что абсолютно не означает, что он будет автоматически подписан, как и запланировано, через год. И пример Украины демонстрирует, что разворот подобных «исторических процессов» в самый последний момент — вещь совершенно нормальная для постсоветской политики.

Тем более, что в Молдавии политическая ситуация после 2000-го года, когда власти лишились коммунисты, нестабильна и непредсказуема. Страна всего полтора года как избрала президента после трехлетнего кризиса власти, между членами правящей коалиции то и дело возникают расколы, она постоянно находится на грани развала. Лишь стремление не допустить возвращения во власть коммунистов и любой ценой окончательно и бесповоротно ориентировать страну на Европу удерживает вместе ее лидеров.

На этом фоне показателен тот факт, что, несмотря на то, что коммунистам уже который год не удается консолидировать свой электорат настолько, чтобы получить конституционное большинство в парламенте, они остаются наиболее популярной силой в стране. И популярность эта увеличивается, как и неприятие населением действующей власти и ее интеграционного проекта. В то время как в Киеве протестуют против отмены решения об ассоциации, молдавская оппозиция выводит на главную площадь Кишинева огромное число противников евроинтеграции. И на этом поле играют уже не только коммунисты, но и многие другие левые партии и движения. Причем, если на Украине вопрос заключается лишь в отсрочке подписания ассоциации, то молдавская оппозиция видит единственной альтернативой вступление в Таможенный союз.

Тем не менее, власти Молдовы продолжают вести страну самоубийственным путем. Причем не только для экономики. Непризнанное Приднестровье категорически не желает рассматривать возможность объединения с Молдовой в какой-либо форме в случае подписания договора. Мысли о выходе из состава Молдовы вновь звучат в Гагаузии. А власти Румынии уже не скрывают своей радости и говорят о том, что их цель — поглощение Молдовы, уже не за горами.

Сможет ли Молдова повторить «украинский сценарий»? Сможет ли она когда-либо стать частью ЕС или этой ей позволят сделать только через вхождение в состав Румынии? И где на самом деле историческое место Молдовы — на востоке или на западе?

Бывший министр иностранных дел ПМР Владимир Ястребчак считает подписание договора с ЕС практически решенным вопросом:

— Молдова — более компактная страна, чем Украина, поэтому интервал между решением и проведением каких-либо мероприятий всегда небольшой. Думаю, что окончательное решение о подписании или о начале протестных акций будет приниматься ближе к моменту подписания. На данный момент не вижу никаких препятствий для подписания документа, как и стремления молдавского общества серьезно противостоять такой перспективе.

Еще более скептически по отношению к «украинскому сценарию» для Молдовы относится независимый политолог Сергей Ильченко:

— Молдова все же менее уязвима, чем Украина. Молдова — это поставщик рабочей силы, экспорт всего остального не играет существенной роли. В принципе, Молдова без особых проблем может обойтись и совсем без него. Тем более что экспорт даже традиционных товаров: вина, фруктов и овощей уже уступает по объему импорту.

Сегодня около 60 процентов молдавских гастарбайтеров работают в России. Но Россия покупает молдавский труд не из альтруистических соображений, а потому, что испытывает в нем потребность. Никакого отношения к вступлению Молдовы в ЕС или в ТС это не имеет. Да, Россия может демонстративно выслать несколько сот гастарбайтеров, но она никогда не вышлет всех, потому что экономические интересы российского бизнеса важнее и хорошо лоббируются на всех уровнях.

Разумеется, можно прибегнуть к газовому давлению. Но большого эффекта это не даст. Молдавская элита сумеет оплатить отопление в своих домах. Остатки работающей промышленности, которой нужны энергоносители в серьезных объемах, сосредоточены в Приднестровье — а Приднестровье России за газ вообще не платит.

Более того, цельной концепции внешней политики у России не существует в принципе. Её политика — позиция различных бизнес-интересов, сдобренная щепоткой внутреннего пиара на имперских амбициях, в которых Кремль видит последний резерв и опору. Остаются парламентские выборы, до которых остался год. Конечно, негативное воздействие России на уровень жизни избирателей скажется на позициях правящей коалиции. Но с учетом возможных приобретений, это едва ли заставит её отыграть назад или даже замедлить движение подобно Украине. А после выборов, если нынешняя коалиция удержится у власти, она тем более не спасует. Молдавскому бизнесу, чьи интересы она представляет, нужен выход в Европу. А колебания Украины дали Молдове шанс получить ещё и дополнительные бонусы, именно как пример для Киева. К примеру, уже обещанный безвизовый режим с ЕС. Не факт, что его дадут, но могут и дать. Прямо к выборам. Что будет означать чистый мат «коммунистической» оппозиции.

СП: — А сможет ли Молдова стать полноправным членом ЕС или ее ждет поглощение Румынией?

— Ни о каком поглощении Румынией не может быть и речи. И по экономическим ограничениям — цена вопроса объединения как минимум 20 млрд евро для начала, и по росту самосознания молдаван, постепенно осознающих себя отдельной нацией, и по интересам молдавских элит. Это невозможно в ближайшие лет 30 как минимум.

Вопрос о вступлении в ЕС пока на повестке дня просто не стоит. Тут тоже лет 20 как минимум никаких перспектив я не вижу. Молдова будет отдаляться от России, встраиваясь в капиталистическую систему и уходя от роли феодальной провинции — вот основной курс развития на ближайшие годы.

Владимир Ястребчак считает, что в первую очередь сам Евросоюз не готов к перспективе членства в нем Молдавии:

— Принятие Хорватии с гораздо более высоким потенциалом уже обернулось первым скандалом. В ситуации с Молдовой потребуются несоизмеримые с «добавленной стоимостью» вложения для обеспечения возможного самостоятельного членства Молдовы в ЕС. Именно поэтому о реальной перспективе членства РМ в ЕС ни в каких официальных документах не говорится. Рано или поздно, как мне представляется, молдавской власти придется принять окончательное решение о перспективах дальнейшей евроинтеграции: или ожидание с неопределенным «ассоциированным» статусом, или же «вход через форточку», т.е. через Румынию. Думаю, что ответ пока не предрешен.

СП: — А как при этом будут развиваться отношения с Россией?

— Отношения с РФ, естественно, будут затронуты соглашением об ассоциации. Молдавская политическая элита должна понимать, что тем самым даст четкий и однозначный ответ на принципиально важные для российской политической элиты проекты евразийской интеграции. Молдавские власти должны понимать, что у российской стороны есть достаточно рычагов для реагирования в данной ситуации, и вряд ли Евросоюз будет готов возместить Молдове все те финансовые, имиджевые и иные издержки, которые Кишиневу придется нести вследствие отказа от российских проектов.

Для более глубокого понимания ситуации внутри самой Молдовы корреспондент СП побеседовал с одним из лидеров ведущей оппозиционной силы страны — ПКРМ Юрием Мунтяном:

СП: — На фоне украинских протестов сторонников евроинтеграции в Молдове наблюдается иная картина. Как бы вы могли прокомментировать ситуацию?

— Протесты в Молдове являются частью кампании по принуждению действующей власти к отставке правительства изменников, уничтожающих страну под флагом европейской интеграции и под прикрытием совершенно погрязших в разрушительных геополитических игрищах еврочиновников, и объявлению досрочных парламентских выборов, чтобы сам народ, являющийся по Конституции верховным носителем власти в стране, высказал свою волю. По-другому и быть не может в условиях, когда по всем опросам, и публикуемым, и закрытым, предназначенным для служебного пользования, порядка 85 процентов граждан не доверяют базовым институтам государственной власти, таким как Парламент, Правительство и Президент, и, по меньшей мере, четверо из пяти молдавских граждан уверены, что страна движется в неправильном направлении.

СП: — Сторонники евроинтеграции Молдовы. Кто они? Каковы их цели?

— Таковых — две категории. Первая — это те, которые искренне хотят, чтобы европейские нормы и стандарты и прочие мнимые либо реальные достижения и ценности объединённой Европы, той Европы, с которой мы знакомы в качестве туристов либо по рассказам всяческих пропагандистов, а иной раз и просто мечтателей, стали частью жизни каждого молдавского гражданина. Для данной категории людей Европа, прежде всего, ценностный ориентир. И это логично и понятно.

Вторая категория — это действующая власть, превратившаяся в подлинную фашистскую хунту, которая под Европейским флагом подвергает страну тотальному разграблению, устанавливает внутренние границы с Приднестровьем, разрушает многовековые связи с братскими странами, прежде всего, с Россией, противопоставляет по этническим, языковым, возрастным и прочим признакам одну часть общества другой, преследует оппозицию, отрицает советское прошлое, навязывает чуждые нам ценности, в том числе господство разного рода осуждаемых нашей православной культурой сообществ, отрицающих традиционный институт семьи. Власть, которая разрушает государственность Молдовы в пользу санкционированных Брюсселем экспансионистских устремлений соседней Румынии и, таким образом, создаёт более чем благодатную почву для настоящей гражданской войны в нашей мирной стране, что мы уже пережили в начале 90-х годов.

СП: — Какие по-вашему наиболее значительные минусы для страны в случае парафирования соглашения об ассоциации с ЕС? Есть ли плюсы?

— Во-первых, сохранение контрабандистов, рэйдеров, сутенёров международного масштаба и прочих бандитов во власти, таких как бывший премьер-министр Влад Филат, отправленный 5 марта сего года в отставку за коррупцию, и бывший первый вице-спикер молдавского Парламента Влад Плахотнюк, который превратил все три ветви государственной власти в Молдове в рядовые подразделения своей преступной корпорации и который почти открыто проводит регулярные планёрки в одной из своих пользующихся дурной славой фешенебельных гостиниц с участием членов правительства, парламентского большинства, руководителей правоохранительных органов и судебной системы.

Во-вторых, повальное поощрение дешёвого европейского импорта, закрытие рынков братских стран, таких как РФ, снижение эффективности производства за счёт неуправляемости энергетической составляющей, окончательное разрушение сельского хозяйства, скупка земли иностранцами и полный распад экономики.

В-третьих, это уже идущий полным ходом раздел страны по Днестру и, как следствие, аннексия Румынией правого берега Днестра и угроза гражданской войны.

И это далеко не всё. Существует, по крайней мере, ещё одно обстоятельство, которое касается всего континента. Разрушение Молдовы, которое с таким остервенением провоцирует Европейский Союз, даст старт уже открытому и активному пересмотру границ в Восточной Европе. А чем это может закончиться, история показывала нам всем много раз.

А плюс — один. Возможность безвизовой эвакуации в страны-члены ЕС, да и то, в лучшем случае, с 2015 года и всего лишь на период, не превышающий 90 дней, без права трудоустройства и с обязанностью возвращения домой по истечении соответствующего срока.

СП: — В случае парафирования соглашения, как могут развиваться отношения с Приднестровьем? А с Гагаузией, которая тоже категорически не хочет в ЕС?

— Игнорирование позиции Приднестровья, которое многократно подчёркивало свою приверженность восточному вектору развития и участию в Таможенном Союзе, и которое уже готово приступить к установлению границы по Днестру с правобережной Молдовой в ответ на провокационное установление Кишинёвом по настоянию Брюсселя так называемых миграционных постов на Днестре, может привести к самым непредсказуемым последствиям.

В этом смысле нарастает напряжённость также и в Гагаузии, Народное Собрание которой, несмотря на все ухищрения и потуги Демократической партии во главе с ранее упомянутым Владом Плахотнюком, уже назначило на 2 февраля 2014 года референдум о присоединении к Таможенному Союзу России, Беларуси и Казахстана.

СП: — Молдова — это часть евразийского пространства, Европа или что-то еще? Каким вы видите будущее Молдовы как геополитической единицы?

— Для нас очень важно, чтобы все, кому не безразлична судьба Молдовы, поняли, что кризис, в котором находится Молдова — не кризис выбора между Востоком и Западом, между Европой и Россией. Это противостояние между народом и воровской властью, поддерживаемой Европейским Союзом только потому, что бандиты, находящиеся во власти в Молдове, согласились принять участие в установлении очередного «санитарного кордона» вокруг России, для которого бесполая Европа подобрала не менее бесполый эвфемизм «Восточное партнёрство». Основной целью которого в условиях глобального экономического кризиса является если не разрушение, то, во всяком случае, замедление темпов расширения и развития нового интеграционного проекта на территории бывшего СССР, который уже стал новым глобальным полюсом развития и головной болью Запада. «Восточное партнерство» не предусматривает членства в ЕС даже в отдалённой перспективе. Поэтому нет на самом деле здесь никакого «европейского выбора», а есть лишь грязные геополитические игры, в которых Молдове уготована роль расходного материала.

По нашему мнению, скорейшее вступление Молдовы в Таможенный Союз — это вопрос жизни и смерти. При этом аргументы совершенно очевидны. Судите сами: это и открытие традиционных рынков братских стран из бывшего СССР, и управляемая энергетическая составляющая производственной сферы, и социально-экономическая стабильность, и множество гуманитарных проектов, в том числе, в области науки и образования, и долгожданное решение Приднестровского вопроса. И, едва ли не самое главное, это — гарантии преемственности и развития молдавской государственности.

Так что, перефразируя известное выражение о Советском Союзе, можно сказать, что у того, кто желает меньшего — нет сердца, а у того, кому этого мало — нет ума.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня