Политика

Евро против барона Мюнхгаузена

В новогоднюю ночь Латвия вошла в еврозону. Политики не нарадуются, а народ тревожится. Почему?

  
10251

Эпопея протестов против евро, в защиту лата закончилась. Новогодней ночью страна вошла в еврозону. Исполняющий обязанности премьер-министра Валдис Домбровскис (он подал в отставку из-за трагедии в Риге — гибели 54 человек во время обрушения супермаркета «Максима», в стране ищут кандидата на его место, но пока Домбровскис у руля), являющийся застрельщиком перехода на евро, первым взял в банкомате евробанкноту и теперь не нарадуется.

В четверг утром и.о. премьера сообщил осчастливленной Европе о том, что у него в кошельке латов больше нет. Задание правящей партии «Единство», которая вопреки соцопросам в остром споре с парламентскими националистами продавила в Сейме решение о переходе на евро, и собственного правительства выполнено. Латы, правда, могут ходить две недели после перехода на евро, но Домбровскис расстарался, чтобы убедить соотечественников в верности курса.

Если в момент принятия решения, как показывали опросы, против евровалюты выступали до 80% жителей страны, то сейчас против — половина населения, а категорически за — лишь 25%. Только вот людей опрашивали социологи, а не политики, а правящая партия отказалась от дискуссий на эту тему и наложила вето на идею референдума о введении евро, заметив, что вступление в Евросоюз и подразумевало вхождение в еврозону.

Радуясь процессу, Домбровскис несколько лукавил, заявляя: «Что касается введения евро, надо признать, что пока моя единственная сделка — это снятие первой банкноты». На самом деле он проводил жесткую фискальную политику, осуществлял режим экономии, что привело к падению уровня жизни, но зато дало возможность выполнить маастрихтские критерии, позволяющие ввести евро. Речь о низком уровне инфляции, низком дефиците госбюджета, ограничении госдолга и других экономических показателях.

Фактически евро в стране ввели силовыми методами вопреки мнению народа. В 2009 году из-за падения уровня жизни в связи с мировым кризисом пало правительство Ивара Годманиса. Были массовые протесты, битие окон в центре Риги и переворачивание автомобилей. Но вот пришел молодой амбициозный Домбровскис, далекий от народных нужд, взращенный на физико-математическом факультете Латвийского университета, бывший сотрудник Института физики твердого тела. Методы физика и математика он и применил, регулируя социальную сферу. Надо признать: таких протестов как при Годманисе, больше не было. Что, впрочем, понятно: самая острая фаза мирового кризиса прошла. А евроскептикам Домбровскис с иронией напомнил: что же вы тогда бегали по банкам и срочно меняли латы на евро? Латвия ходила под тенью дефолта, но амбициозный физик ее отогнал.

Порадовались сейчас за Латвию и лидеры Евросоюза. Президент Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу напомнил: евро — сильная, надежная и стабильная валюта. «Я очень ценю усилия и заметные достижения Латвии для введения евро. Поэтому я хочу вам сказать: Латвия, добро пожаловать в еврозону!» — сказал он. Прислали поздравления лидеры Германии, Италии, Австрии и других стран.

Еще бы. Латвия — не Греция. В Латвии по сравнению с Грецией покорно переносят тяготы и лишения курса в фарватере Брюсселя. А если что не нравится — уезжают. Это греки привязаны к своей теплой курортной земле, а латыши эмигрируют, «голосуют» ногами. В 1990 году в период крушения проклинаемой местными патриотами «империи» население Латвии составляло почти 2,7 миллионов человек. А в начале 2013 года — чуть больше 2 миллионов. Сокращение составило более 24%, а в Риге — почти 30%. Эксперты считают, что в ближайшие десятилетия численность населения республики упадет еще на 24%. Но из-за кордона латышам рисуют благостную картину. Президент Франции Франсуа Олланд сообщил: «В еврозоне вы найдете пространство стабильности, солидарности и безопасности».

А вот американский экономист, лауреат Нобелевской премии Пол Кругман в своей колонке в «New York Times» продолжает порочить светлое евробудущее. «Так что же, кризис евро закончился? Нет, он не закончится, пока динамика долга не запоет дуэтом с внутренней девальвацией. Мы еще не заметили, чтобы хотя бы одна из стран, пострадавших от кризиса, достигла ситуации, когда меры экономии окупились сокращением долгового бремени», — экономически витиевато, но прозрачно предрекает лауреат. И зловеще поднимает палец: «Цена — экономическая, человеческая и политическая — будет огромной. И все это еще может развалиться».

Ну, да он американец, и неясно, где в нем говорит экономист, а где — геополитический ревнивец, защищающий доллар. В общем, нехай клевещет, если что. А в Латвии пока ажиотаж по обмену латов на евро, в банках — очереди. Но многие уже заметили то, что и предвещали эксперты: из-за перехода на евро выросли цены. Все происходит так же, как происходило во всех других странах, отказавшихся от своей национальной валюты. В Риге вспомнили об опыте Эстонии, которая вошла в еврозону ровно три года назад. Уже на этапе подготовки к введению евро в магазинах стали округлять цены в пользу роста, а при переоценке на евро рост стал еще заметнее. То же самое произошло в Латвии.

Евроскептиков огорчает не только это. Милый, милый лат, куда же он уходит? Национальная валюта радовала сердца патриотов с 1993 года, когда, наконец, избавились от рубля. Приверженность лату как национальному символу тоже была поводом для споров парламентских националистов с депутатами от «Единства» и возмущения на улице. У лата ведь такая славная история. Крушение Российской империи привело к его рождению, и существовал он до 1940 года. А крушение СССР — к возрождению.

Банк Латвии просто лелеял лат. Кроме традиционных монет выпустили обилие нетрадиционных, симпатичных, как елочные игрушки. Были и именно такие — с изображением разных полезных объектов и субъектов: «Рождественская ель», «Снеговик», «Петух», «Трубочист», «Шишка», «Жаба» и даже «Барон Мюнхгаузен». Были патриотические изображения на монетах: «Январь 1991», «90 лет Латвии», «Латвия — ЕС», «За свободу и демократию». И даже философские — «Монета судьбы», «Монета времени»… Однако националистов удалось переубедить, и время лата истекло.

Посмотрим, правы ли его апологеты. Президент Латвии Андрис Берзиньш говорит: «Введение евро, как бы негативно не оценивала его некоторая часть общества, принесет пользу предпринимателям. Например, положительно повлияет на рост прибыли, поскольку сэкономленные на конвертации валюты средства могут быть достаточно велики, чтобы создать позитивную базу».

Гм-м-м… Ладно. Министр финансов соседней Литвы Римантас Шаджюс мыслит более масштабно и тревожится: поскольку в Эстонии и Латвии евро уже есть, а в Литве нет, иностранные инвестиции могут обходить республику. «Введение евро в Литве будет уже необходимым условием для дальнейшего успешного развития экономики», — говорит он. Планируют переход на евро с 1 января 2015-го.

Что тут гадать? Греки, греющиеся в теплых солнечных лучах, прибалтам не указ. Прибалты привыкли экономить или «валить» из страны. А тут что-то вроде надежды. Ну, а мы посмотрим.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Денис Парфенов

Секретарь Московского горкома КПРФ, депутат Госдумы

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня