Политика

Росприроднадзор возбудился на алтайских архаровцев

Ведомство требует уголовного дела по скандальной охоте с гибелью баранов и вертолета Ми-171

  
5

Федеральная служба по надзору в сфере природопользования обратилась в Генеральную прокуратуру Российской Федерации с просьбой возбудить уголовное дело по факту скандальной охоты в Республике Алтай в январе 2009 года. Тогда помимо нескольких редких баранов — архаров, погибло еще и семеро высокопоставленных охотников. В том числе, вместе с рухнувшим вертолетом Ми-171 разбились полномочный представитель Президента в Государственной Думе Александр Косопкин и сотрудник аппарата Думы Сергей Ливишин. «Полномочия по контролю за сохранностью объектов животного мира, обитающих на территории Республики Алтай, осуществляет Комитет по охране, использованию и воспроизводству объектов животного мира Республики Алтай. Однако Комитет, в полномочия которого входит расчет ущерба и инициация возбуждения уголовного дела, проявил в данной ситуации бездействие», — говорится в сообщении пресс-службы Росприроднадзора. Какие перспективы будет иметь уголовное разбирательство, рассуждает член научного совета Московского Центра Карнеги Николай Петров.

«СП»: — Чем вызвано обращение Росприроднадзора: это действительно желание устроить чистку рядов, или формальное действие, которое необходимо сделать, чтобы стравить пар вокруг этого скандала?

— Скорее второе. С одной стороны, есть большая бюрократическая машина, которая долго крутится и выдает какие-то решения. Вполне возможно поэтому, что просто ведомство, которое должно предпринимать какие-то меры, их предпринимает, не имея в виду кого-то специально и серьезно наказать. А из-за того, что в противном случае им скажут, что они что-то упустили и не приняли мер.

Не думаю, что из этой истории VIP-браконьерства будут формировать какое-то серьезное уголовное дело. Тем более, что оно приведет к дополнительным кадровым решениям, плюс к тем, которые были. Уголовное дело заведут, но вскоре его закроют в связи со смертью кого-то из фигурантов. Никакого иного результата это не принесет, важно, чтобы это было оформлено как бюрократическое решение. Не дело Росприроднадзора принимать решение: наказывать или не наказывать. Их дело откликнуться, получив сигнал. А дальше — пусть прокуратура решает, и те, кто надзирает за прокуратурой, вмешивается в ее работу.

«СП»: — Высказывалось предположение, что после отставки Анатолия Банных, вице-премьер Республики Алтай, в ходе разбирательства, могут всплыть имена других чиновников, поскольку такая охота очень распространена. Теперь есть шанс, что имена всплывут?

— Практически нет. Смысл происходящего как раз заключается в том, чтобы соблюсти все формальные правила, чтобы нельзя было критиковать власть за то, что она не предпринимает каких-то действий. Смысл не в том, чтобы потянув за нити, начать раскручивать не только это дело, но и многие аналогичные дела, которые не привлекают общественного внимания, поскольку не привели к таким трагическим последствиям.

«СП»: — Сам факт охоты можно считать проявлением коррупции?

— Мы видим одну из сторон жизни бюрократической элиты и, конечно, это можно считать неформальными отношениями между представителями элиты федеральной и региональной. И не важно, это инициатива федералов или регионалов — понятно, что чиновники, связанные такого рода отношениями, не могут в полной мере выполнять свои служебные обязанности в случае, если возникает конфликт интересов между федеральным центром и, условно, республикой Алтай.

«СП»: — Нынешний скандал приведет к ограничению такого рода развлечений, или дело рассосется и забудется?

— Мы неоднократно сталкивались с тем, что возникали публичные скандалы с чиновниками. Например, как государственные чиновники и бизнесмены весело проводят время в Куршевеле. Были какие-то решения, но суть решений внутри бюрократической системы заключается в том, чтобы не очень привлекать внимание, не очень светиться. То, что произошло на Алтае, как я понимаю, ненормальный результат обычной практики. Не думаю, что эта практика исчезнет из-за одного скандального случая.

«СП»: — Мог бы Медведев волевым решением прекратить такие вещи?

— Медведев предпринимает усилия, чтобы ограничить какие-то негативно воспринимаемые, в особенности в ситуации кризиса, проявления такой золотой жизни бюрократической элиты. Не думаю, чтобы он хотел и был способен каким-то радикальным образом ограничивать эту самую элиту, потому что он ее представитель. Но сделать так, чтобы меньше ее действий были заметны и не играли роль столь сильного раздражителя для общества — в этом он, конечно, заинтересован.

«СП»: — Если бы в Штатах случилось что-то подобное, какими были последствия?

— При всех минусах и плюсах американской системы дело, которое возникло бы, уже сейчас привело к четким судебным решениям. Там в принципе возможность давления на судебную власть со стороны власти исполнительной меньше. Скандалы у американцев, пусть не такие яркие, связанные с использованием бюрократией своего положения, постоянно возникают. И если информация становится общественно доступной и привлекает всеобщее внимание, реакция бывает очень четкой, быстрой и жесткой.


Особенности краснокнижной охоты

Речь, напомним, идет о случае отстрела горных баранов — архаров, о котором стало известно после крушения вертолета 9 января в Кош-Агачском районе Республики Алтай. Тогда погибли 7 человек, в том числе, полномочный представитель Президента в Государственной Думе Александр Косопкин и сотрудник аппарата Думы Сергей Ливишин (вместе с другими должностными лицами Республики Алтай). Участник скандальной VIP-охоты на Алтае Анатолий Банных остался без работы.

В конце января Росавиация признала, что участники полета нарушали правила безопасности полетов. «Вертолет снизился до недопустимо малой высоты, и начался поиск и отстрел с вертолета и с земли горных баранов, — сообщает Росавиация. — При очередном заходе для поднятия на борт подстреленного горного барана вертолет столкнулся со склоном горы».

Только на поиски разбившейся машины из госказны уплыло 16 миллионов рублей, плюс стоимость вертолета МИ-171 — несколько миллионов долларов. Кстати, час аренды вертолета — 80 тысяч рублей, а лицензия на отстрел одного только алтайского козла, чьи трупы были обнаружены рядом с погибшей машиной, официально стоит 55 тысяч евро! Лицензию можно купить и в Москве, но на охоту лететь придется в… Монголию, ибо в нашей стране такая охота невозможна ни под каким соусом — закон не велит.

В России охота на краснокнижных животных — серьезное уголовное преступление, а применение воздушного судна — отягчающее обстоятельство. Карается наказанием: от штрафа «до 200 тысяч рублей» до ареста на срок до шести месяцев. Эти же деяния, совершенные с использованием своего служебного положения, либо группой лиц по предварительному сговору предусматривают уже штраф до 300 тысяч рублей и лишение свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности.

А дача взятки должностному лицу наказывается штрафом в размере от 200 до 500 минимальных размеров оплаты труда, либо исправительными работами до двух лет, либо арестом от трех до шести месяцев, либо лишением свободы до трех лет.

Фото: Максим Егоров

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня