Политика

Что значит молчание Путина?

Гадаем не только мы, но и Запад

  
65601

Больше того, на Западе давно привыкли к тому, что не только политики, но и просто публичные лица оглашают свою позицию по любому, мало-мальски значимому вопросу. Тем более, в критических ситуациях. Заявление первого лица государства в смутные времена обозначает ориентиры, сплачивает и мобилизует нацию, уничтожает поводы для слухов и, если надо, охлаждает горячие головы, в том числе в стане противника. Исторически скорость реакции на возмущения во внешней среде и верность принимаемых решений — один из первейших признаков, по которым группа — как её ни назови: стая, племя, нация — определяет вожака, лидера, руководителя. Так что, это ещё и тест.

Но это там, у них. У нас принято прямо противоположное. Молчим-с.

Ещё 24 февраля московский корреспондент газеты Los Angeles Times Кэрол Уильямс с удивлением (?) писала: «…Президент России Владимир Путин, который хранил молчание на протяжении всего украинского кризиса последних дней, скорее всего, столкнётся с возобновлённым стремлением Киева развернуться в сторону ЕС…»

В тот же день агентство Associated Press в материале «Беспорядки на Украине — серьёзный вызов Путину» сообщило из Москвы: «Оставив позади успешную Олимпиаду, президент Владимир Путин оказался перед тем, что может стать самым драматическим вызовом его правлению — как ответить на беспорядки на Украине, стране, которую он провозгласил жизненно важной для интересов России и которая является домом для миллионов русскоговорящих и местом размещения одной из главных баз российского военно-морского флота.

Некоторые на русскоговорящем востоке и юге Украины уже попросили Кремль о помощи в защите против того, что, как они боятся, станет насилием победивших протестующих, которые свергли украинского лидера, поддерживаемого Москвой. Путин воздержался от того, чтобы публично заявить о своей позиции по Украине во время Сочинских [Олимпийских] Игр. Но нарастающее давление может быстро поставить его перед жестким выбором — придерживаться дипломатии и оказаться перед риском потерять лицо внутри страны или открыть ящик Пандоры, вступив в драку."

И далее: «Перед лицом таких высоких рисков Путин хранит молчание, взвешивая свои варианты. Его премьер Дмитрий Медведев презрительно отозвался о новых украинских властях, сменивших Виктора Януковича, и поставил под сомнение их легитимность. Но он не сказал, какие действия может предпринять Россия для защиты своих интересов».

А вот как ту же картину видит московский корреспондент агентства Reuters Элизабет Пайпер (24 февраля, «Россия говорит, что не будет иметь дела с „мятежниками“, взявшими власть на Украине»): «В то время как президент Путин всё ещё греется в лучах успеха России на Зимней Сочинской Олимпиаде, на помощников было переложено разрешение кризиса, который стал развиваться не так, как он [Путин] хотел, и который снизил российское влияние на Украине.

Молчание Путина относительно падения Януковича заполнилось обвинениями со стороны его союзников о предательстве на Украине, о заговоре, организованном Западом, и предположениями о возможности раскола бывшей советской республики с 46-миллионным населением и гражданской войны на её территории".

Но когда вы помалкиваете, версии ваших планов, намерений и мотивов вашими заклятыми друзьями будут выдвигаться какие угодно — вплоть до самых идиотских. Как, например, в материале агентства Bloomberg «Молчащий Путин учится на своих киевских оплошностях, чтобы восстановить влияние», где излагается версия о том, что сейчас Путин молчит, якобы, чтобы не повторить свою ошибку 2004 года, когда он поздравил Януковича ещё до завершения подсчёта голосов. Ерунда всё это! От Путина было не дождаться заявлений ни по Бирюлёву, ни по Манежке, ни по Крымску, ни по Пугачёву.

Или вот материал московского корреспондента New York Times Стивена Ли Майерса под названием «Разрастающийся кризис на её заднем дворе заводит Россию в западню»: «…Сам г-н Путин не сделал ни одного публичного заявления по беспорядкам на Украине… Это совпало с окончанием Зимних Олимпийских Игр в Сочи, которые чиновники здесь отмечали как доказательство возникновения новой, могущественной и гордой России спустя почти четверть столетия после распада Советского Союза».

И: «…Результатом молчания Путина стало замешательство относительно российской политики, даже когда кризис на Украине придвинулся ближе к границам России и породил озабоченность о геополитическом и экономическом влиянии Украины на её соседа. Россия может потерять то, что она считает не только сферой своего влияния, но и частью своей политической, социальной и исторической идентичности. На данный момент стратегия г-на Путина на сохранение российского влияния в стране, где у Кремля глубокие интересы — от крупнейшей военной базы до газопроводов… остаётся неизвестной и полной рисков».

Ли Майерс продолжает: «Хотя, возможно, самым эффективным оружием г-на Путина является время, чтобы просто сидеть в сторонке и наблюдать, как Запад получает в свою собственность экономику, находящуюся на грани коллапса… В отсутствие ясного заявления о намерениях России восприятие её стратегии формируется слухами, крикливыми сообщения государственных СМИ и заявлениями законодателей, обещающих солидарность с этническими русскими на Украине и задающих вопрос о принадлежности России Крыма, который был в 1954 году передан Советским Союзом Украине».

Как ни крути, но молчание первого лица страны при нынешних обстоятельствах выглядит непонятным, необычным и странным. В конце прошлого столетия перед тем, как развязать войну в Югославии, но когда о войне речи ещё не шло, Вашингтон без малейших на то оснований назначил сербов «агрессорами» в гражданской войне в их же собственной стране. Тогдашний президент США Билл Клинтон моментально провозгласил, что из ранее твёрдо обещанной американцами экономической помощи Югославии сербы не получат «ни единого медного пенса» (Not one red penny!); вся помощь будет направлена другим этническим группам.

Что мешает нам аналогичным образом уже сейчас недвусмысленно и без экивоков заявить хотя бы такое: «Ни одного медного пенса бандеровским националистам, совершившим государственный переворот!» или «Вся наша помощь достанется исключительно тем регионам, руководство которых сохранило свою легитимность по конституции Украины, действовавшей до переворота!»? Это же не объявление войны и не вмешательство во внутренние дела «незалежной», а просто разумное решение о суверенном распоряжении российскими миллиардами долларов, которым в противном случае найдётся гораздо лучшее применение внутри России. И ни ЕС, ни Штаты, ни МВФ к принятию такого решения не могут и не должны иметь отношения! Пусть расхлёбывают сами то, что заварили! Но на Западной Украине!

И, ради всего святого, не надо ждать 16 марта, когда закончатся Паралимпийские Игры!

Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Метцель

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня