Севастопольский счет

Европа и США приберегли жесткие санкции на случай, если Россия Крымом не ограничится

  
13443

США и Европа в связи с референдумом в Крыму усиливают совместное давление на Россию или, по крайней мере, стараются изобразить готовность оказать такое давление. Так, президент США Барак Обама 17 марта подписал исполнительный приказ о блокировке активов и введении визовых ограничений в отношении 7 российских и 4 украинских граждан. Их американские власти считают ответственными за действия России в Крыму.

В «черный» список белого дома попали: помощник президента РФ Владислав Сурков, советник президента РФ Сергей Глазьев, депутаты Госдумы Леонид Слуцкий и Елена Мизулина, сенатор Андрей Клишас, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, вице-премьер Дмитрий Рогозин, премьер-министр Крыма Сергей Аксенов, глава Верховного совета Крыма Владимир Константинов, инициатор создания организации «Украинский Выбор», бывший глава администрации президента Украины (2002−2005) Виктор Медведчук, президент Украины Виктор Янукович.

— Расцениваю решение Вашингтонской администрации как признание моих заслуг перед Россией, — в свою очередь Владислав Сурков так прокомментировал «МК» эту новость. — Это большая честь для меня. Счетов за рубежом не имею. В США меня интересуют Тупак Шакур, Аллен Гинсберг и Джексон Поллок. Для доступа к их произведениям виза не нужна. Так что ничего не теряю.

Первый вице-премьер Крыма Рустам Темиргалиев заявил, что введение США санкций в отношении Аксенова и Константинова никак не отразится на решении Крыма присоединиться к России.

— Мне непонятно, неужели нужно вводить санкции в отношении лидеров республики, которые пользуются поддержкой 97% населения? — сказал он.

— Товарищ Обама, а что делать тем, у кого нет ни счетов, ни собственности за границей? Или Вы об этом не подумали? - так в Твиттере на санкции США отреагировал Дмитрий Рогозин.

Интересно, что на следующий день эти же самые люди, правда, за исключением Януковича, попали в «черный» список Канады. Вице-премьер Рогозин на Фейсбуке прокомментировал эту новость так: «А вот и заднескамеечники подтянулись…».

Запрет на въезд и замораживание активов в отношении 21 должностного лица из России и Украины одобрил и Совет ЕС. В европейский «черный» список вошли российские сенаторы Виктор Озеров, Владимир Джабаров, Андрей Клишас, Николай Рыжков, Евгений Бушмин, Александр Тотоонов, Олег Пантелеев, а также депутаты Госдумы Сергей Миронов, Сергей Железняк, Леонид Слуцкий. Также в список вошли военачальники: командующий Черноморским флотом РФ Александр Витко, командующий войсками Западного военного округа Анатолий Сидоров, командующий войсками Южного военного округа генерал-полковник Александр Галкин.

В европейском списке восемь представителей Крыма: премьер Сергей Аксенов, глава госсовета Владимир Константинов, первый вице-премьер Рустам Темиргалиев, а также Денис Березовский, Алексей Чалый, Петр Зима, Юрий Жерецов, Сергей Цеков.

В целом санкции ЕС и Белого дома к российским официальным лицам у самих чиновников вызвали только недоумение и иронию. Эксперты сходятся во мнении, что Евросоюз, опасаясь серьезных экономических последствий в первую очередь для себя, скорее всего, будет избегать каких-либо масштабных и жестких санкций к РФ и продолжит маневрирование. А если еврочиновники и решатся на расширение «черного» списка и на введение каких-либо экономических запретов, то лишь для того, чтобы «сохранить лицо». Это же касается и США.

Заместитель гендиректора Центра политической информации Алексей Панин замечает, что практика введения списков невыездных говорит лишь об одном — масштаб международной политики мельчает.

— Давно говорится о том, что ввести эффективные, масштабные и жесткие санкции в отношении российских официальных лиц или компаний представителям Евросоюза и США будет достаточно сложно. Потому что это, как не раз подчеркивалось, будет встречено ответным движением, а, следовательно, ударит по той же экономике ЕС и США.

С этой точки зрения интересно взаимодействие США и Евросоюза в рамках выработки единой политики в отношении санкций. Дело в том, что ЕС имеет несоизмеримо больший потенциал сотрудничества с Россией, в конце концов, от российских газовых поставок, пусть даже на 30 процентов, США не зависят. И получается ситуация: с одной стороны, США педалируют тему санкций, пуская своих «цепных псов» в роли Маккейна, которые рады заводить одну и ту же песню, о том, что Россия — страна с имперскими амбициями, с другой — давит на Евросоюз, чтобы он вводил свои санкции.

Только проблема в том, что для Евросоюза это гораздо опаснее и экономически более накладно. Получается, что Америка себя не очень добросовестно ведет не только в отношении России, мы-то к этому привыкли, но и в отношении Евросоюза. По большому счету, под шумок — под санкции, США пытается просто выдавить европейские компании с тех российских рынков, на которых эти самые европейские компании конкурируют наравне с американскими.

Здесь же ответ на вопрос по поводу серьезности готовящихся санкций. Скажем, сами представители компании «Эксон Мобил» признаются кулуарно, что двери Конгресса они едва ли не ногой открывают. Дело в том, что компания существует давно, топ-менеджеры там работают десятки лет, а конгрессменов же периодически переизбирают. И здесь понятно, что не учитывать интересы бизнеса не будет ни один политик, в противном случае его электоральные перспективы резко снизятся. Поэтому политический истеблишмент, как США, так и Европы, вынужден слушать свои компании, которые крайне заинтересованы в том, чтобы работать с Россией, независимо от ситуации в Крыму или любых других политических конфликтов.

Откровенно говоря, практика введения таких списков невыездных в масштабах «реальной политики», вся эта возня — производит удручающее впечатление, и говорит о том, что международная политика мельчает. И введение ответного списка с точки зрения имиджа не представляется необходимой мерой внутри страны, просто потому что рейтинг президента на фоне крымских событий достиг максимума. И ответ РФ на эту мелкую возню США и Европы не имеет смысла, потому что не повлияет на электорат.

Но в международном плане Россия не имеет права подставлять «вторую щеку», и по практике предыдущих конфликтов с США — в рамках того же «списка Магнитского», можно с осторожностью прогнозировать, что какой-то список с нашей стороны будет, причем в прессе уже несколько раз была такая информация.

Руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев замечает: Запад неверно оценивает ситуацию, полагая, что Россия может не остановиться на Крыме и пойти вглубь Украины, поэтому пока выбраны персонифицированные санкции.

— Ситуация очевидная: если Россия для США — это торговый партер во второй и третьей десятке, то для многих стран Европы РФ — это партнер, которого не хотелось бы потерять. Как показывает практика, действия США против России не возвращаются к США бумерангом, в то время как действия стран ЕС против России именно бумерангом к ним и возвращаются. Поэтому ЕС предпочитает длинный путь, который я бы назвал санкциями против конкретных лиц, а у США может быть другая точка зрения — санкции против России. Что не одно и то же.

К тому же еще до крымского референдума глава МИД Испании говорил о такой возможной санкции, как отказ россиянам в выдаче шенгенских виз. Но возникает вопрос: кто от этого потеряет больше: страны Европы и Испания в частности, которые лишились бы притока российских туристов, либо россияне, которые вместо Европы выберут тот же Крым?

Надо сказать, что любые меры, которые затрагивают рядовых граждан, способствуют лишь консолидации граждан вокруг темы противостояния Западу. То есть такие меры дают дополнительную пищу нашей пропаганде и аргументы для тех, кто говорит о некоей русофобии западного мира. Поэтому с точки зрения как экономической ситуации в странах ЕС, так и ситуации формирования общественного мнения в России, лучше на этом этапе персонифицировать эти санкции, чтобы в России не было стокгольмского синдрома. Условно говоря, если санкции касаются и меня и 21 чиновника, то я могу воспринимать этих людей как товарищей по несчастью. А вот запрет на въезд и заморозка активов отдельных лиц не ухудшает моего отношения к Западу.

На самом деле Америка не хочет «железного занавеса». Тем более что в наше время на Западе нет таких лидеров как Рональд Рейган или Маргарет Тэтчер, которые могли бы провести жесткую линию. Сейчас же все надеются о чем-то договориться.

Что же касается возможных экономических санкций, то пока мы прошли лишь первую часть пути: Крым стал независимым. Вторая же часть «марлезонского балета» — вхождение Крыма в состав РФ, — пока не началась. Хотя для российских экспертов очевидно: Россия остановится только на Крыме, а разговоры об остальном — это всего лишь средство давления, но на Западе не понимают, на чем Россия остановится: не присоединится ли к Крыму Донбасс, где русских тоже большинство? На Западе полагают, что ситуация может ухудшиться, и по мере этого ухудшения стоит ужесточать санкции.

«СП»: — На ваш взгляд, Россия может ответить Западу своим списком невъездных политиков?

— Я уже пошутил на Фейсбуке, что в качестве ответных мер, мы можем заморозить счета сенаторов, конгрессменов и президента Обамы в российских банках и отнять у них недвижимость на территории России. Я думаю, что у России есть только один аргумент — наличие ядерного оружия. Тем более что есть уже заявление вице-премьера Рогозина о его возможном использовании, есть рассуждения телеведущего Киселева о превращении США в радиоактивную пыль. Все остальные меры — это некая программа «must be», но она никак не влияет на Запад и на западную общественность, а вот «помахать» атомной бомбой — это действительно круто.

Справка «СП»

14 марта европейские СМИ опубликовали предварительный список, который включал в себя около 130 имен высших российских чинов, среди которых министр обороны Сергей Шойгу, директор ФСБ Александр Бортников, руководитель администрации президента Сергей Иванов, глава Совета национальной безопасности Николай Патрушев, председатель комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков, телеведущий Дмитрий Киселев, а также председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер и президент «Роснефти» Игорь Сечин. Однако европейские чиновники ограничились только 21 фамилиями.

Напомним, что ранее на внеочередном саммите Евросоюза была достигнута договорённость о создании трех этапов экономических санкций в отношении России. Первый пакет санкций, уже принятый лидерами ЕС 6 марта, затормозил переговоры об упрощении визового режима и расширении торговли и экономического партнерства с Россией. Кроме того, ЕС приостановил подготовку к саммиту G-8, который должен был пройти в июне в Сочи. Второй пакет предусматривает заморозку активов лиц, ответственных «за нарушение суверенитета Украины» и окончательное утверждение визовых ограничений против ряда российских чиновников.

И третий этап — сам жесткий — предусматривает экономические санкции. Пока официальной информации относительно этого пакета мере нет, но, как сообщают СМИ, еврочиновниками неофициально обсуждается: ограничения доступа России к европейской финансовой системе, сокращение европейских инвестиций в российскую промышленность и энергетику, запрет на продажу России европейских вооружений, а также возможности наложения на «Газпром» штрафных санкций со стороны европейских антимонопольных ведомств. Есть информация, что возможность применения третьего пакета санкции будет рассмотрена в скором времени на саммите на саммит ЕС, который пройдет 20−21 марта в Брюсселе

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Судаков

Политолог-американист, профессор Академии военных наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня