Политика

Москальская правда

Зачем назло России вступать в кабальные отношения с Европой?

  
11076

«У Виктора Януковича не будет второго президентского срока», — сказал мне где-то в соцсетях приятель из Киева. «Похоже на то. Впрочем, девять лет назад, после первого Майдана, я не думал, что у Януковича будет и первый президентский срок», — ответил ему я.

Уровень пассионарности граждан Украины резко превышает качество их политических лидеров, и примером тому служит судьба предводителей Майдана-2004. Харизматичная Юлия Тимошенко, в свое время давшая политической убежище нескольким нацболам, спасибо ей за это, находится за решеткой. Виктор Ющенко — в политическом небытие.

Когда умеренные не оправдывают чаяния народа, народ начинает обращать внимание на радикалов. Партия «Свобода» Олега Тягнибока, борца с «москальско-жидовской мафией» (это цитата из имярека) и фигуранта списка Симона Визенталя, является, в отличие от «Батькiвщины» даже не умеренно националистической, но неонацистской организацией. На Украине «Свобода» набирает 10 процентов голосов и именно она, а не партия «Удар» боксера Виталия Кличко, является ударной силой Евромайдана.

На волне антикоммунистических революций конца 80-х во всей Восточной Европе к власти пришли националисты. По окраинам бывшего СССР бушевали русские погромы, многие тысячи людей были убиты, сотни тысяч, даже миллионы, стали беженцами. Средняя Азия, Азербайджан, Грузия, Молдавия (да, даже молдаване резали русских). Цивилизованная Прибалтика обошлась без погромов, ограничившись в отношении некоренного населения политикой апартеида.

Там, где прошли погромы и междоусобные войны, националистический угар сгинул вместе с остатками русскоязычного населения. Прибалтийский национализм всегда имел холодно-бюрократический оттенок и сохранился без изменений.

На Украине и в Белоруссии этнических чисток не было. На момент распада СССР и в той, и в другой стране этнические националисты были маргиналами. Большинство населения России, Украины и Белоруссии считало русских, украинцев и белорусов одним, в общем-то, народом. Националистическую (и, автоматически, антирусскую) карту стали разыгрывать местные элиты — экс-советские бюрократы — в попытке выстроить новую легитимность свеженезависимых государств.

В Белоруссии после победы Александра Лукашенко на президентских выборах эта попытка успехом не увенчалась, хотя все 90-е годы местные националисты из Белорусского Народного Фронта представляли собой серьезную силу, пожалуй, даже более серьезную, чем украинские. Вспомним, что в 1994 году в Минске несколько сотен боевиков БНФ, разгоряченных митингом в поддержу Джохара Дудаева, разгромили ДК имени Киселева, куда приехали с выступлением лидеры Национал-Большевистской Партии Эдуард Лимонов и Александр Дугин. Лимонову и Дугину пришлось покидать здание ДК через окно.

Александр Лукашенко предпочел установить белорусскую государственность на иных началах (прежде всего, на основе победы СССР во Второй мировой войны), и белорусский национализм со временем, не без репрессий, но, прежде всего, в связи с отсутствием подпитки со стороны государственных органов, схлынул.

На Украине сложилась иная ситуация.

В несколько субъективном, но интересном материале украинского левого активиста Андрея Мовчана рассказывается о том, как происходило обучение в школах на территории независимой Украины. Уроки т.н. «украиноведения» были заполнены антирусской пропагандой, балансировавшей между тенденциозным искажением исторических фактов (что, впрочем, было общим местом во всех учебниках постсоветских государств) и откровенным бредом на уровне расовых теорий 3-го рейха, в которых русские объявлялись жуткой смесью финно-угров и монголов, сотни лет угнетавших славянское население Право- и Левобережной Украины.

Если бы я захотел «затроллить» сторонника подобных идей (к примеру, профессора Киевского национального университета Владимира Сергийчука), я бы напомнил, что Украина на протяжении сотен лет, до XVIII века, подвергалась набегам ногайцев, а затем Крымского ханства — степняки ходили в походы на Польшу и на Россию, как нам подсказывает географическая карта, как раз через территорию Украины. Процент тюркоязычных заимствований в украинском превышает таковой в русском. Так кто там у нас потомок татар получается?

Шутки в сторону, им место в ЖЖ, а не в публицистике и тем более не в школьных учебниках. Современные генетические исследования показывают, что генофонд восточных славян: украинцев, белорусов, русских — являются единым генетическим массивом. Поляки (наконец в статье про Россию и Украину появились поляки, куда без них), кстати, тоже весьма близки восточным славянам на генном уровне.

Украинцы, белорусы и русские — братские народы, до сих пор продолжающие участвовать во взаимном этногенезе — редко у кого из русских нет бабушки или дедушки с Украины, и, наоборот, у украинцев хватает родственников и предков из России. Пропагандистские мифы об угро-финской или тюркской метисации кого бы то ни было из восточнославянских народов являются средством их искусственного разделения.

Я бы не стал абсолютизировать влияние школьных учебников, однако история — политика, опрокинутая в прошлая, и содержание учебников является хорошим индикатором происходящих в стране событий. На протяжении 20 лет молодых украинцев воспитывают в диапазоне от «Украина — не Россия» до «Москалiв на ножi». Средним арифметическим из этого народного творчества является главный лозунг Евромайдана «Хто не скаче — той москаль!».

Евромайдан — он не столько за Евросоюз, сколько против России. Надоевший украинцам режим Януковича называют «промосковским». Ходят слухи о российском ОМОНе, о прямой отдаче из Москвы приказов украинскому «Беркуту». Наиболее одиозные действия украинских властей объясняются происками Путина. Эманации зла исходят на Киев из Москвы. Жуть, правда?

После распада СССР правящие Украиной олигархо-бюрократические группы начали украинизацию страны. Вернее сказать, западноукраинизацию. На западе Украины, прежде всего в Галиции, на начало 90-х существовал антисоветский национальный миф, на основе которого можно было строить «не Россию». Этот миф включал в себя национальных героев Степана Бандеру и Романа Шухевича, ОУН-УПА и агрессивную антирусскую и антисемитскую риторику. На антипольской части идеологии ОУН акцент пока что не делается — поляков на Украине почти не осталось.

Недавнее разрушение памятника Ленину (Ленин в мире давно уже символизирует не только левую идею, но и саму Россию) в Киеве силами футбольных фанатов и активистов «Свободы» — спустя 22 года после конца Советского Союза — свидетельствует именно о значительном росте крайне правых и антироссийских (их с целью маскировки называют антиимперскими, хотя украинские националисты настроены вполне экспансионалистски, российская Кубань входит в сферу их интересов) настроений в украинском обществе. Уж сколько лет прошло, а клятi москалi всё гадят.

Впрочем, украинское общество нельзя рассматривать как единое целое. Идеология западноукраинского национализма непопулярна на развитом промышленном Востоке и Юге страны. Что неудивительно — Донбасс, Новороссия и Крым в историческую Украину никогда не входили и в состав Украины были переданы столь нелюбимым западенцами коммунистическим режимом, а персонально Владимиром Лениным, чей памятник они восторженно разгокали, и Никитой Хрущевым. Украинский язык в его галицийской версии никогда не был разговорным языком в этих землях.

Результаты голосований на всех последних выборах на Украине (четкое стратифицирование по географическому признаку Западная / Восточная и Южная Украина) и изложенные выше факты свидетельствуют о наличии на Украине двух политических (а если присмотреться пристальней, то и не только политических, а полноценных) наций. Западная и примкнувшая к ней Центральная Украина с Киевом против Востока и Юга. Крайне западная Закарпатская Украина, где присутствует влияние малой восточнославянской нации — русинов, является отдельным феноменом. Она голосует то за тех, то за других.

Я до сих пор не сказал ни слова про евроинтеграцию Украины, потому как евроинтеграция — это призрак. Европейский Союз находится в худшей форме за все время своего существования. Об этом, к примеру, говорит не последний европейский политик Марин Ле Пен. Речи о расширении ЕС, даже просто о введении безвизового режима с Украиной, не идет. Предлагаемая для Украины ассоциация с ЕС включает в себя реструктуризацию промышленности в соответствие с европейскими экологическими образцами, что в условиях отсутствия денег и у ЕС, и у самой Украины приводит украинскую промышленность к краху и массовым увольнениям. Почитайте, что говорит на эту тему гражданин пережившей евроинтеграцию Латвии Раймонд Крумгольд. Ассоциация с Украиной выгодна Евросоюзу тем, что открывает для евро-товаров украинский рынок (отнимая его у России и Китая), что в условиях кризиса лишним никак не является.

Украинские «заробiтчане» (гастарбайтеры), в основном из западных областей, и сейчас уезжают на заработки в Польшу, Италию и другие страны ЕС, и именно они более прочих надеются на отмену виз (заметьте, отличаются даже экономические интересы жителей Запада и Востока Украины). Однако в условиях массовой безработицы в самом Европейском Союзе вариант с отменой визового режима с 45-миллионной Украиной просто невозможен.

В то время как по Восточной Европе прокатилась волна демонстраций евроскептиков, Украина рвется подписать кабальное соглашение с ЕС, что вызывает удивление у самой Европы. Рунет облетела недоуменная словацкая карикатура с украинскими гусями, заманиваемыми на Евросоюз-бойню.

Характерно, что главными евроскептиками в странах ЕС являются именно националисты. Чем они радикальней — тем более евроскептики. Глава Национального Фронта Франции Мари Ле Пен жалуется, что в составе ЕС Франция фактически лишилась своей независимости. Это Франция! Что будет в ЕС с Украиной в случае Украины туда гипотетического вступления?

Таким образом, партия «Свобода» Олега Тягнибока, умеренные национал-либералы из «Батькiвщины» и все их сторонники являются кем угодно, но только не европейскими националистами. Ни унции европейской прагматичности. Не хотите быть с Россией? Так не будьте, черт побери. Незалежність, помните? Зачем при этом вступать в кабальные отношения с Европой? Назло России? Подобную внешнюю политику нужно оценивать, используя фрейдистские термины.

Нацбол Алексей Волынец, как нетрудно догадаться, сам по национальности украинец, комментируя снос памятника Ленину, написал: «Отчего они, откровенно желающие превратить Украину в смесь этнографического хуторка и резервации дешевых гастарбайтеров для Зап. Европы именуют себя „украинскими националистами“?» Трудно не присоединиться к вопросу Волынца.

Более отвратительно, чем украинские националисты выглядят, по уже устоявшейся традиции, российские белоленточники. Отечественные либералы готовы на почве антикоммунизма и русофобии простить им всё, даже антисемитизм. Особо выразительно на эту тему выступил в Фейсбуке известный журналист Дмитрий Бутрин. Складывается впечатление, что, потерпев поражение на Болотной, белоленточники, глядя на Евромайдан, занимаются банальной сублимацией.

Перейдем от либералов от оппозиции к либералам от власти.

Российская внешняя политика — это обнять и плакать, просто обнять и плакать. 20 лет фейлов. Ужас и моральный террор. Изящество бронтозавра. Ктулху в городе. Mamma mia, какое количество метафор и сравнений приходит в голову, когда мы говорим об отечественной внешней политике, этом кадавре, выпестованном Эдуардом Шеварнадзе и Андреем Козыревым.

Хоть что-то во внешних сношениях стало получаться только в текущем году, после того, как наша страна дала убежище Эдварду Сноудену и предотвратила интервенцию в Сирию. Предыдущих поражений (в том числе нелепых телодвижений во время первого украинского Майдана) эти успехи не искупают.

Так вот, при всем моем презрении к качеству нашей внешней политики, на этот раз про Украину и МИД, и президент Путин молчат, что и правильно. Наговорили уже. В этот раз на арене Запад.

Вся международная сволочь прилетела в Киев или, по крайней мере, на украинскую тему высказалась. На примере Украины мы видим традиционное западное вмешательство в дела иностранного государства.

Кэтрин Эштон, Виктория Нуланд, Гидо Вестервелле, Джон Керри, Ярослав Качиньский, Александр Квасневский, Карл Бильдт, Джон Маккейн… Ковровые бомбардировки печеньками.

По Украине высказался и глава Пентагона Чак Хейгел. Между тем, «предостережение» со стороны министра обороны, тем более министра обороны США, он же не глава МИД и не госсекретарь — это неприкрытая угроза агрессии. Дипломатия канонерок, подготовительная стадия.

Запад давит на Украину, на украинский народ. Надо это понимать.

Вернемся к ней, к Украине. Революция в Киеве уже не случилась — 1 декабря, когда Виталий Кличко назвал штурмовавших администрацию президента Украины провокаторами. Предводитель штурмовиков Дмитро Корчинський (помнится, в 2003 году во время штурма Бункера НБП силами ФСБ он был у нас, нацболов, в гостях, так что в штурмах разбирается) объявлен в международный розыск.

Лидеры Майдана оказались не готовы к силовому смещению легитимно избранного (ведь так?) президента, что по всем международным меркам в случае удачи называется своеобразной формой прямого народного волеизъявления, но в случае неудачи — провалившимся путчем со всеми вытекающими.

Голосование в парламенте по отставке правительства Азарова провалилось, а после сноса активистами Евромайдана памятника Ленину Коммунистическая Партия Украины уж точно не будет голосовать в поддержку инициатив от «Свободы» и «Батькiвщины».

Все, что происходит и будет происходить в Киеве в эти дни, проходит по линии взаимного психологического и политического давления обеих сторон конфликта друг на друга. В Москве похожая ситуация была в 1993-м году, и закончилась она массовыми расстрелами оппозиции. С тех пор толпы граждан на штурм административных зданий как-то не ходили. На Украине свободней. Наличие двух равновеликих группировок власти и политических наций способствует.

Тем не менее, возбуждены уголовные дела, начались посадки сторонников оппозиции. Пассионарный порыв жителей Киева нельзя не оценить. По модулю безусловный плюс, по вектору — вектор этот акции антироссийский, поэтому минус. Боевое крыло Евромайдана — партия «Свобода» и ее сторонники, в основном западенцы. Они горячие ребята, но играют в другой команде. Они не любят Россию, а я, соответственно, не люблю их. Кто не скачет, тот москаль. Не скачу.

Виктор Янукович — неприятный, но хитрый человек. Его биография свидетельствует о виртуозном умении сидеть между двумя стульями, да и себя не обидеть. Отказ ратифицировать ассоциацию с ЕС для него — нормальный элемент торговли. Янукович, похоже, хочет получать кредиты и от России, и от Евросоюза (и от Китая). Он продолжит переговоры со всеми, подпишет какие-нибудь бумажки и с ЕС, и с Россией, а от выполнения обязательств уклонится.

Вряд ли Януковичу удастся выиграть выборы 2015 года. Хотя украинская политика заполнена пертурбациями, так что он может получить и свой второй президентский срок, не в этот, так в другой раз. На его месте я бы возбудил дело по массовым беспорядкам непосредственно против вероятных соперников по президентской гонке Олега Тягнибока и Виталия Кличко. Тем более что вся доказательная база уже сейчас на «Ютьюбе». Но Янукович на это не пойдет, нет в нем того градуса авантюризма. Впрочем, что нам Виктор Янукович? Нас братский украинский народ волнует.

В 2015 году западенцы придут к власти. Мало никому не покажется. Русский язык загонят за Можай, продолжая насильственное внедрение чужого для восточных территорий языка. Вступит в силу ассоциация с ЕС — то есть половина заводов на Украине возьмет, да и закончится, товары из Евросоюза на Украину придут, а сам ЕС — нет. Звиняйте, у нас тут и так Греция с Португалией.

Что нужно делать России в этой ситуации? Нужно предложить Востоку и Югу Украины, 12 областям, автономной республике Крым и городу со специальным статусом Севастополю провести референдум о выходе из состава Украины. На Украине сформировались две политические нации, разделенные по географическому и языковому признакам, экономическим интересам, идеалам и политическим устремлениям.

Запад меньше, но находится на пассионарном подъеме, отхватил себе Киев, но Восток и Юг охватить пока не может. Страна разделена на две части. Пускай Восток и Юг отделяются, и мы образуем тогда с ними единое государство; найдем приемлемое устройство новой державы. А Западная Украина пусть пускается во все евроэкзерсисы, взрослая уже страна, ей жить. Может быть потом, спустя несколько десятилетий…

Нынешний российский режим, в оппозиции которому я состою уже 15 лет — крайне несимпатичная штука, но «евроинтеграционный» режим с Олегом Тягнибоком в правительстве, чую, будет для Восточной и Южной Украины еще худшим вариантом. Так что ждем.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня