18+
четверг, 25 мая
Политика

Кирилл Кабанов: У Евсюкова снесло крышу после того, как он лишился «крыши»

Сдвиг в психике майора случился сразу вслед за отставкой начальника УВД Южного округа Владимира Агеева и его зама Олега Барышникова

  
34

Майор милиции Денис Евсюков, расстрелявший людей в московском супермаркете, не сожалеет о своих действиях, пишет газета «Известия» со ссылкой на неназванные источники в ГУВД столицы. «Когда через три часа после происшествия к Евсюкову в камеру вошел следователь и спросил: „Чего же ты натворил?“ — Евсюков спокойно ответил: — А я нисколько не раскаиваюсь. Вслед за мной паровозиком пойдут мои начальники — Барышниковы и Агеевы», — пишет газета. Источники «Известий» говорят, будто Евсюков был очень коррумпированным милиционером, снабжавшим деньгами высокопоставленных покровителей — начальника УВД Южного округа Агеева и его заместителя Барышникова. О том, насколько прогнила московская милиция, рассуждает председатель Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов.

«СП»: — Кирилл, система, описанная в «Известиях» (см. ниже) распространена в Москве повсеместно?

— К сожалению, не только в Москве, и не только в МВД. Эта система является ни в коем случае не детищем МВД. Она трансформируется из общей коррупционной практики государственного управления. Совершенно правильно говорится, что строится вассальный бизнес по принципу: ты собираешь дань, часть приносишь мне, часть — оставляешь себе. В этой системе профессионалы, которые идут на противодействие таким отношениям, не нужны. Есть примеры, когда многие сотрудники МВД попадают под давление других спецслужб, их арестовывают. Если они вступают на тропу войны и системой. Поэтому многие сотрудники правоохранительные органов говорят: зачем бороться с системой, когда с нее можно что-то получить, а бороться с ней бесполезно.

Система идет сверху донизу. Кто-то становится доверенным нукером, как вот Евсюков. Не стоит забывать, что Евсюков приехал из Курска, у него там корни, как и у Агеева. Но Агеев тоже был не самостоятельной фигурой, система была выстроена вверх. Здесь обрубается некая история, связанная с господином Прониным, который привел Агеева. Про Агеева все знали, что он — человек Пронина. То есть система идет дальше. Хорошо известно, что со стороны руководства МВД к ГУВД Москвы была масса претензий. Но почему не был снят господин Пронин, хотя разговоры об этом ходили давно, и об этом знало руководство МВД? Да? Дальше цепочка идет другая, которая не связана с системой правоохранительных органов, а связана с системой общего управления…

«СП»: — Вы намекаете на мэрию, на Лужкова?

— Конечно. Пронин выстроил хорошие отношения — личные, какие угодно — с Лужковым. То есть отношения строятся не по принципу профессионализма. А по принципу удобства использования человека, например, для извлечения личной прибыли.

«СП»: — Скажите, о каких финансовых потоках идет речь?

— Я единственное, с чем не соглашусь — что должность начальника ОВД стоила 25 тысяч долларов, как пишут «Известия».

"СП": — А сколько она стоила?

— По нашим данным, которые мы получили в результате закрытых опросов, цена доходила до 100 тысяч долларов.

«СП»: — А сколько стоят должности выше?

— Более высокого уровня посты — скажем, ФСБ, администрация президента — могут «по прайсу» доходить и до шестизначных цифр. От миллиона долларов — и выше. Понятно, в этом случае человек начинает думать, как эти затраты окупить.

«СП»: — Это система выкачивания денег снизу наверх, а наверху сколько концентрируется в месяц?

— Очень сложно говорить, сколько концентрируется наверху. Когда мы оценивали общий рынок коррупции, рынок МВД — не первый. Круче исполнительные органы власти. Потому что они имеют доступ к перераспределению бюджетных средств. Могу, кстати, сказать, что эта система пошла в свое время от таможенных органов. С этой системой мы впервые столкнулись в 1990-е годы.

«СП»: — Вы не сказали, какие размеры коррупционного рынка МВД?

— Если брать общий коррупционный рынок как 300 миллиардов долларов в год, мы считаем, МВД занимает от 20 до 30 процентов. 300 миллиардов считаются очень просто — от перераспределения бюджетных средств, использование ресурсов природных и естественных монополий, это Дорожный фонд, различные социальные проекты, плюс неэффективное управление федеральной собственностью.

«СП»: — Если вернуться к московской милиции, и ранжировать схемы незаконного получения денег, каким будет топ-лист?

— Прежде всего, это крышевание финансовых потоков. Обираются банально рынки. Рынки у нас находятся под диаспорами. Когда приходит милицейская проверка, она может найти массу нарушений. Не только потому, что виноваты сами торговцы, а потому, что так устроено законодательство. Если находят массовые нарушения, могут последовать санкции вплоть до приостановки деятельности рынка. Дальше происходит следующее: милиция договаривается с представителями диаспоры и администрацией рынка, на основании этих договоренностей определяется сумма, и с каждого торговца сама администрация банально собирает деньги. И больше рынок проверками не трогают, а если таковые случаются, предупреждают о них заранее.

Поток с одного рынка составляет несколько сотен тысяч долларов в месяц.

Вторая тема — участие в рейдерских захватах. Только что мне стало известно, что против одной из компаний, которые нам помогала, и давала интервью против рейдерского захвата, возбуждаются уголовные дела, причем одно из этих дел — в Южном административном округе Москвы.

Плата за возбуждение одного уголовного дела — от 50 тысяч долларов до 100 тысяч.

Эта тема является межведомственной, поскольку «операторы» — не только сотрудники МВД, но и сотрудники прокуратуры и судьи.

Третье место — закрытие уголовных дел.

«СП»: — Вы, кстати, согласны, что 5 тысяч долларов Евсюков мог брать за закрытие дела о пропавших без вести?

— За опознание трупов? Я вообще не слышал таких цен. Это как минимум 20−30 тысяч долларов, но ни в коем случае не 5 тысяч. Может быть, 5 тысяч доставалось самому Евсюкову.

«СП»: — А за закрытие уголовного дела сколько берут?

— Где-то от 50 тысяч долларов и выше, в зависимости от дела. То есть все эти схемы действительно существуют. И то, что сейчас делает руководство МВД — оно начинает зачищать целую систему, начиная с ГУВД. Насколько это удастся — большой вопрос. Поскольку указ был подписан быстро, не обошлось, видимо, без желания президента Дмитрия Медведева.

Но, к сожалению, система прогнила в глобальном смысле, она встроена в систему коррупционного бизнеса.

«СП»: — Сейчас мы к этому вернемся. Чтобы закрыть тему с расценками, сколько мог получать Евсюков в месяц на посту начальника ОВД?

— Я думаю, он зарабатывал не меньше 50 тысяч долларов в месяц. Это минимальная сумма.

«СП»: — И что с этим всем делать?

— Вопрос в том, что мы глобально болезнь не лечим. До сих пор не выстроена идеология государственной службы. Если взять историю с Евсюковым, она хорошо характеризует сложившуюся систему. Милиционер не чувствует, что он защищает интересы гражданина и общества. Он защищает интересы начальника, он его вассал, который отдает ему часть ренты, а часть ренты вассальной оставляет себе. Общество для него — это враг и противник, поскольку в любой момент ему могут дать команду «фас!» Представители бизнеса для него — кормушка. То есть проблема идеологическая. Если ты начальник, то должен отбирать, а не защищать.

Мы не растим карьерных чиновников. Смыслом службы должна быть карьера, а не покупка должностей. Для этого должны быть стимулы, не только заработная плата. Это огромный социальный пакет, который распространяется и на детей, гарантированный выход на безбедную пенсию, всеобщий почет и уважение. Этого нет. И когда мы говорим, что антикоррупционные меры должны быть карательными — ни в коем случае. Они ничего не дадут, только временный эффект, а дальше будет опять загнивание.


Что написали о Евсюкове «Известия»

Говорят, что своей карьерой Денис Евсюков обязан отцу Виктору Евсюкову и бывшему начальнику московской милиции Владимиру Пронину. Его отец приехал в Москву из Курской области задолго до Пронина — в середине 70-х. Дослужившись до начальника Отдела вневедомственной охраны Юго-Восточного округа, возможно, посодействовал поступлению сына в Московский институт МВД, а затем устроил его к себе в ОВО. Денис проработал там всего полгода. Запомнился тем, что за это время написал два десятка рапортов, из-за которых уволили «по статье» несколько сотрудников. Скорее всего, именно по этой причине отец и попросил сына поискать другое место. Денис обиделся и в дальнейшем избегал разговоров об отце.

— Много пишут, что он пил, зашивался, кодировался! Это ложь, — вспоминает старший оперуполномоченный Андрей Романов. — Он вообще не пил. Точнее, знал с кем пить и ради чего. В то время оперативно-розыскной отдел возглавлял Сергей Соловьев. Он был слаб по части спиртного. Евсюков это четко просек и частенько захаживал к нему в кабинет с бутылкой. Если бы не захаживал, быстро бы вылетел из отдела. Потому что как оперативник он был совершенно нулевой. Зато стукачом оказался отменным.

Вскоре Соловьев назначил Евсюкова своим заместителем. А в 2004 году Соловьев ушел на пенсию, и отдел возглавил Денис.

— У нас в Южном округе начальником становится тот, кто «отчисляет» деньги «наверх», — рассказывает Романов. — Евсюков хорошо усвоил это и регулярно носил «конвертики» своему покровителю Олегу Барышникову, который в то время возглавлял окружной уголовный розыск (ОУР). Показатель раскрываемости — вещь второстепенная. В верхах ценится тот, кто умеет добывать деньги. Евсюков начал с того, что завел двух «молодцов», которые «трясли» для него киоски. Затем он начал брать деньги с родственников тех, кто объявлен в розыск. К примеру, человек числится в розыске много лет. Он вызывает родственника и предлагает закрыть дело за $ 5 тыс. Родственник опознает неизвестный труп — и находящийся в розыске по документам мертв: можно распоряжаться квартирами, прочим наследством, получать пенсию…

Коллеги Евсюкова убеждены, что у него было два высоких покровителя — Олег Барышников, ставший впоследствии заместителем начальника УВД Южного округа Москвы, и непосредственно сам начальник УВД Виктор Агеев. А еще, пишут «Известия», они абсолютно не верят, что в Южном округе можно продвинуться по службе, если ты просто честно служишь.

— Только за деньги, — уверяет корреспондента газеты действующий оперативник. — В 2005 году, когда Евсюков стремительно зашагал вверх по служебной лестнице, должность начальника криминальной милиции стоила 15 тысяч долларов, начальника ОВД — 25 тысяч долларов. То, что Евсюков тогда так резко скакнул наверх, свидетельствует, скорее, о том, что его финансовые дела пошли в гору.

Став начальником криминальной милиции, Евсюков приумножил свои доходы.

— Собирать дань с гастарбайтеров и трясти киоски стало для него мелковато, — рассказывает «Известиям» источник. — В новой должности он обирал уже фирмы, магазины, предприятия.

За деньги закрывал дела, отпускал убийц. Тогда же при задержании одного чеченца ему в руки попал пистолет, из которого убили двух сотрудников милиции. Сейчас с этим разбирается следствие. Есть подозрение, что чеченец откупился, а пистолет Евсюков оставил себе.

В ноябре 2008 года руководство УВД Южного округа делает странные перестановки. Начальника ОВД «Царицыно» полковника Вячеслава Воронцова отправляют в ОВД «Нагатинский затон», а на его место ставят 31-летнего майора Дениса Евсюкова.

— Для полковника это понижение. ОВД «Нагатинский затон» был на 13-м месте по раскрываемости преступлений, а «Царицынское» ОВД — на четвертом, — рассказывает «Известиям» источник. — О том, что полковник не устраивал руководство округа в смысле результативности работы, смешно говорить. Скорее, он его не устраивал в плане заноса «бабла».

Евсюков, возглавив ОВД «Царицыно», всего за четыре месяца (с ноября по февраль) спустил отдел с 4-го на 13-е место по раскрываемости преступлений.

(По материалам газеты «Известия»)

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня